Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Аэропорт «Спилве» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Iļģuciems
  2. Авиация
  3. Аэропорт Спилве
  4. Транспорт
Фото 2007 года
Фото 2007 года

Впервые подниматься в воздух из Спилве решили 15 апреля 1916 года — для нужд 12-ой части истребителей царской армии под командованием подпоручика Лерхе. Далее оттуда взлетали самолёты тех, кому принадлежала сама Рига, перешло место и в ведение латвийских авиаторов. Они же первыми более менее приспособили его для круглогодичного использования: раньше из-за весенних половодий это было затруднено. Правда, и после возведения различных дамб и насосных станций самолёты иногда приходилось спасать на крышах ангаров, но положение всё-таки стало лучше. Поначалу прижилось название «Аэродром цементной фабрики».

Наступило мирное время — время принимать гражданский вид. До 1922 года на Спилвских лугах была лишь заправочная станция для иноземных авиаторов и военная база, где часто проходили авиафестивали. Затем эстонское предприятие «Aeronam» при поддержке родного правительства устроило рейсы между дружественными столицами — на шесть человек каждый.

Аэровокзал, построенный в 1938 году. Изображение с сайта latvianaviation.com

На следюущий год добавились новые направления от Латвийского общества воздушного сообщения: Кёнигсберг и Хельсинки; жаль, они просуществовали только два года. Ещё через два года, в 1927‑ом, «Deruluft» (от «Deutsch-Russische Luftverkehrsgesellschaft» — русско-немецкое общество воздушного сообщения) открыла полёты из Москвы в Берлин через Смоленск, Ригу, Каунас, Кёнигсберг, Данциг; в 1928‑ом рижане на самолётах той же фирмы смогли отправиться в Ленинград с посадкой в Таллине. Вскоре присоединились и польская «LOT», и шведская «Aerotransport», и немецкая «Lufthansa»; вместе с ними — Варшава и Стокгольм. 15 июня 1937 года начались лиепайские рейсы; начало сезона каждый год было в апреле, в октябре — завершение. За первый сезон ими воспользовались две тысячи человек. В 1938 году с аэродрома стартовали три авиаэкспедиции-состязания по облёту городов Латвии.

Упомянутый «Deruluft» в середине двадцатых построил небольшое административное здание и несколько ангаров, но приличного аэровокзала ещё не было. Всё-таки, пусть скромный, но аэропорт дал тему для названий многих улиц Ильгюциемса: Лётчиков («Lidoņu»), Моторная («Motoru») и т.д. Его нуждам служила и четырёхкилометровая узкоколейная дорога, разобранная в 1960‑ых: сначала для доставки военного снаряжения, потом и для гражданского использвания. В июне 1931 года архитектор Давидс Зариньш получил заказ на проектирование нового аэровокзала, строительство всё откладывалось, и новое здание открылось лишь в 1938‑ом. К тому году существовало 36 направлений регулярных полётов из Риги. Годом ранее айзсарги тоже построили свой трёхэтажный штаб и ангары поблизости.

1964 год. Нынешний аэропорт «Спилве»

При фашистах аэропорт вновь стал исключительно военным. Предварительно, в первых же боях июня 1941-го основные здания были разрушены, и под конец оккупации около тысячи заключённых направили на модернизацию, но 11 октября 1944 года немцы были вынуждены укрепиться на краю аэродрома, чтобы сопротивляться наступавшим советским войскам. Тем временем сапёры подрывали все строения и взлётно-посадочную полосу. Когда через два дня фашистов прогнали, аэропорт был полностью разрушен.

Вскоре появилась временная замена. К концу года существовал рейс в столицу, вскоре присоединились Каунас, Таллин, Даугавпилс и Лиепая, причём все они были существенно дешевле дововенных.

Интерьер аэропорта «Спилве». Фото Вадима Фалькова, февраль 2000-го.

С мая 1954 года прибывавших в Ригу по воздуху встречало роскошное здание аэропорта «Рига»: «Спилве» его назвали только после открытия новых воздушных врат. Как любые ворота города, воздушные должны были вызывать у него ощущение несомненной приязни великой страны к индивидууму. Что же оставалось архитекторам и идеологам делать, как не строить великолепное здание в могучем стиле ампир? Так было положено начало поступи сталинского ампира по Риге.

