Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Торнякалнское общество взаимопомощи 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Торнякалнское общество взаимопомощи
Торнякалнское общество взаимопомощи

На улице Алтонавас в Торнякалнсе стоит большой трёхэтажный дом с залом — бывшее здание Торнякалнского латышского общества взаимопомощи. До Первой Мировой войны, внёсшей столько смуты в жизнь Риги, именно там находился один из центров общественной жизни района.

Само общество образовали 60 местных, собравшиеся 3 июня 1880 года, произнёсшие речь, спевшие народные песни и решившие не оставлять друзей в беде, если таковая наступала, а также помогать целесообразному проведению досуга и образованию детей. Оно не было первым в округе — «Cerība» появилось ещё в 1867 году — зато вскоре стало самым популярным: к началу века число членов превысило две с половиной тысячи, и тогда уже не к лицу им стало ютиться по разным арендованным помещениям.

Участок на нынешнем месте был приобретён в 1900 году, дом по проекту Яниса Алксниса начали возводить по прошествии трёх лет. В новых помещениях разместили большой театральный зал, буфет, различные подсобные помещения и детский сад. Вновь открылись и школа, открытая ещё в декабре 1881 года, и публичная библиотека, одна из крупнейших в Латвии. Она хранила 868 латышских и 444 русские книги, школьная же — 517 и 279 соответственно. В 1911 году в стенах дома была учреждена и касса кредитования.

Как и подразумевалось при основании, общество способствовало различной полезной деятельности, такой как перевозка останков Кришьяниса Валдемарса из Москвы в Ригу, строительство памятника павшим русским войнам на Луцавсале и так далее. Оно же отправляло своих членов в числе делегации в Петербург, организованной Рижским Латышским обществом ради поклонения останкам Александра II и удостоверения преданности латышей его потомку, и по хвойной дороге провожало генерала Тотлебена.

После войны организацию частично восстановили, но теперь лишь как кассу взаимопомощи. В зале представления устраивали другие организации, с 1922 по 1927 год там располагался Торнякалнский театр. На месте школы в 1930 году открылась городская 32-ая основная школа, а потом там объединилось ещё много разных небольших школ, пока в 1961 году там не обосновалась 36-ая восьмилетняя школа. Наконец, в 1990 году весь дом передали молодёжному центру.

56° 55' 31" N 24° 52' 3" E

Торнякалнс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Выставки
  3. Районы

В 1483 году рижане построили дозорную башню из красного кирпича примерно за нынешней станцией Торнякалнс. Оттуда и пошло: гора у башни, «Torensberg» по‑немецки. Башня была шестиэтажным готическим зданием, её окружали жилые домишки поскромнее, деревянные. Когда в 1621 году Ригу осаждали шведы, они построили несколько редутов на левом берегу. Остальные потом развалились, но Коброншанц остался и, более того, при расширении в 1642 году ему жертвовали ставшую лишней Красную башню.

Есть и другая версия. В газете «Rigaer Tageblatt» за 12 декабря 1901 году анонимный автор упомянул жившего там в XVIII веке Андреаса Торена, который тоже мог дать название посёлку: часто в истории нашего города встречаются топонимы, происшедшие от фамилий. Он же указал на Торенский трактир в работах Броце, однако вполне возможно, что человек получил свою фамилию от названия места, а не наоборот.

Как бы то ни было, Торнякалнс существует довольно давно, в XVII веке там были уже два отдельных посёлка: один у башни, центр другого сейчас на картах обозначает улица Вея. В состав Риги его тоже включали в две очереди: в 1786 и 1828 годах. Населяли местность тогда, в основном, перевозчики через Даугаву, а как необходимость в них отпала, так и поддался Торнякалнс промышленному напору.

56° 55' 39" N 24° 53' 5" E

http://www.arhivi.lv/sitedata/… — каталог выставки о Торнякалнсе, прошедшей в 2001 году

Парк «Аркадия» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Āgenskalns
  3. Парк Аркадия
  4. Сады и парки

В конце XVIII века торговец Андреас Торен построил себе дачу на высоком холме, дополнив её 1,1 гектарами парка. С 1852 года усадьбой владел прусский генконсул Кристиан Верман, который стал заниматься выращиванием пальм и абрикосов для души, а не для кошелька. Но вскоре консул скончался, а его семье не было никакого дела до экзотических растений покойника.

