Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc
  • laika pēc noklusēšanas
  • ieraksta labošanas laika

«Ziemeļblāzma» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Augusts Dombrovskis
  2. Vecmīlgrāvis
  3. Ziemeļblāzma
  4. Дома культуры
  5. Югендстиль

Чудак всё-таки был Август Домбровский! Даже дом общества трезвости «Ziemeļblāzma», который он строил на собственные сто тысяч рублей, строился как будто без его участия: имя мецената в документах не упомянуто, хотя тот даже собственноручно принимал участие в строительстве. Не говоря уж, что понятие «общество трезвости» в те времена было в диковинку, и многие его постулаты просто не могли быть поняты.

Первое здание общества

15 августа 1904 году на высоком холме в Вецмилгрависе открыли первое здание Общества. И слишком странные речи стали произносить в его зале на две тысячи мест: не агитировали к свержению строя, конечно, но в революционных условиях того времени даже обсуждение возможности закрытия окрестных кабаков приводило к подозрениям сверху. Тщательно разбираться не стали, и 21 января 1906 года «Зиемельблазма» была сожжена, а её основателя, не будь строгого приказа коменданта Даугавгривской крепости, обязательно бы растреляли.

Местные рыбаки помогли Домбровскому переправиться за границу, и там он пробыл полтора года. Общество без своего предводителя практически ничего не делало, и даже новое, хотя и временное, строение появилось лишь с его приездом. За три месяца 1907 года был построен спроектированный Густавсом Шкилтерсом «Павильон», впоследствии сгоревший в 1918‑ом; возродился театр: не только же борьбой с пьянством прославился Домбровский. Да и в первом здании были и учебные помещения, и спортивный и бильядрдный залы, и библиотека с читальным залом.

«Ziemeļblāzma»

Домбровский решил возвести новое здание 10 марта 1910 года; процесс, по свидетельству очевидцев, начался весьма просто: он поднялся на гору, вбил колышки и произнёс: «Завтра здесь начнём строить». Сожжение первого дома вызвало маниакальную страсть сберечь новый дом: железобетонными и чугунными конструкциями, металлической мебелью, специальными покрытиями стен и пола. Имя зодчего достоверно неизвестно — может, это был и сам меценат. Кстати, изображения здания в 2004 году даже попали на выставку югендстиля Северной Европы — в таком случае неплохо для архитектора-самоучки. Здание поспело к 1 сентября 1913 года. Открывали его торжественно, специально для этого Язепс Витолс сочинил кантату «Зиемельблазма», а освятить приехал Андриевс Ниедра.

Восстановили и искусный парк, в котором разместилась беседка с деталями сгоревшего дворца. Как в лучших парках центра, в этом часто праздновали и веселились. Там же были постройки народного стиля, ботанические диковинки, грот, павильоны, карусель, смотровые башни «Юпитер» и «Везувий».

Парк

В 1914 году Домбровский официально передал дом обществу трезвости «Зиемельблазма» с условием, что то должно, как и прежде, истреблять тягу населения к бутылке; также требовал предоставлять помещения для концертов Латвийской народной консерватории; сам и впредь обещал поддерживать деятельность деньгами.

Во время войны в здании устроили приют для резервистов и детей военных, 4 августа 1915 года сюда поселили Второй рижский стрелковый батальон, а в первый зимний день его место занял Восьмой валмиерский стрелковый батальон. По установлении мира здание оказалось разрушенным, а у Домбровского денег не было. Пришлось уважаемым в обществе людям, — Анне Бригадере, Алфредсу Калныньшу, известным врачам, юристам, а также работникам лесопилки, — взять на себя расходы по содержанию дома.

Меловыми скалами Дувра возвышался дом общества «Зиемельблазма» над хибарками старого Вецмилгрависа до возведения многоэтажного жилого массива, и не заметить его не было никакой возможности. В 1939 году железнодорожную станцию Ринужи, только пару лет перед тем построенную, переименовали в Зиемельблазму, но теперь здание еле заметно даже вблизи…

1910 год. Строительство нового дома «Ziemeļblāzma»

Когда в 1927 году Домбровский умер, его погребли не с семьёй на Большом кладбище, а в парке у любимого творения. Скульптор Густавс Шкилтерс поставил там памятник.

В 1940 году в «Зиемельблазме» поселилась киностудия, ещё в 1929‑ом был утверждён проект Дависа Зариньша, позволявший показывать в главном зале фильмы. В пятидесятых случился ремонт Малого зала, в ходе которого он получил оформление типичного «сталинского ампира». Перестройки были и потом, в смутных девяностых в здании даже одно время находилось казино. Потом казино прогнали, взамен вселив надежду на ренессанс.

57° 22' 0" N 24° 60' 5" E

http://kirils.livejournal.com/… — рассказ об истории и фотографии «Зиемельблазмы». Фотографии в статье – отсюда.

Гимназия Кениньшей 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Гимназия Кениньшей
  2. Центр
  3. Югендстиль
Фото 2007 года.

