Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc
  • laika pēc noklusēšanas
  • ieraksta labošanas laika

Кундзиньсала 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Kundziņsala
  2. Острова
  3. Районы

История всех крупнейших островов низовьев Даугавы в некоторой связи предельно созвучна: все они в своё время не были едины. Кундзиньсала прирастала новыми землями с XVI и вплоть до ХХ века. До той поры случалось её видеть разделённой даже на семь самостоятельных островов, тем не менее, на некоторых невиданным образом существовало что‑то наподобие технического прогресса.

В 1672 году там появилась одна из первых судоверфей города, которую спустя восемь лет перекупило правительство Швеции. Там работало уже около двух сотен человек.

Когда же портам и кораблям понадобилась ещё и качественная связь, под руководством последующего основателя латвийского радио Яниса Линтера стали строить и централи радиотелеграфа: в Риге, Лиепае и на острове Роню. В Риге в качестве её местонахождения выбрали именно Кундзиньсалу. Рижский Биржевой комитет ради этого дела распрощался с 30 000 рублей, зато получил возможность узнавать о движении кораблей в заливе. В 1912 году станцию открыли, а с началом войны понадобилось её взорвать.

В начале ХХ века мангальсальские рыбаки, владевшие Кундзиньсалой, смекнули арендовать землю трудящимся великанов индустрии Саркандаугавы. С тех пор там выросло несколько десятков скромных домиков, в 30‑ых открылась своя школа, но более пятнадцати школяров в класс набрать никак не получалось, и направили их со временем за образованием на большую землю. В те годы жизнь на острове была весёлой — спасибо Добровольному пожарному обществу и Обществу благоустройства за балы, эстраду и т.д. С 1939 года была ещё одна диковинка: в доме Гулбисов появился автомобиль!

Самое странное в этих историях, что настоящее сообщение с материком поддерживалось лишь с помощью лодок и пароходика. К тому же построенные в XIX веке защитные дамбы не мешали острову часто затопляться; не помогли даже безработные, которых Первая республика направляла поднимать улицы. Только в 1959 году открылся мост в Саркандаугаву через одноимённую речку, да и присоединили Кундзиньсалу к Риге лишь в 1917 году.

Два года спустя, 25 марта 1919 года, вышел приказ выселять буржуев из центра города. Наряду с Саркандаугавой и Закюсалой в списке новых мест жительства значилась и Кундзиньсала.

В тридцатых годах ХХ века было решено отдать остров под портовые нужды, но полностью это не случилось до сих пор, зато и по сей день подобные планы традиционно вызывают всевозможные скандалы. Потому почти сельский вид Кундзиньсалы во многих местах остался абсолютно нетронутым.

57° 15' 0" N 24° 61' 6" E

Берги 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Берги
  2. Районы

С давних пор, ещё до прихода немцев, там, где сейчас Берги, шла дорога в сторону Руси. Однако только после прихода немецких рыцарей, в 1221 году, на самом незащищённом от стихий месте возле перешейка между Кишезерсом и Юглским озером стали строить дамбу. С ней связана престранная то ли история, то ли легенда.

В польское время близлежащая крепость Нейермюлен подчинялась коменданту Даугавгривской крепости, который приказал подполковнику Залесскому отремонтировать дамбу и брать пошлину с путников, на что рижский магистрат ответил ссылкой на привилегию трёхвековой давности, обещавшую вечный бесплатный проезд по дамбе. После отказа их выслушать пришлось обратиться к королю, который решил, что ремонт должны оплачивать магистрат и лифляндское дворянство поровну. Когда же строители приступили к работе, Залесский, ни много ни мало, в отместку начал палить по ним из пушки и выпустил четыре ядра. Те тоже были не лыком шиты, забрали в качестве вещественных доказательств два из них и вновь пошли жаловаться королю. Неизвестно, чем бы это закончилось, но монарха в то время заняла война со Швецией, и дело замяли.

Первый мост через Юглу на середине дамбы существовал уже в 1668 году, судя по фразе путешественника Яна Стрейса «В тот день мы доехали до Неймюлена, где заночевали. В этой деревне для переправы лошадей и телег служит большой понтонный мост». До этого там работал паромщик.

Естественным образом получилось, что возле главной дороги возникло поселение. Сначала там был поселок при крепости Нейермюлен, где в 1549 году была упомянута церковь, после многих разрушений наконец восстановленная в 1775 году в нынешнем Балтезерсе, потом появилась таможня, проверявшая на мосту крестьянские повозки на наличие водки, ведь в Риге её продавали втридорога. Оттого в памяти местных старожилов сохранялись разные увлекательные рассказы, связанные с контрабандой.