Денег бы не пожалели, но такой «мешающий» фактор, как самолёты, не дал архитектору Воробьёву воплотить всю монументальность идей. С нескрываемым сожалением это указывалось при открытии:

Высота здания всего 17 метров. Близость аэродрома не позволила строить более высокие здания, поскольку это ухудшило бы возможности взлёта и посадки самолётов, но восемь могучих колонн, высокие окна над входом и небольшая смотровая площадка зрительно придаёт зданию большую высоту, чем на самом деле. Башня увенчана эмблемой Гражданской авиации, серпом и молотом. Эта эмблема ночью будет освещатся неоновыми лампочками и послужит лётчикам своеобразным маяком.
2002 год. Аэропорт «Спилве». Монументальное здание ныне часто притягивает различных художников, в т.ч. кинематографистов. Во время съёмки это

Зато мастера особенно постарались в интерьере: шутка ли, за пятьдесят лет не было ни одного ремонта, но ещё почти всё выглядит так, будто здание построили если не вчера, то пару лет назад. Входящего встречает грандиозное панно в советском духе, которое должно было убеждать в большом желании латышей присоединиться к братским народам союзных республик — на ступеньках, ведущих к Даугаве, люди с радостными лицами в народных костюмах поют народные песни, сверху — аэропорт, всё-таки! — летит самолёт, на заднем плане видна панорама Старой Риги, но больше привлекает правый угол. Там изображённый Дом Колхозников, он же Академия Наук, был достроен только к 1957 году, когда картину народу показали уже с открытием аэропорта в 1954‑ом! Не говоря уж о башни церкви святого Петра, восстановленной только к 1970 году… Изображения по бокам зовут туриста в Юрмалу и Сигулду.

А местных в аэропорт звал его ресторан с поваром-грузином, вносившим некоторое разнообразие в систему рижского общепита. Но не только южная кухня показывала дружбу народов, например, ковры были сотканы на Обуховском комбинате, а VIP-зал украшали гораздо более искусные экземпляры из Китая.

В 1975 году открылся новый аэропорт на другом конце города, а старый получил имя в честь близлежащих лугов и второстепенную роль.

Перспектива определённо есть: с февраля 2012 года здание числится в списке памятников архитектуры[1].

56° 58' 34" N 24° 43' 2" E

latvianaviation.com/Aero_Riga.… — подробная хронология происходившего на аэродроме «Спилве» до Второй Мировой

Торнякалнские виадуки 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Железная дорога
  3. Мосты
  4. Торнякалнские виадуки
  5. Транспорт
  6. Югендстиль
Виадук на Алтонавас 56° 55' 36" N 24° 48' 3" E

В Торнякалнсе через железную дорогу перекинуты три виадука, которые после окончания строительства считались очень опасными. Суть вот в чём: в начале века в Риге железобетон, вновь изобретённый в конце XIX века, был в новинку, оттого можно понять страх людей, увидевших мосты невероятно лёгкой на вид конструкции. А без них не обойтись, ведь железную дорогу проложили в углублении, преодолевать которое радости никакой не было.

Два из них в 1908—1910 годах построила немецкая с рижским филиалом на Кунгу 1 фирма «Weiß und Freitag»; участвовал и латышский инженер Артурс Трамдахс. В Западной Европе их бы приняли спокойно, но в Риге, где ещё ничего не было построено из нового материала, и тут сразу такое крупное сооружение — даже газета «Rīgas Avīze» писала: «Редкий прохожий осмелится пройти по нему [мосту]». Но скоро привыкли, тем более, что мосты показали свою прочность за долгие годы эксплуатации.

На долю построенного ещё в конце XIX века и существенно реконструированного в 1928 году собрата на улице Фрициса Бривземниека пришлось, пожалуй, гораздо более сложное испытание, чем банальное людское недоверие. По словам корреспондента газеты «Правда» Яниса Британса, случилось оно так:

1930-ые. Виадук на Бривземниека. Изображение с сайта railwaymuseum.lv 56° 55' 49" N 24° 52' 0" E

При свете прожекторов

РИГА, 2 октября [1971 года]. Менее суток потребовалось мостостроителям, чтобы поднять выше путепровод у станции Торнякалнс.

В соответствии с проектом электрификации железнодорожной линии Рига—Елгава под путепроводом требовалось провести новую контактную сеть. Было решено поднять стальную махину при помощи домкратов и установить на новые опоры. Движение было перекрыто поздно вечером. В ярком свете прожекторов приступили к работе бригады Николая Зенича, Павла Иванющенко, Павла Савкина и Александра Якушева. Когда днем через Торнякалнс прошла первая электричка, ее пассажиры даже не догадывались, что старый мост за ночь поднялся значительно выше.

