Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc
  • laika pēc noklusēšanas
  • ieraksta labošanas laika

«Замок света» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Alma Dunga
  2. Arnolds Krastiņš
  3. Gaismas pils
  4. Gunārs Birkerts
  5. Klīversala
  6. Modris Ģelzis
  7. Normunds Pavārs
  8. Viktors Valgums
  9. Voldemārs Zaķis
  10. Библиотеки
  11. Бульвар Узварас 2
  12. Валерий Кадырков
  13. Дом вице-губернатора
  14. Нереализованное

и другие проекты зданий Латвийской Национальной библиотеки

3 апреля 1919 года большевики основали Латвийскую Центральную библиотеку в доме на углу Калькю и Вальню. Когда их прогнали, здание вернулось владельцам, а теперь уже Государственная библиотека была создана на Яуниела, 26, — в бывшей резиденции вице-губернатора Лифляндии.

Бывший дом вице-губернатора Лифляндии 56° 56' 53" N 24° 62' 5" E

Теснота запустила эпопею поисков иного расположения. Осенью следующего года библиотека получила помещения напротив Рижского замка на площади Пилс, 2; впоследствии одно время селилась и в самом замке. Так и расползались книги по вплоть до полутора десятка зданиям, да только своего приспособленного не было.

А потребность в нём — была. Первую просьбу президент Янис Чаксте получил уже в 1926‑ом. Год спустя, 5 декабря, собралась Межведомственная комиссия и стала думать о возведении музея и библиотеки. Звучала мысль о соединении последней с планировавшимся Памятником Свободы. Министр финансов настаивал на включении расходов на книжный храм в бюджет 1929/30 года.

Мыслей о месте для замка света тех лет поступала тьма тьмущая. В 1929 году библиотека присмотрела участки на месте будущего Дворца спорта и трамвайной подстанции в Цитадели; гордума в ответ предложила пообщаться с Латвийским университетом: у них вроде была земля на улице Цитаделес поблизости. Сделка не состоялась, мытарства продолжались. Город выразил готовность поделиться землёй у строившегося Центрального рынка, Стрелковое общество соглашалось продать часть своего сада, где сейчас Дом конгрессов — но тут уже просители были против. 5 мая 1931 года Национальная комиссия по строительству осмотрела Арсенал и признала пригодным для книг; библиотеку этот вариант тоже устраивал, хотя надежда на землю в Цитадели сохранялась.

1947 год. Один из послевоенных проектов комплекса Городской площади. В частности, комплекс включал в себя помещения городской управы и Госуд

Это неполный список мечтаний, ни одно из которых не обрело даже проекта. Тем временем, в доме на Замковой площади стены успели пойти трещинами под тяжестью знаний, а в государстве — смениться режим. Замнаркомпрос профессор Валескалнс в 1940 году ужаснулся положению дел и тоже поднял вопрос о новом здании. Оно значилось во всесоюзном плане строительства уже в следующем году, но известные причины помешали воплощению.

Те же причины освободили значительную площадь в Старом городе. Цитируя письмо в редакцию газеты «Советская Латвия», подписанное библиографом В. Гехтом и опубликованное 5 июня 1951 года,

Ещё в 1946 году было принято решение о строительстве нового библиотечного здания в районе бывшей ратуши. Тогда же начались проектно-изычскательные работы. Совет Министров СССР утвердил необходимые суммы для форсирования строительных работ.Однако только в середине 1948 года Рижский горисполком отвел для строительства участок, расположенный между улицами Свертувес, Даугавмала, Яуниела и Краму. Проектирование здания было поручено республиканским архитектурно-проектировочным мастерским, но работа так и не была начата. В начале 1950 года Рижский горисполком в решении «О проекте застройки городской площади» вновь подтвердил два года назад принятное решение о выделении участка для здания Государственной библиотеки.
Макет проекта нового здания Государственной библиотеки. Архитекторы Модрис Гелзис, Викторс Валгумс и Нормундс Паварс. Фотография из газет
«Замок света»

В итоге на выбранном месте началось строительство Дома Политпросвещения, открытого уже как Политехникум. На следующем этапе эпопеи промелькнул угол Кирова-Элизабетес и Упиша-Сколас: по соседству с библиотекой Яниса Мисиньша, одним из столпов латышского книгохранения. Эта мысль быстро забылась. Так же быстро, как возрождённые мечты о Цитадели — только уже на улице Муйтас.