В конце XVIII века построили ям &#151 теперь путники могли просто менять лошадей, а не ждать, пока те отдохнут. Он проработал до конца последовавшего века, однако на улице Кактусу под шестым номером и поныне сохранилось это приземистое здание в стиле ампир (второй этаж достроен уже при Советах), а на Лаймас, 1, стоит жилой дом работников упомянутого учреждения.

На такой оживлённой окраине просто не могло не возникнуть обилие кабаков. Один из них, Мельничный, или Каменный, приобрёл дурную славу тем, что его хозяин, помещик, ещё в начале ХХ века имел привычку заключать особо нелюбимых посетителей в ножные колодки, за что и был наказан: запрет на это вышел уже за пару десятков лет до того. В других нравы не были столь жестоки.

Кстати, на Бривибас гатве многие подобные здания сохранились: та самая Каменная корчма (441), корчма у Дамбы (435), корчма Баложу (450), где её в середине ХХ века потеснили Баложские ресторан и магазин.

Не смею не упомянуть усадьбу Баложи, или Буэнавентура, и Этнографический музей под открытым небом, а поскольку адмимнистрация последнего находится в здании первой, две достопримечательности позволительно объединить одной статьёй.

«Здесь будет город-парк!» — решили после аграрной реформы начала 20‑ых обрадованные успехом Царского леса градостроители и назвали местность «Парк Юглы». И стали думать и даже понемногу строить, выделять земли по 1500-2000 м²; продолжалось следование этой цели и после войны, но уже в более скромных площадях. Несмотря на подобную активность, район был присоединен к Риге только в 1974 году.

56° 59' 54" N 24° 16' 23" E

Золитуде и Шампетерис 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Johann Brotze
  2. Zolitūde
  3. Районы

Примерно в одно время — во второй половине XVIII века, эпохи роскошных загородных дач — за пределами Риги появились две усадьбы, названные по французской моде: Золитуде ближе к нынешней Иманте и Шампетер в одноимённом районе. Имя первой подразумевало одиночество, второй — местонахождение посреди безрадостного поля. Роднили их некоторое время и владельцы, знатный род фон Фитингхофов. Всего им принадлежало около двадцати усадеб по всей Лифляндии, так что сам глава семейства Отто фон Фитингхоф даже мог по пути в Ригу менять лошадей в одних лишь своих конюшнях. Он же построил в Риге первый театр, чьё здание ныне названо в честь Вагнера.

1785 год. Усадьба Золитуде глазами Йоханна Броце

Достиг он этой роскоши путёми бурной индустриализации всех своих усадеб; коптили трубы и после того, как Фитингхофы распрощались с этим имуществом. Например, в Шампетерисе в 1813 году появилась уксусная мануфактура, в 1856 — пивоварня, в 1899 — литография; на торфяном заводе Золитуде превращали в деньги дары соседнего болота. Тем не менее, такое соседство позволяло Фитингхофу устроить свою усадьбу в лучшем «дворцовом» вкусе и разбить приятные сады с оранжереями и павильонами.

Дольше всех, вплоть до 1998 года, продержался Шампетерис; Золитуде с её неместным шармом, следуя принципу «Я тебя породил — я тебя и убью», выстояла ещё меньше, добитая индустриализаией. Затем местность славилась ипподромом, но не конями — скорее, одними из первых полётов Российской империи. Сам ипподром занимал огромное пространство вдоль железной дороги.

Первые этажерки испытали импровизированную взлётно-посадочную полосу в мае 1910 года, вскоре Теодор Калеп уже сам конструировал самолёты совсем рядом, на заводе «Мотор» в Засулауксе. 14 апреля два года спустя десять тысяч человек вновь собрались поглазеть на полёт: силы в воздухоплавании испытывала одна из первых женщин-лётчиц Лидия Зверева. Росла бы слава Риги как центра авиастроения, да война началась, и исчезли показательные полёты на Золитудском аэродроме.

В 1919 году всю окраину обнесли границей города, чуть позже в Шампетерисе надумали отводить землю для частных домов. В Золитуде беспорядочно появлялись сарайчики на огородах, пока этот хаос не постановили привести в человеческий вид. Вокруг одной, пешеходной по плану, улицы с 1983 года возвели банальные многоэтажки на 25 000 человек общей вместительностью; той же участи ждал и Шампетерис, но времена поменялись, и патриархальные садики оставили цвести. Чуть поодаль пропал старый ипподром, уже перквалифицированный к тому времени в трассу для мотокросса.

По Шампетерису можно ностальгировать в парке с небольшим прудом, по усадьбе Золитуде — на небольшой аллее, но в целом старые фабричные корпуса — это всё историческое Золитуде.