В другой раз мосты поворошили в 1994—1995 годах: на Алтонавас и Бривземниека виадуки подняли примерно на метр каждый, что отлично видно по вросшим в землю соседним домам.

56° 55' 42" N 24° 50' 6" E

http://www.railwaymuseum.lv/dz… — рижские путепроводы через железную дорогу на сайте железндорожного музея
http://forum.myriga.info/?show… — тема о торнякалнских виадуках на «Беседах о Риге»

Омнибус 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Омнибус
  2. Транспорт

Первые сведения о рижских омнибусах можно найти в газете «Rigaer Zeitung», выходившей в Риге на немецком языке. В номере от 1 марта 1852 года было опубликовано объявление: «В первых числах этого месяца с разрешения начальства будут совершать рейсы два омнибусных вагона». Если предшественником трамвая была конка, то омнибус называют прадедушкой рижского автобуса.

Днем 7 марта два омнибуса выставили на обозрение. Поглазеть на них можно было на улице Тиргоню, перед Ратушной площадью. Современник писал, что толпы народа собрались посмотреть на диковинные кареты – все прилегающие к площади улицы и переулки были заполнены. Когда же «чудеса коммуникации» выехали на площадь, раздались возгласы одобрения. И недаром: ведь омнибусы выглядели очень эффектно – до половины были окрашены в чёрный цвет, а выше, после окон в ярко-синий цвет, алые занавески прикрывали все 10 окон. Рассчитанные на 11 человек, экипажи оказались весьма просторными.

Первый свой рейс машины совершили в этот же день после полудня от Ратушная площадь к Большой водокачке. Большая водокачка – это название колодца на месте нынешней Новой церкви Гертруды. Кстати, такой маршрут был выбран неслучайно: там находились рынок, кабак и корчма. Таблички с названиями были написаны на двух языках – на русском и на немецком. Отметим, что по первому маршруту ездило много бюргеров, несмотря на низкую плату – 10 копеек. Тот же «RZ» оставил нам портрет главного лица омнибуса – кучера: в светло-синей ливрее, на высоких козлах. Чуть позади него на открытой площадке сидел кондуктор, который продавал билеты (они были похожи на большие белые квитанции). Официальных остановок тогда не было, и кучер притормаживал по требованию. Это была интересная процедура, особенно когда нужно было выйти: пассажир сообщал об этом кондуктору, а тот, в свою очередь, звонил в колокольчик, привязанной за шнур к левой руке кучера.

Однако если в первые дни омнибусы чуть ли не разваливались от числа пассажиров, то уже в августе того же года они ходили полупустые. Наконец выяснилась причина: не было расписаний, и люди подолгу простаивали в ожидании кареты. Расписания сделали, но и тут через несколько месяцев повторилась та же история! Оказалось, удобней было ехать на извозчике, потому что он за ту же плату может подвезти прямо к дому. Хозяева опять учли пожелания пассажиров и ввели раздельную плату – те, кто ехал весь путь, платили 10 копеек, кто половину (до Романова, нынешеней Лачплеша) – 5 копеек. Через некоторое время уже весь маршрут стоил пять копеек, а при разделении салона омнибуса на 2 класса билет второго класса (у дверей) стоил 3 копейки.

Когда добавилось примерно десять линий и омнибусы стали популярны, были изобретены платформы, обтянутые парусиной: они шли медленней, но вряд ли кто‑нибудь захотел из-за этого идти пешком. Их называли «Ноевыми ковчегами». Когда в 1882 году пустили конку, постепенно исчезли омнибусы, а «Ноевы ковчеги» прожили еще до 1901 года, когда пустили трамвай.

Скоростной трамвай 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Нереализованное
  2. Скоростной трамвай
  3. Трамваи
  4. Транспорт
Эскиз скоростного трамвая, выходящего из-под земли на площади Стрелков 56° 56' 50" N 24° 63' 3" E

Скоростной трамвай как идеальный вариант решения транспортной проблемы в городе Риге был предложен в 1965 году группой ленинградских инженеров под руководством В. Грицовского. По его проекту, опубликованному в газете Rīgas Balss 10 января 1966 года:

В густонаселенных центральных районах трамвай пойдет по туннелям на шестиметровой глубине. Такие туннели будут перекрыты железобетонными плитами. В новых районах и малонаселенных местах, где транспортные средства друг другу не мешают, скоростной трамвай выйдет из туннеля и будет двигаться на уровне земли или в некотором углублении.Проектировщики выработали вариант первой очереди - 82 километра путей, из них 20 километров под землей. Предполагается, что первые 5 подземных километров пути будут построены уже в этой пятилетке.