Для кошелька парк стал использовать купец Карл Клейн, купивший землю со зданиями в 1885 году. Новый владелец открыл кегельбан в здании усадьбы, летний театр, который сдавал латышским актёрам, устроил трактир и окончательно забыл о парке. Но и этот этап истории был омрачён: сначала Клейн был вынужден сдать часть владений купцу Петру Цветкову, а в 1894 году — распрощаться с ним насовсем в пользу Рижского Ипотечного общества.

1938 год. Эстрада парка «Аркадия». Фото из журнала «Latvijas architektūra»

В 1896 году парк купила Рижская дума: его тогда оценили в 26 446 рублей и 28 копеек. Город, конечно, следил, чтобы насаждения содержались в порядке, но тоже был ограничен в средствах, что вынудило властьпридержащих сдать Торнякалнский парк — так его назвали — в аренду пивоварне «Waldschlößchen» за полторы тысячи рублей в год, предварительно немного расширив. Впрочем, пивовары заботились куда лучше Клейна, хотя приоритеты были те же: ресторан, музыкальные и танцевальные вечера с фейерверками. Чтобы случайные посетители не могли попасть на балы и концерты, часть территории обнесли забором. Нынешнее здание ресторана, два раза горевшее и бывшее то кинотеатром, то выставочным залом, построено в 1910 году. Кстати, именно оно изначально носило имя «Аркадия», после Первой Мировой войны перешедшее ко всему парку.

В Торнякалнском парке конца рубежа XIX и ХХ веков общественная жизнь била ключом: проходили не только обычные увеселительные мероприятия, но и другие, порой незапланированные события: балы пожарных, певческих и благотворительных обществ, митинги революционно настроенных рабочих, а во время Первой Мировой войны в парке даже разместились курземские беженцы со всем скотом.

1950-ые

Не только благодаря своему природному живописному расположению и шумным праздникам, но и как следствие усердия садовников парк процветал и нравился рижанам. Первым, как обычно, его переделал Георг Куфальдт в начале ХХ века, к тому же очень кстати пришлось решение Джорджа Армистеда, мэра Риги и патриота Торнякалнса, изменить русло речки Марупите. В 1902 году её повернули вглубь парка, построили дом садовника, мостики и водопад, прозванный «Рижской Иматрой» по аналогии с финским водопадом на реке Вуоксе. Андрейс Зейдакс продолжил дело своего учителя в 1926 году и опять кое‑что переделал: вырубил часть деревьев, чтобы сделать парк светлее, на горе поручил архитектору Паулсу Кундзиньшу построить эстраду, по обыкновению посадил многолетние растения и прочими способами исправил недостатки, замеченные в работе Куфальдта. Мастер не изменил своему стилю: появились и лестницы, и опорные стенки, и детская площадка.

В те давние годы в «Аркадию» художники приходили за вдохновением: его воспели на холсте и Вилхелмс Пурвитис, и Отто Скулме, и Карлис Убанс, и сколько ещё неизвестных живописцев! До Второй Мировой войны в прудах даже плавали лебеди, один так и назывался: Лебединый пруд. Но пруды обмелели, даже щуки, водившиеся в водоёмах, стали задыхаться — Марупите следовало основательно почистить. Так в 1951 году и сделали — лебеди вернулись, рыбы выжили, открылись платные пляжи с катамаранами. Парк возродился.

Продолжались танцы, музыка, веселье, острые конфликты вплоть до вмешательства милиции. После 1987-го парк получил ещё и политическое значение: его облюбовали активисты из Клуба защиты среды, произносившие свои пламенные речи в духе Третьей Атмоды.

В начале 90‑ых вновь парк чуть не превратился в болото из-за засорившейся Марупите; к счастью, её вовремя почистили. С тех пор, кажется, парк живёт мирной жизнью, без перемен, не считая сгоревшей в 2000 году эстрады. Десять-пятнадцать минут ходьбы отсюда, и Вы уже в самом центре столицы, но «Аркадия» по сей день напоминает настоящую, греческую Аркадию: спокойную гористую местность, где в мифах боги встречались с людьми…

56° 55' 55" N 24° 51' 3" E

Мельница святой Марии 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Johann Brotze
  2. Torņakalns
  3. Āgenskalns
  4. Исчезнувшее
  5. Мельница святой Марии
  6. Мельницы

Речь пойдёт о первом известном здании будущего Агенскалнса и всего левобережья, построенном ещё в 1226 году. Оно играло и тактическую роль: при нападениях первые бои часто происходил именно там, а позднее, если враг подступал к Коброншанцу, то открывали плотину и вода гнала неприятеля прочь. Так случилось в 1656 году с войском царя Алексея Михайловича.