Ныне 40-ая средняя школа

К проектированию школы по адресу Тербатас, 15/17, опытный архитектор Константин Пекшенс и его впоследствии известный ученик Эйженс Лаубе приступили в 1905‑ом году. Дом строили в стиле национального романтизма, модном на рубеже веков. В частности, по настоянию Атиса Кениньша натуральный камень для обшивки фасада был взят с легендарной латышской скалы Стабурагс, затопленной после строительства Плявиньской ГЭС. Национальный романтизм также не стремился скрыть строительный материал, поэтому на потолках в классах выступают железные балки, а на фасаде нет почти никакого орнамента — одна лишь фактура. Упомянутые архитекторы были основателями направления национального романтизма в Латвии, и именно дом гимназии Кениньшей стал одним из первых зданий этого отвтетвления. Другие находятся на Чака, 26 и на Тербатас 33/35 и ещё в некоторых местах, они тоже спроектированы этими архитекторами.

Здание размещало множество различных учреждений, подчинённых гимназии и не только. На первых этажах были магазины, в подвале находились мастерские, в которых работали ученики, на верхних этажах по чёрной лестнице находилсь общие спальни учеников, работало издательство. На первом этаже, где сейчас проход в библиотеку, раньше даже находились конюшни. Интересно заметить, что из двух деревянных домов, разобранных при строительстве школы, были построены две дачи в Юрмале, в Булдури.

1940 год. Из журнала «Latvijas architektūra»

И всё-таки главным назначением здания были школы: женская гимназия Анны Румане-Кенини и реальное училище Атиса Кениньша. Первых учеников они приняли в 1905 году в доме №1а по нынешней улице Альфреда Калныня, а по новому адресу — 9 сентября 1906 года.

Интерьер здания тоже не разочаровывал: входящего встречала очень своеобразная лампа: её держала в когтистых лапах статуя бурого медведя. Поднявшись наверх, посетитель оказывался в так называемом «Зале Кениньшей» — так его прозвали за пределами школы. Речь идёт об актовом зале. Там регулярно собирался свет латышской культуры на различные мероприятия. Хотя, когда зал требовался ученикам школ, то его им, естественно, предоставляли. Потолок и стены зала были расписаны известным латышским искусствоведом и художником Юлийсом Мадерниексом. Роспись носила орнаментальный характер, по советскому мнению, идеологически неправильный, поэтому при первом же ремонте её замазали.

56° 57' 15" N 24° 73' 0" E

Торнякалнские виадуки 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Железная дорога
  3. Мосты
  4. Торнякалнские виадуки
  5. Транспорт
  6. Югендстиль
Виадук на Алтонавас 56° 55' 36" N 24° 48' 3" E

В Торнякалнсе через железную дорогу перекинуты три виадука, которые после окончания строительства считались очень опасными. Суть вот в чём: в начале века в Риге железобетон, вновь изобретённый в конце XIX века, был в новинку, оттого можно понять страх людей, увидевших мосты невероятно лёгкой на вид конструкции. А без них не обойтись, ведь железную дорогу проложили в углублении, преодолевать которое радости никакой не было.

Два из них в 1908—1910 годах построила немецкая с рижским филиалом на Кунгу 1 фирма «Weiß und Freitag»; участвовал и латышский инженер Артурс Трамдахс. В Западной Европе их бы приняли спокойно, но в Риге, где ещё ничего не было построено из нового материала, и тут сразу такое крупное сооружение — даже газета «Rīgas Avīze» писала: «Редкий прохожий осмелится пройти по нему [мосту]». Но скоро привыкли, тем более, что мосты показали свою прочность за долгие годы эксплуатации.

На долю построенного ещё в конце XIX века и существенно реконструированного в 1928 году собрата на улице Фрициса Бривземниека пришлось, пожалуй, гораздо более сложное испытание, чем банальное людское недоверие. По словам корреспондента газеты «Правда» Яниса Британса, случилось оно так:

1930-ые. Виадук на Бривземниека. Изображение с сайта railwaymuseum.lv 56° 55' 49" N 24° 52' 0" E

При свете прожекторов

РИГА, 2 октября [1971 года]. Менее суток потребовалось мостостроителям, чтобы поднять выше путепровод у станции Торнякалнс.

В соответствии с проектом электрификации железнодорожной линии Рига—Елгава под путепроводом требовалось провести новую контактную сеть. Было решено поднять стальную махину при помощи домкратов и установить на новые опоры. Движение было перекрыто поздно вечером. В ярком свете прожекторов приступили к работе бригады Николая Зенича, Павла Иванющенко, Павла Савкина и Александра Якушева. Когда днем через Торнякалнс прошла первая электричка, ее пассажиры даже не догадывались, что старый мост за ночь поднялся значительно выше.

В другой раз мосты поворошили в 1994—1995 годах: на Алтонавас и Бривземниека виадуки подняли примерно на метр каждый, что отлично видно по вросшим в землю соседним домам.

56° 55' 42" N 24° 50' 6" E

http://www.railwaymuseum.lv/dz… — рижские путепроводы через железную дорогу на сайте железндорожного музея
http://forum.myriga.info/?show… — тема о торнякалнских виадуках на «Беседах о Риге»