Велосипед 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Транспорт

Хотя первый в мире велосипед был выставлен в Париже только в 1867 году, к концу века 19-го он уже был у рижан в почете. Впрочем, трехколесные собратья внушали большее доверие.

В 1886 году в Риге была основана первая в России велосипедная фабрика. Механик из Кулдиги Александр Лейтнер основал «Россию», предварительно ознакомившись с велосипедным делом во Франции, Англии и Германии. Хотя в основном фабрика занималась ремонтом заграничных велосипедов, в первый же год работы она выпустила 14 собственных.

Работала она сначала в деревянном домике на Гертрудес 27, в 1890 году перебралась на Кр. Барона 21, а с 1894 года предприятие работало на улице Бривибас, где ныне, как воспоминание и ностальгия, восстановлена надпись «Фабрика велосипедовъ А. Лейтнеръ. Velociped-Fabrik A. Leutner». Соответственно росла и производительность в года — на Барона собирали 500, а на Бривибас — уже 1 000 велосипедов в год.

Мода на велосипеды породила другую моду — на общества велосипедистов. Первое построило свой трек в Царском саду (ныне сад Виестура) уже в 1887 году. Теперь там этому поставлен памятный камень. Третья мода — на спортивную одежду. Согласитесь, в платье на велосипеде ездить не очень удобно.

В 1898 году Рижская дума приняла решение о велосипедах. В нем было сказано, что для велосипедной езды необходимо получить права, которые могли отнять за нарушение правил. Транспортные средства должны были иметь номера и тормоза.

До Первой Мировой войны в Латвии было 18 велозаводов. И, несмотря на разрушения войны, после нее количество велозаводов почти удвоилось — их было уже 35. Во время Первой Мировой войны один из крупнейших — завод Лейтнера  — был эвакуирован в Харьков, позже из него вырос знаменитый на весь СССР Харьковский велозавод.

Ныне в Латвии велосипеды не производят.

Метро 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Метро
  2. Нереализованное
  3. Транспорт
Метро

О метрополитене в Риге серьезно заговорили к 1984 году, хотя вскользь эта тема появлялась уже в конце семидесятых. Несмотря на то, что метро обычно строилось в городах-миллионерах, Риге с ее населением в 900 000 человек было решено преподнести подарок: с учётом оставшихся строителей и прочих факторов роста численности населения миллион был в прогнозах на самое ближайшее будущее.

В середине десятилетия уже строили две базы для метростроевцев: одну в Межапарксе возле ТЭЦ, другую — в Болдерае.

В 1989 году был готов проект метрополитена, созданный в Ленинграде и одобренный в Москве. Строительство ценой в семь с половиной миллионов рублей силами Минского Метростроя должно было начаться в 1990 году так, чтобы пусковой участок поспел к началу тысячелетия. Чертежи предусматривали устройство в первой очереди восьми станций с разными темами оформления:

  • Засулаукс (отдых на Взморье)
  • Аврора (революция)
  • Бульвар Узварас (Рига как морские ворота республики)
  • Центральный вокзал (дружба народов Союза)
  • Дружба (возле гостиницы «Латвия» — установление советской власти в Латвии)
  • Видземский рынок
  • Станция Ошкалны (нынешняя Земитаны — Великая Отечественная война)
  • ВЭФ (труд)

Длина пускового участка составила бы 8,3 км., 4 станции были бы глубокого залегания, 4 — мелкого; 4 строились бы открытым способом, 4 — закрытым. Первые станции открылись бы к 2002 году. Далее первая линия была бы продолжена в обоих направлениях. Последующие ветки соединили бы такие районы как Саркандаугава, Зиепниеккалнс и другие; даже еще не существовавшие: Буллю капу и Дрейлини.

Немаловажный аспект — художественное оформление станций. В отличие от инженерной части проекта, которая была доверена специалистам из Северной столицы Союза, этим вопросом занимались архитекторы из столицы местной.