Наконец, в 1968 году генплан города определил новое место — привычное нам. Вскоре появился и проект, созданный в институте «Латгипрогорстрой» архитекторами Модрисом Гелзисом, Викторсом Валгумсом и Нормундсом Паварсом. «Советская молодёжь» 17 апреля 1976 года передавала следующие слова Валгумса:

Мы стремились к тому, чтобы это здание стало продолжением современного ансамбля левобережной части города, который уже обрисован Домом печати, административным зданием управления «Запрыбы», гостиницей «Даугава». В композиции чётко выявлены функциональные группы, состоящие из шестнадцатиэтажного книгохранилища на 6 миллионов томов и пятиэтажного здания читальных залов на 1.500 читателей. Рядом расположены столовая и конференц-зал. Особую архитектурную выразительность придает комплексу библиотеки здание читальных залов. Его фасад, обращенный к реке, напоминает пять больших ступеней. Через сплошную стеклянную стену и через потолок, в который вмонтированы большие окна-фонари, в залы льются потоки света. Помещения справочного аппарата, каталоги расположены в глубине этажей. Четыре лифта, пневматическая почта, горизонтальные транспортеры сократят до минимума время выдачи заказанной литературы.
Конкурсный проект здания Государственной библиотеки. Архитектор Валерий Кадырков, 1989 год 56° 56' 28" N 24° 57' 5" E

И этот проект остался бумажной архитектурой. Очередное «строительство» пошло в конце восьмидесятых. «Советская молодёжь» даже просила читателей делиться идеями, где разместить несколько миллионов книг. Был объявлен конкурс, после первого этапа конкурса в 1988 году остались три проекта, во втором они все провалились, ответственные лица посовещались, и на Рождество у американского архитектора латышского происхождения Гунара Биркертса зазвонил телефон.

Предложению Биркертс настолько обрадовался, что даже отказался от гонорара. Набросав силуэт, он опознал в ломаной линии многие латвийские сюжеты вроде Турайдского городища, древнелатышских крепостных валов, городской панорамы и т.д. Рижское жюри сразу счастливо приняло проект. С латвийской стороны за проект взялся уже упомянутый Модрис Гелзис. Кстати, первая библиотека, построенная по чертежам Биркертса ещё в 1965 году, находится в мичиганском городке с родным именем Ливония.

Макет проекта «Замка света» в первоначальном варианте. Архитектор Гунарс Биркертс, фото с сайта gaismaspils.lv

Итак, газеты вновь начали называть близкие сроки сдачи объекта. В июне 1991‑го Совет Министров ЛР принял решение №175 «О строительстве Латвийской Национальной библиотеки», следующее подобное приняли в июне 2000‑го. Начались поиски финансирования и прочий ажиотаж.

За это время успел измениться сам проект: здание, оставаясь 66‑метровым в высоту, стало короче и перестало заключать улицу Акменю в мрачный туннель. Фасад стал существенно более плоским. В переработанном варианте исчезло и старинное здание по адресу бульвар Узварас, 2.

16 декабря 2008 года был заложен первый камень. 29 августа 2014-го библиотека наконец была торжественно открыта.

56° 56' 30" N 24° 58' 0" E

http://www.gaisma.lv — общество поддержки Латвийской Национальной библиотеки
http://www.gaismaspils.lv/ — сайт проекта «Замок света», достаточно богатый иллюстрациями
http://forum.myriga.info/?show… — обсуждение «Замка света» на форуме «Беседы о Риге»

Переработанный вариант проекта «Замка света»
Дом на бульваре Узварас во время сноса (октябрь 2007-го) 56° 56' 29" N 24° 57' 5" E

Троице-Задвинская церковь 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Johann Brotze
  2. Jānis Baumanis
  3. Klīversala
  4. Āgenskalns
  5. Борис Эпингер
  6. Владимир Лунский
  7. Троице-Задвинская церковь
  8. Храмы
Последняя Троице-Задвинская церковь на Кливерсале. Рисунок Йоханна Броце с сайта www3.acadlib.lv/broce 56.9452,24.09

Как известно, Троице-Задвинская церковь, ныне располагающаяся в Агенскалнсе, изначально украшала набережную на Кливерсале. Первые сведения о ней относятся к 1453 году, потом её существование освидетельствовано письменно вплоть до 1618 года, следующие лет сто хроники молчат. Предпоследнюю построили в 1780 году в городе Поречье Смоленской губернии из сосновых брёвен, привезли на стругах и собирали уже на месте. 1 августа 1781 года храм освятили. Постоянных священников у него не было, и каждую весну приглашали монахов из двух монастырей в Витебской губернии; численность прихода тоже сильно колебалась, но в 1813 году церковь посещали 220 военослужащих и 60 местных православных.