Изначально её построил Домский капитул, коллегия высшего лифляндского духовенства. В его руках мельница молола зерно до конца XVI века, потом польский король Сигизмунд Август за исключительные заслуги подарил её своему секретарю Андрею Спилле, который выгодно перепродал полученное добро городу за 3 500 талеров.

Магистрат не сразу получил выгоду: воды явно не хватало. Тогда придумали заняться мелиорацией Медемского болота, где находится исток речки Марупите. Соединили пять озёр каналами, и дело пошло на лад, но подвело здание. В середине XVII века оно уже разрушилась, поскольку известно, что в 1660 году мельник Михаил Глезер построил его заново.

Мельница святой Марии в 1785 году. Рисунок Йоханна Броце с сайта www3.acadlib.lv/broce

Это сохранялось вплоть до ХХ века, хотя в 1902 году проточной воде предпочли паровой двигатель. Тогда там было достаточно внушительное количество зданий: главное здание с двухэтажным чердаком, одноэтажным машинным отделением, на первом этаже хранились мешки, на втором этаже в трёхкомнатной квартире жил сам хозяин. Вокруг него находились 3 жилых дома, сарай, курятник, погреб, склад и магазин.

В 20‑ых годах ХХ века большой потребности молоть зерно почти в центре города не было, да и культурное наследие охранялось с гораздо меньшим трепетом, чем ныне, поэтому нет ничего удивительного, что в 1923—24 годах из утилиарных побуждений — для расширения трамвайных рельсов — здания снесли. Когда уже не стало мельницы, название Мариинского мельничного пруда сократилось на среднее слово и стало нынешним: пруд Марас. В 30‑ых на нём построили купальню, однако в 1959 году пришлось её закрыть: куда важнее было фабрикам лить в пруд свои отходы.

56° 55' 55" N 24° 49' 3" E

Торнякалнские виадуки 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Железная дорога
  3. Мосты
  4. Торнякалнские виадуки
  5. Транспорт
  6. Югендстиль
Виадук на Алтонавас 56° 55' 36" N 24° 48' 3" E

В Торнякалнсе через железную дорогу перекинуты три виадука, которые после окончания строительства считались очень опасными. Суть вот в чём: в начале века в Риге железобетон, вновь изобретённый в конце XIX века, был в новинку, оттого можно понять страх людей, увидевших мосты невероятно лёгкой на вид конструкции. А без них не обойтись, ведь железную дорогу проложили в углублении, преодолевать которое радости никакой не было.

Два из них в 1908—1910 годах построила немецкая с рижским филиалом на Кунгу 1 фирма «Weiß und Freitag»; участвовал и латышский инженер Артурс Трамдахс. В Западной Европе их бы приняли спокойно, но в Риге, где ещё ничего не было построено из нового материала, и тут сразу такое крупное сооружение — даже газета «Rīgas Avīze» писала: «Редкий прохожий осмелится пройти по нему [мосту]». Но скоро привыкли, тем более, что мосты показали свою прочность за долгие годы эксплуатации.

На долю построенного ещё в конце XIX века и существенно реконструированного в 1928 году собрата на улице Фрициса Бривземниека пришлось, пожалуй, гораздо более сложное испытание, чем банальное людское недоверие. По словам корреспондента газеты «Правда» Яниса Британса, случилось оно так:

1930-ые. Виадук на Бривземниека. Изображение с сайта railwaymuseum.lv 56° 55' 49" N 24° 52' 0" E

При свете прожекторов

РИГА, 2 октября [1971 года]. Менее суток потребовалось мостостроителям, чтобы поднять выше путепровод у станции Торнякалнс.

В соответствии с проектом электрификации железнодорожной линии Рига—Елгава под путепроводом требовалось провести новую контактную сеть. Было решено поднять стальную махину при помощи домкратов и установить на новые опоры. Движение было перекрыто поздно вечером. В ярком свете прожекторов приступили к работе бригады Николая Зенича, Павла Иванющенко, Павла Савкина и Александра Якушева. Когда днем через Торнякалнс прошла первая электричка, ее пассажиры даже не догадывались, что старый мост за ночь поднялся значительно выше.