Как известно, метро в Риге все-таки не было построено — было вынуждено отступить перед упорством на месте. Причин высказывалось много: и иммиграция метростроителей в Латвию, и низкое качество, и абсолютное неучитывание потребностей инвалидов (что, вообще-то, правда: ни лифты, ни пандусы не были предусмотрены), и чрезмерное развитие участков вокруг станций метро (мнение высказал Сигурдс Грава, градостроитель из США), и экономическая нецелесообразность,и сложность геологических усоловий, и так далее, и тому подобное. Вместе они достигли поставленной цели. Кстати, когда ругали метро, добрым словом поминали скоростной трамвай, что так и не построили в шестидесятых. Ну а с обретением независимости и вовсе все разговоры о метро прекратились.

http://digger37.narod.ru/metro… — интервью о непостроенном рижском метрополитене
http://forum.metro.donetsk.ua/… — обзор проекта рижской подземки на форуме метрополитена Донецка
http://forum.myriga.info/?show… — «Метрополитен в Metropolis Livonicum» на форуме

Гауйско-Даугавский канал 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Bukulti
  2. Ādaži
  3. Гауйско-Даугавский канал
  4. Исчезнувшее
  5. Окрестности
  6. Транспорт
  7. Шлюзы

Наряду с железной доргой, в России конца XIX века каналы также рассматривались как потенциально выгодные транспортные системы. Составлялись грандиозные проекты по соединению Риги с Херсонесом, Чудским озером и т.д. План транспортного канала между Гауей и Даугавой возник ещё в 1662 году и был возрождён в 1898 году, для чего было основано Общество улучшения водных путей лифляндских рек. Первой задачей оно ставило очистку дна Гауи и строительство канала, который бы освобождал сплавщиков леса от трудного участка морского пути между устьями Гауи и Даугавы: водный путь по Гауе был очень активным, ежегодно там провозили около 10 000 тонн грузов на 1 000 плотах.

1930-ые. Один из шлюзов Гауйско-Даугавского канала. Сейчас от него остались лишь основания 57° 36' 4" N 24° 20' 48" E

Канал строили с 1901 по 1903 гг., при этом впервые в России используя шлюзы системы «Stoney», открывающиеся вверх. В районе от Малого Балтезерса до Гауи находились шесть искуственных порогов, поэтому эта часть была пригодна лишь для сплавления леса. На остальных же и до сих пор происходит небольшое судоходство. Из 22,3 км., названных каналом, вырыты только около трети, в остальных же местах использованы существующие водоёмы.

Сооружения не очень сильно пострадали во время Первой Мировой войны, тем не менее, Общество предложило государству выкупить канал, но в 1921 году Кабинет Министров отказался и решил оставить путь во владении прежних хозяев. Они его подлатали и использовали дальше, вплоть до следующей войны.

В 60‑ых годах ХХ века канал перестали использовать по назначению и начали его примерять для нужд водного спорта, думали о реконструкции. Это и означало трагедию для строений: канал не использовался, за шлюзами никто не следил, поэтому уже в 90‑ых были разрушены все три шлюза. Остались ещё деревянный настил возле Алдери, основания шлюзов и большие, но очень смутные надежды на возрождение Гауйско-Даугавского канала.

57° 37' 0" N 24° 20' 48" E

Воздушный мост 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Воздушный мост
  2. Железная дорога
  3. Мосты
  4. Транспорт
  5. Центр

При открытии это сооружение нарекли, соответственно тогдашнему названию улицы Бривибас, Александровским. Улицу при Первой Республике переименовали, с тем сменилось и имя путепровода. Только вся соль в том, что тогда, будучи практически единственным виадуком в Риге, он это название носил оправданно, а теперь-то их стало гораздо больше… Но главное не название.

Главное — польза. И она точно была, ведь до того рижане проводили у переезда уйму времени, да ещё и товарную станцию собирались открывать, что превратило бы четыре пути «чугунки» в непроходимую стену. Не зря же за мост, запланированный в 1897 году как часть переустраиваемого железнодорожного узла, принялись гораздо раньше самой реконструкции — в 1904 и 1908 годах соответственно.

Итак, 11 августа 1901 года только что выбранный мэр Риги Джордж Армистед отправил в столицу запрос министру сообщения о путепроводе. Инженер Кетриц приехал, убедился в надобности, и городские мужи решили, что мост строить надо. Робкие голоса, правда, просили строить туннель, но их не услышали. 5 мая 1904 года традиционный пергаментный свиток лёг в землю, и работы начались.