Деревянный храм со временем начал разрушаться, оттого в середине XIX века было получено разрешение Рижской Духовной консистории на сбор средств. Другой причиной, требовавшей переноса церкви, стал нарастающий шум промышленно-портовых окрестностей, из‑за которого порой даже приходилось прерывать богослужения. Такое прошение поступило городским властям ещё в 1865 году, но дело не продвигалось ещё ближайшие два десятилетия. Наконец, в 1891-ом за 11 000 рублей приобрели участок в тогдашнем центре Агенскалнса. Тотчас же начали готовить место к работам и 25 мая 1892 года заложили первый камень.

Первоначальный (1891) проект Троице-Задвинской церкви авторства Яниса Бауманиса, который он не смог завершить по причине смерти
Нынешняя Троице-Задвинская церковь в начале XX века при своих истинных цветах

Проектирование доверили архитектору Янису Бауманису, но тот неожиданно скончался в самый разгар работ, и обратились к другому зодчему, Владимиру Лунскому. Тот в соавторстве с инженерном Борисом Эпингером создал нынешний храм в эклектичном стиле московского барокко. Кстати, на старых открытках Троице-Задвинская церковь покрашена в белый цвет, а главный из десяти куполов и ещё один поменьше украшает чистое червонное золото. Новое здание освятили 5 ноября 1895 года, а старое снесли, как и собрали, за одни сутки: 8 октября 1895 года.

Долгое время у прихода не было своего собственного кладбища, пока в 1861 году ему не выделили небольшую территорию возле Елгавского шоссе. В 1893 году там на 100 000 рублей, полученных от неизвестного благотворителя, построили небольшую церковь Христа Спасителя.

56° 56' 38" N 24° 48' 5" E

Кливерсала 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Klīversala
  2. Районы

Когда-то на Даугаве в Риге было множество островов, очертания которых постоянно менялись — существовала даже поговорка: «непостоянен, как остров на Даугаве». В то время, к концу XVII века, один подобный остров образовался и напротив Риги, получивший название незамысловато — по имени купца Дитриха Клювера, арендовавшего в 1694 году остров на 20 лет и построившего там склад дерева. До этого часть острова ливы называли по‑своему: «Thamagar».

Первая усадьба Домского капитула упомянута на Кливерсале в 1248 году, однако настоящее развитие острова началось много позже, примерно в XVIII веке.

Набережная Кливерсалы с Домом Моряков вдали 56° 56' 37" N 24° 56' 4" E

В ту далёкую пору для того, чтобы попасть на Кливерсалу, действительно нужно было пересечь либо Даугаву по Наплавному мосту, либо широкую канаву с другой его стороны по Малому или Слоновьему мосту в конце нынешней улицы Валгума. Эти неудобства прекратились к концу XIX века после постройки нескольких дамб, в том числе Ранькя, законченной в 1894 году. Но и после того Кливерсала составляла первые впечатления половины путешественников, поскольку попасть с левого берега в Ригу, минуя островок, было невозможно. Это означало быстрое развитие места, уже в XVIII веке включённого в состав Риги.

В предместье было много постоялых дворов и кабаков, в 1773 году открылась школа, было 84 дома, в основном, деревянных, но попадались и каменные; там же находилась и православная церковь святой Троицы, ныне вписавшаяся в пейзаж Агенскалнса. Первая аптека в 1809 году, первые гостиницы "Hotel Kurland" в конце XIX века и "Аркадия" в начале XX-ого - все эти важные для Задвинья учреждения появились именно здесь. На главной улице дома напоминали скорее маленькие дворцы, поскольку нигде больше в Риге не было столь роскошно украшенных, хоть и деревянных домов. Впрочем, были: на набережной там же, где возвышались дома Нинделя и Лелюхина, купца, купившего у Авраама Кунце бальзамную фабрику и производившего на том же острове знаменитый ныне чёрный бальзам. В 1789 году после долгих стараний ему всё-таки удалось отменить запрет на напиток, наложенный в 1770 году, и после этого Сергей Лелюхин выпускал вплоть до 15 тысяч бутылок в год, но прожил после этого всего три года. Наследство, оцененное в 130 927 рублей, получил его сын Георгий, который не был столь удачлив, потому что ему разрешили торговать бальзамом только зарубежом, где дела шли плохо, и в 1808 году фабрику пришлось закрыть.

В 1869 году механик Ланге и якорщик Скуя основали судостроительную верфь «A. Lange un J. Skuje», в 1898 году перименованную в «А. Ланге и сын». Находилась она на Кугю 44, в конце полуострова. Строили там различные корабли, начиная с маленьких катеров и понтонов, заканчивая военными судами, ледоколами и пассажирскими пароходами. Неподалёку, в конце улицы Валгума, в 1909 году построили так назыываемы мост Тузова, деревянное строение, соединявшее Кливерсалу с дамбой Ранькя: не забывайте, что в то время параллельно дамбе плескались воды Агенскалнского залива.