В другой раз мосты поворошили в 1994—1995 годах: на Алтонавас и Бривземниека виадуки подняли примерно на метр каждый, что отлично видно по вросшим в землю соседним домам.

56° 55' 42" N 24° 50' 6" E

http://www.railwaymuseum.lv/dz… — рижские путепроводы через железную дорогу на сайте железндорожного музея
http://forum.myriga.info/?show… — тема о торнякалнских виадуках на «Беседах о Риге»

Усадьба Блока 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Деревянные дома
  3. Классицизм
  4. Усадьба Блока
  5. Усадьбы
Усадьба Блока

Получив 8 августа 1841 года разрешение строить на своей земле площадью в 852,75 m², некий трактирщик Бартель Шейбе тут же этим и занялся: пригласил плотника Менделя и каменщика Неймана, и к 1843-му дело закончили. Спустя пару лет к жилому дому с колоннами по периметру — перистилем, единственным в Риге — и сараю присоединился дом садовника, снесённый в самом конце ХХ века и испытавший до того жар пламени.

Но тем, что здание на углу Виенибас гатве и Алтонавас зовётся усадьбой Блока, а не Шейбе, оно обязано капитану российиской армми Эдуарду Блоку, что жил в ней с 1857 года. И он был смертен, а наследники за усадьбой сильно не следили, лишь сдавали в аренду.

Так она и попала в руки фармацепта Фридриха Лихингера, в которых и продержалась с 1892-го до 1939 года. Тот устроил в старинных стенах аптеку, названную Торнякалнской.

Затем домом завладел некто Юлий Бексон, и судьба её в 1940 году не отличилась от других. Но после национализации усадьбе Блока повезло гораздо больше, чем остальным: с 1952 по 1954 год длилась реставрация, и там обосновалось Управление научной реставрации. Следующий ремонт случился в 1963 году по проекту архитектора Янсонса, и тогда уж в старые стены въехала библиотека.

А потом была денационализация, долгие раздоры, и сейчас, кажется, всё поутихло, но теперь в усадьбе пусто.

56° 55' 34" N 24° 53' 4" E

Торнякалнская церковь Лютера 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Торнякалнская церковь Лютера
  3. Храмы
Фото — Wahnsinn, февраль 2006-го

8 марта 1881 года священник Вильгельм Штолл пожертвовал на строительство храма 100 рублей и призвал других не отставать в благом деле. В 1883 году последовало собрание, решившее обогатить Торнякалнс и его жителей новой церковью. Присутствовавшие собрали 17 000 рублей, за последующие четыре года добавилось ещё 32 тысячи. Упомянутое событие случилось в день 400-летия с рождения реформатора: напоминиает историю с церковью святого Мартина, не правда ли? Так и вышло, что в Задвинье есть два храма с именем одной и той же личности.

Просьбу императору отослали в 1884 году, и он строить позволил, в мае следующего года городская дума не пожалела 2 544 квадратных саженей для церкви и 636 — для приходского дома. О последнем думать много не пришлось: в то время банкир Паул Шварц ждал окончания работ над проектом своего дома на углу современных Сколас и Элизабетес, и находившийся там деревянный дом начала XIX века по совету зодчего разобрали и отправили на улицу Индрикя, 8, где тот и поныне служит прихожанам.

Повезло не настолько и случайно, если знать, что тот же архитектор Йоханн Кох работал и над храмом. Собрались почтенные мужи из Малой и Большой гильдий, 19 октября 1888 года заложили первый камень, по которому по три удара каждый совершили городской голова и автор проекта, и 24 февраля 1891 года церковь освятили. Денег потратили немало: 84 000 рублей.

Через пару лет добавился орган фирмы «E. F. Walcker & Co», что собирались расширять перед войной, средства нашли, но известная причина разрушила планы, а потом инструмент просто покрушили вандалы. Только с девяностых он вновь слышен.

Достаточно катаклизмов пережил храм на высоком холме: в 1919‑ом с башни бермонтовцы наблюдали Ригу, а в 1965 году её зачем‑то пожгли, тогда пропал алтарь; замену нашли в Англиканской церкви, закрывавшейся к тому времени.

Собственное кладбище у церкви было, но вовсе не поблизости, а на песчаных дюнах Зиепниеккалнса.