56° 56' 26" N 24° 14' 4" E

Бишумуйжа 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Bišumuiža
  2. Классицизм
  3. Районы
  4. Усадьбы
Бишумуйжа

25 мая 1773 года возле Анна Катарина фон Шильдер приобрела небольшое поместье у крутого поворота дороги на Бауску. В 1784 году хозяйка скончалась, и дома — земли по‑прежнему оставались во владении города — два года населяли её сыновья. Потом, 26 июня 1786 года старейшина Большой гильдии Карл Фридрих Хульзен купил всё имущество на аукционе, расставшись с 3 006 талерами. Но и он не задержался надолго: с 1810 по 1885 год там хозяйничало семейство Бранденбургов.

Молва утвреждает, что один из его представителей прославился как жестокий человек, а его сын оказался невероятным проказником. Как-то раз он якобы поспорил, что на Лиго на Даугаве будет лёд и выйграл: запасшись зимой материалом, он сохранил его в погребе и выкинул в самый разгар лета. В другой раз он будто три дня гнал по мосту через Бишумуйжас гравис животных — лягушек из мешка, — таким образом, прочее движение испытывало некоторые неудобства.

Из ощутимых свидетельств хозяйствования Бранденбургов можно назвать новый комплекс усадьбы в стиле классицизма, который был построен около 1820 года и сохранился поныне. Жаль, но то же самое нельзя сказать про его интерьер: промышленники, позднее устроившие там конторы и производства, не увидели истинной ценности ни овального зала с росписями, ни декоративного паркета, ни голландских изразцов, ни многого другого. К счастью, дом садовника, жилой дом, конюшни и главная аллея ещё сохранились. Другой усадьбе повезло ещё меньше: Букайшумуйжу или «Fockenhof» снесли ещё в XIX веке, теперь только по названию улицы Букайшу можно догадыватья об её живописном расположении на берегу Даугавы неподалёку.

Хозяйственные постройки Бишумуйжи в 1927 году. Фото с сайта www.pilis.lv

Во время Первой Мировой войны владельцы покинули свои дома, и здание долго пустовало. 7 марта 1928 года за постройки наследникам прежних хозяев 40 000 латов уплатил жилищный кооператив «Mans nams», который намеревался возводить на территории жилые дома, но генеральный план развития города внезапно сделал своё чёрное дело: Бишумуйжа была обозначена зелёной зоной. Оттого, несмотря на включение усадьбы в список памятников архитектуры 19 января 1928 года, кооператив не смог содержать исторические здания, и вскоре земли попали на аукцион. В 1950 году там расположились помещения завода «Rīgas stikls».

Как попасть в усадьбу? Когда сойдёте на кольце десятого трамвая, идите направо и выискивайте дорожку по правую руку в лесу. Там и находятся здания, официально числящиеся по адресу Баускас, 147а.

Ныне они поглощены индустрией, которую уже два столетия назад в Бишумуйже осваивать начал сам помещик Бранденбург, вдохновлённый примером мануфактуры Раве на другом конце города. В 1811 году было построено первое, а спустя пять лет — и второе, четырёхэтажное, здание сахарной фабрики. Затем, в 1848 году, сын фабриканта приобрёл территорию Катлакалнской мельницы и учредил масляную фабрику, заместо которой в 1871 году Людвиг Редер и Гумал Кнопп открыли бумажную фабрику. Всё тот же Бранденбург в 1860 году стоял у истоков ленточной фабрики, которую осенью 1908 года после пожара приобрёл представитель акционерного общества «Вулкан» Аарон Гиршман, приспособившего здания для производства спичек.

В XVIII-XIX веках многие рижские мануфактуры использовали энергию ветряных мельниц в своей работе — ветряков в Риге насчитывалось около двадцати, — но к середине XIX века многие уже перешли на паровую тягу, таким образом, ветряная мельница Бишумуйжы в начале ХХ века была явным анахронизмом, зато — единственной в городе на тот момент.

В 1828 году в очередной раз расширяли границы города, в тот раз в черту Риги внесли весьма обширную территорию, включая Бишумуйжу, совсем малозаселённый район. Позже всё пошло по обыкновенному сценарию превращения деревни в промышленный район, росло население, строились дома, постепенно образовался один из семи рижских рынков тех времён, работали различные общества и курсировал трамвай. Последовала война, эвакуация и кризис, после войны обуревший всю страну. кое‑как возобновили работу некоторые фабрики, в середине 20‑ых восстановили сильно попорченную войной трамвайную линию, но об общем настроении можно судить, съездив в тихую окраину Бишумуйжу.