Мимоходом ещё подвинули триумфальные Александровские ворота на выделенные железной дорогой 3 800 рублей — к Шмерлису.

Александровский мост строили по чертежам проектировочной конторы реконструкции Рижского центрального желзнодорожного узла, П. Вознесенский думал над фермой моста: в те годы он единственной металлической фермой действительно отчасти напоминал современный железнодорожный мост через Даугаву. Рассчитана она была на 12 тонн повозок и 20 тонн трамваев, соорудили её поляки на заводе Ружского в Варшаве. Много ещё народу (А. Слаукович проектировал опоры, фирма И. Тарасова поставляла землю, фирма М. Зайцева собственно строила) потрудилось над постройкой, пока 18 мая 1906 года мост не объявили открытым.

Посередине появилась трамвайная остановка, где в тридцатых как-то раз со стоящим трамваем на полном ходу повстречался автобус, что заставило убрать её с моста.

Александровский путепровод простоял до 1944 года, потом его взорвали отступавшие фашисты — в негодность пришли ферма и часть опоры со стороны центра. Немного цемента, немного остатков Земгальского моста — первое время мост мог продолжать службу. В 1963 году ему придали современный бесхитростный, но не наспех сделанный вид.

56° 58' 10" N 24° 92' 4" E

Болдерайские мосты 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Bolderāja
  2. Болдерайские мосты
  3. Железная дорога
  4. Мосты
  5. Транспорт

В 1805 году знаменитый краевед Броце начертил план фарватера Даугавы, где берега Буллюпе соединял мост. У него стоял караул и строго контролировал доступ на остров. Мост был деревянным, и до строительства железной дороги подобная конструкция всех устраивала.

Старый мост в разведённом состоянии. Изображение с сайта forum.myriga.info

Железная дорога подобралась к берегам реки в 1873 году с явным намерением её пересечь. Чтобы много не тратиться при строительстве новой переправы, с обеих сторон насыпали дамбы, а ради возможности пароходного сообщения единственный, железный, пролёт был сделан крутящимся на четырёх подшипниках опоры, стоявшей в середине реки. При помощи специального ключа двое мужчин могли поставить мост параллельно течению минут за десять — это приходилось проделывать по много раз на дню.

Прохожих на железнодорожной переправе видеть не желали, для них оставался далёкий Деревянный, — с большой буквы, — мост ближе к Даугаве, прямо напротив крепости с заходом на Островок любви. Это сооружение было построено ещё в 1858—1863 годах и тоже могло пропускать корабли, только не так искусно. Полтора десятка рабочих канатами и цепями тянули плававшую более низкую часть моста к левому берегу. Неудобно, одним словом — вот и построили в 1865 году нормальный разводной пролёт у того же левого берега. Первая Мировая сильно испортила мост, к тридцатым его уже не стало, и железнодорожный коллега на ближайшие лет восемьдесят стал универсальным. Так потерял свою работу паромщик, который при отстутствии льда за копейку готов был послужить третьим мостом Болдераи, а улица Тилта стала Меникю.

Современный вид мостов через Буллюпе. Изображение с сайта parovoz.com

12 октября 1944 года в 19:40 в одном из окрестных домов остановились часы: фашисты, отступая, взорвали железнодорожный мост. Ещё за две недели до того фермы обмотали зелёными бикфордовыми шнурами, а вниз положили мины; так люди и ходили. Полвека спустя водолазы выловили поворотный механизм в качестве металлолома. После войны сапёры и местные женщины-военные поставили временный деревянный мост, в 1953—1954 годах был построен новый, не разводной, но шесть метров высоты над уровнем воды не препятствовали водному транспорту. Его проект родился в голове А. Старцева из Ленинградского мостостроительного института. Мост считался временной мерой, пока не будет возведён автомобильный. До него оставалось лет пятьдесят.

Счастливый момент состоялся в 13 часов Дня независимости — 18 ноября 2002 года. Церемонию открытия сопровождали пикет против строительства нефтетерминала в Даугавгриве и обещания чиновников построить ещё и путепровод на улице Парадес. Пресса радостно пустила нелепый слух, будто в Европе больше не осталось мостов с совмещённым автомобильным и железнодорожным сообщением. Пересечение Буллюпе стало проще.

57° 23' 2" N 24° 22' 4" E