56° 55' 43" N 24° 51' 5" E

Алтона 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Āgenskalns
  3. Исчезнувшее

В 1789 году рижский бюргер Расмус Менде (Менбе?) начал арендовать у владельца имения Граве участок площадью в 1,1 гектар на берегу пруда мельницы святой Марии. За это в год полагалось платить восемь талеров.

В его планы входило создание места для отдыха. Поскольку зажиточные рижане уже выбрали ресторан «Иерусалим» в двух шагах от приобретённой площади (сейчас там располагается музей Ояра Вациетиса), Менде решил привлекать более демократичными нравами. Он построил трактир, небольшой фонтан и садик, но главным местом развлечений сделал большое пустое пространство. Там то танцевали, то пускали воздушные шары, то музицировал военный оркестр, то устраивали фейерверки — словом, публике нравилось.

Особенно много народу приезжало на Лиго — даже те, кто в другие дни о латышах думал более чем презрительно. Праздник отмечался в Алтоне более полувека, но в 1846 году разорившийся сын Расмуса Менде Бурхард продал своё владение купцу Бранту, а тот построил себе дом и никого развлекать не стал. Естественно, что при тогдашних средствах связи двадцать тысяч человек, которые, по подсчётам полиции, летом 1847 года явились в Алтону, эту неприятную весть знать не могли.

Поэтому люди, увидев вместо трактира жилой дом, а вместо площадки для гуляний — овсяное поле, рассердились не на шутку и, пребывая в смятении, вдруг начали погром. Поле смяли, забор и два экипажа Бранта кинули в костёр — побушевали на славу, не зря же весть об «Алтонском бунте» дошла даже до Сената и царя Николая I. Двадцать обвиняемых предстали перед судом, из них двух иностранных матросов отпустили по просьбе их консула, двое умерли во время следствия и ещё один не мог быть наказан, поскольку не достиг совершеннолетия. Из оставшихся пятеро признали свою вину, и их принудили выплачивать Бранту компенсацию, а троих посадили в тюрьму на полгода.

На следующий год праздник в Алтоне уже не устраивали, а на новом месте, Лагерном поле поблизости, тщательно позаботились, чтобы народ был доволен и впредь такие беспорядки не учинял. Особо полицмейстер поинтересовался местами для музыкантов и навесами для военной охраны.

Далее владельцы заведения менялись с невиданной скоростью. Уже в 1851 году Брант продал его некой Розалии фон Гесс, которая поторопилась возобновить традиции и 3 мая 1852 года появилось первое объявление громадного размера, приглашавшее посетить цирковое представление, танцы и пантомиму. В 1857 году купец Иоганн Роберт Клейн оповестил, что новый владелец Алтоны зазывает на концерты. Вскоре он поставил рекорд по непродолжительности владения: с 1862 года хозяином стал адвокат Альбин Редер. Его интересовала лишь экономическая сторона дела, поэтому тут же сдал имущество в аренду господину Гедеку. В 80‑ых годах ХIX века Алтону получила первая латышская касса взаимопомощи «Cerība», владевшая ею до 1924 года, когда участком завладела городская дума.

История постепнно забывается: когда-то имя Алтоны носила Малая и Большая Алтонские улицы, а также мостик через Марупе сразу после мельницы святой Марии. О последнем забыли раньше остальных, Большую Алтонскую переименовали в 1985 году в улицу Ояра Вациетиса, только Малая теперь напоминает о былой славе: её оставили просто Алтонавас.

56° 55' 47" N 24° 48' 2" E

Коброншанц 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Kobronschantz
  2. Torņakalns
  3. Исчезнувшее
  4. Укрепления

В 1621 году шведы наступали на Ригу со стороны Мюльграбена, память о чём до 1923 года хранило старое название Межапаркса — Царский лес. Однако существовала опасность, что войска встретятся с польской армией, явившейся защищать свой город. Для предотвращения такой ситуации король Густав Адольф выслал на левый берег полковника Самюэля Коброна, который без труда взял Красную башню и прилегающие районы. Чтобы укрепится там, было построено несколько шанцев, в их числе был и один, сохранивший имя своего основателя на долгие века.