Главная площадь Кливерсалы. Кирпичный дом справа — пожарное депо 56° 56' 21" N 24° 57' 5" E

Времена менялись, но описанное не сильно отличалось от Кливерсалы конца XIX века. На своих местах дома, пристани, на юге острова стояли обширные амбары (в 1780 году архитектор Розенпфланцер даже предлагал строить ещё склады, на сваях в целях защиты от наводнений, однако его идея не воплотилась; всё-таки с 1867 по 1885 гг. улица Кугю звалась Амбарной), на севере — церковь. Добавился Дом моряков имени Петра Великого; в 1887 сдали дамбу АБ, за которой зимой укрывали Понтонный мост; уже в 1891 началась её четырёхлетняя модернизация. В первоначальной работе использовали десятиметровые деревянные сваи, забиваемые паровыми молотами по 22 в день — производительность ручных (6 свай в день) им сильно уступала.

В 1930‑ых годах в стране царил авторитарный режим Карлиса Улманиса, требовавший, подобно любому другому, помпезности и размаха в архитектуре. Первыми от такого стремления пострадали кварталы Старой Риги, затем на левом берегу для массовых мероприятий требовалось создать «площадь Победы». Времена расцвета Кливерсалы прошли, то, что там находилось в 30‑ых годах и поныне, никакого впечатления не оставляет, поэтому архитекторы требовали достойной увертюры к грандиозным стройкам. Как только не представляли они себе этот район в проектах, но ничего не сделали. По такому же пути пришлось идти их последователям в 1960‑ых, предлагавшие правительственый центр возле Агенскалнского залива. Следующим шагом стала необходимость в здании Национальной библиотеки, для которой место подыскали уже в 70‑ых, но до сих пор идеи живы, и, быть может, проект ещё реализуют. Пока что же Кливерсала и Кипсала остаются весьма лакомыми кусочками для строительства.

56° 56' 38" N 24° 54' 5" E

Дом моряков имени Петра Великого 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Klīversala
  2. Дом моряков имени Петра Великого
  3. Исчезнувшее
Дом моряков имени Петра Великого

10 октября 1884 года моряки заняли пространство возле храма святой Троицы на Кливерсале. Трёхэтажное здание в стиле эклектизма по проекту архитектора Генриха Шеля строили два года, затем там открыли морскую школу, на втором этаже могли поселиться моряки, оставшиеся без корабля. Как обычно, в 1915 году школу закрыли, затем в 1922‑ом открыли мореходку имени Кришьяниса Валдемарса. Однако и это было ненадолго, и при отступлении в 1944 году фашисты здание взорвали.

Крыша здания, выполненная из цемента, была, по утверждениям современников, немыслимо прочна и за первые двадцать лет эксплуатации не потребовала ни одного ремонта.

На башне здания было установлено ядро для проверки судовых хронометров. Работало оно так: в без четверти час по Пулковскому времени ядро на середину мачты поднимали ядро, через десять минут его дотягивали до верха, и в 13:00 оно падало. Войной устройство было разрушено и впоследствии не восстановлено, заместо этого устроили шторомовую сигнализацию, предупреждавшую моряков о буре в заливе. Часы теперь проверяли по лампочке, установленной на высокой трубе «А. Ланге и сына» поблизости: за минуту до ровного часа она загоралась, а в момент наступления часа резко погасала.

Вот что писал К. Случевский в конце XIX века о Доме моряков:

Рижский «Дом Моряков» — «Seemannshaus Peters des Grossen» — учреждение, бесспорно, полезное. Здание построено в 1884 году за счёт рижского купечества и имеет капитала до двухсот тысяч рублей. В нём помещаются: навигационная школа, имеются помещения для двенадцати инвалидных матросов, морское бюро и помещение для матросов, где за пятьдесят копеек в сутки человек имеет кваритиру и стол. В школе, на курсе 1884-85 годов, находились в штурманских классах четырнадцать учеников, в приготовительном двенадцать, в отделении машинистов и кочегаров сорок четыре человека; курсов два: для капитанов и для рулевых. Типичны во втором этаже комнатки в виде кают числом до тридцати восьми, устроенные для интернатов… Вид с высоты балкона, обращённого к Двине, на весь город, раскинутый на противоположном берегу, со всеми его шпилями, один из замечательнейших…

В семидесятых на этом месте появилось невыразительное длинное здание «Запрыбы», ныне перестроенное, но оставшееся обыкновенной коробкой.

56° 56' 44" N 24° 55' 0" E