Ригу скоро взяли: 15 сентября хозяевами города стали шведы, а вместе с тем наспех построенное укрепление вроде бы должно было потерять значение. Однако его, наоборот, перестроили в 1631 году, так как король распорядился сохранить крепость и совершенствовать её. Эта реконструкция велась по нидерландской системе: создали четыре бастиона, один полубастион и глубокий, широкий ров. В то время у Риги было гораздо больше естественных врагов, чем сейчас, и одним из главных были половодья. Одно такое наводнение повредило в 1649 году два бастиона и полубастион. При реконструкции, а по другим сведениям, и ранее, жертвовали Красной башней.

В 1656 году только-только отремонтированный шанц подстерегла новая работа: защищать Ригу от рати Алексея Михайловича. Тут-то как раз пригодилось наводнение, когда комендант приказал засыпать часть речки Марупите, таким образом, крепость осталась маленьким островком посреди большого озера. Армия отступила. Следующий год вернул полякам желание править в Риге, однако их войско во второй раз споткнулось о Коброншанц.

Затем правители решили перестроить укрепление по системе Вобана, ведущей в то время. Долго и тщательно строили, но потом её взяла первая же армия: саксонцы с поляками в 1700 году. Неприлично было опорному пункту осады Риги носить имя чужого вояки, поэтому его переименовали, и новое название было «Ораниенбаум». Последовали шведы во главе с Карлом XII, но в 1709 году и они его оставили. Тогда его занял отряд русского князя Волконского. Ригу обстреляли и взяли, потом Коброншанц забыли, и записали заурядной крепостью четвёртой степени имени Петра Великого. Вспомнили о нём только к 1812 году, перестроили и нарекли «Элизабетеншанцем», но военную роль он так никогда уже и не сыграл.

Ригу уже к началу XIX века могла взять без труда любая мало-мальски пригодная армия, поэтому смысл в содержании крепости был неясен. В середине XIX века снесли рижские валы, а вместе с ними и Коброншанц. С 1904 года отменили и запрет на застройку эспланады, таким образом, Рига, уже около полувека защищённая лишь Даугавгривой, окончательно потеряла статус крепости. Последние остатки убрали в 20‑ых годах ХХ века.

Стоит только заметить для биографов, что там, в крепости, одни из первых впечатлений о фортификации получал творец оборонительных сооружений Севастополя небезызвестный генерал Тотлебен.

56° 56' 14" N 24° 57' 5" E

Детская больница 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Больницы
  3. Детская больница
Детская больница

Чтобы почтить память врача И. К. Шварца, в 1859 году его друзья и пациенты стали собирать деньги на строительство детской больницы, но необходимую сумму так и не набрали. Деньги пролежали 20 лет, пока в 1879 году не прочитали завещание рижского купца Джеймса Армистеда, в котором он на это полезное дело завещал 200 000 золотых рублей. Тогда дума призадумалась и решила, что строить нужно не маленькую больницу только на оставленные деньги, как думалось сначала, а полноценное лечебное заведение с привлечением капитала города. Так получилось, что построенная больница оказалась очень современной и большой по тем временам, с аппаратурой производства крупнейших немецких фирм.

Была инициатива в то время очень кстати, поскольку уровень детской смертности — 105 из 1000 детей умирали, так и не отметив пятилетие — был слишком высок для цивилизованного города.

Городская дума участвовала землёй в 15 980 квадратных саженей и 106 656 рублями и 66 копейками, остальные 315 000 рублей получили из денег Армистеда и Щварца. Строительство велось четыре года: с первых работ 10 июня 1895 года до открытия 17 сентября 1899 года — первых пациентов приняли 20 сентября. Их приняли шесть отделений: внутренних болезней, хирургическое, скарлатинное, дифтерийное, инфекционное и амбулаторное. За это брали деньги по следующим расценкам: первого класса — 2,5 рубля в день, второго класса — 1,5 рубля в день, в общей палате третьего класса — 0,75 рублей в день. Платили все: даже сопровождавшие детей; лишь матери младенцев освобождались от этой обязанности. Со временем, правда, у города нашлись деньги на содержание нескольких десятков бесплатных мест для бедных пациентов.

Здания строили по проекту главного архитектора города Рейнгхольда Шмеллинга, поскольку результаты конкурса думу не удоволетворили. На момент открытия там было одно административное здание с надписью «James Armistead», которое сохранилось прямо при входе в больницу, три одноэтажных деревянных барака и шесть кирпичных, одно- и двухэтажных зданий. Потом этот комплекс усердно дополняли: последний, девятиэтажный, корпус сдали в 1971 году.

56° 55' 25" N 24° 51' 4" E