56° 54' 44" N 24° 83' 1" E

Гризинькалнс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Grīziņkalns
  2. Районы
  3. Центр

Первым зданием будущего Гризинькалнса стала усадьба врача Иоганна Фишера, находившаяся за горкой, а остальным в этой холмистой и неуютной местности селитсья не хотелось, поэтому там не образовалось древнее предместье.

В конце XIX века Рига росла непривычно быстро: этому способствовали и общий индустриальный прорыв, и освобождение от городских валов. Другим фактором послужила железная дорога: было удобно подвозить товары поездами, поэтому и после постройки Милгрависской железной дороги в 1872 году возле неё возникли разные предприятия. Возле них появилось рабочее поселение, проект для которого составил городской землемер Рудольф Штегманн в 70‑ых годах XIX века.

Больница Красного Креста 56° 57' 17" N 24° 90' 1" E

Пять улиц он повернул в сторону доминанты района — шпиля церкви святого Павла. Строительство готического храма затянулось на 19 лет (с 1866 по 1885 год), было начато архитектором Г. Ф. А. Хильбигом, а закончено уже после его смерти сыном зодчего Г. О. Хильбигом. В 1912 году по проекту Рудольфа Шмеллинга церковь построила новые боковые порталы.

Предместье ещё в начале ХХ века из-за своей относительной отдалённости и непривлекательного характера жило подобно небольшому городку: со своим парком, своей церковью, своей больницей, своим добровольным пожарным обществом и его духовым оркестром. Большинство мужчин работали на заводах, из которых самый известным можно считать «Русско-Балтийский вагонный завод», в чьих зданиях до Первой Мирвоой войны собирали лучшие российские автомобили и сконструировали первый в мире танк, а после неё обмельчали и ныне производят молочные продукты. Жили они, в большинстве своём, в многочисленных двухэтажных деревянных доходных домах, построенных на рубеже веков или чуть ранее: многоэтажные каменные здания так полностью их не вытеснили. На рубеже веков местность обогатилась парком, ныне названным в память о событиях 1905 года.

«Блочный дом» на Яня Асара, 15

Несколькими значительными зданиями обогатили Гризинькалнс 30‑ые годы ХХ века. В рамках муниципальной программы строительства жилья на Яня Асара, 15, по проекту Освальда Тилманиса был построен один из четырёх «блочных» (подразумевая большую занимаемую площадь) домов. Всё-таки существующее здание, завершённое в 1929 году, представляет собой лишь малую часть большой задумки, предполагавшей застроить весь квартал вплоть до нынешней улицы Деглава. Скульптура «Морское чудовище» во дворе — работа Рихарда Маурса.

Ещё два дома вместе тоже заняли почти весь квартал между улицами Пернавас и Таллинас, придав ему медицинский характер: ортопедические мастерские и школа медсестёр Латвийского Красного Креста, ныне поликлиника (1933 и 1936, архитектор Александр Клинклавс). Так завершился лечебный ансамбль, начало которому положила больница Красного Креста, построенная в 1912 году по проекту Фридриха Шефеля. Другое заметное приобретение района тех лет — сад Зиедоньдарзс.

В советскую эру внимание уделялось территории возле железной дороги, наверное, потому, что других свободных мест в окрестностях уже не оставалось. В 1945 году открыли стадион «Даугава», с 1959 года там же действует и каток, а поблизости в 1966 году открылся 382-метровый виадук на улице Деглава.

56° 57' 15" N 24° 88' 1" E

Межапаркс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Mežaparks
  2. Районы

В начале XVII века Швеция предприняла попытки завоевания Риги. Во время одного из таких походов войско короля Густава Адольфа на месте нынешнего Межапарка. С этого и пошло название «Царский лес», официально использовавшееся вплоть до 1923 года.

Поскольку от самых старых зданий Межапаркса практически ничего не осталось, многие отождествляют этот район только с роскошными виллами ХХ века. Это, конечно, неверный подход: усадьбы на живописных берегах озера появились давно, уже в XVII веке. Известны имения Граве, Мейера и Анны, и лишь первое ещё можно отыскать в природе.

В 1913 году наследники последнего владельца Патрика Ритца продали его за 200 тысяч рублей Рижскому Латышскому образовательному обществу, которое в усадьбе проводило различные развлекательные и обучающие мероприятия. Новые хозяева установили в парке солнечные часы, давшие месту новое название: «Солнечный сад» («Saules dārzs»). Примерно так же осталось и после 1918 года: проходили детские праздники, крутились карусели и взлетали качели. Потом Карлис Улманис в 1936 году подарил сад мазпулкам (молодёжной организации тех времён). С приходом советских нравов Солнечный сад переименовали в «Детский парк», но по существу изменили только политическую ориентацию посетителей — прежних владельцев заменили юннаты. Независимая Латвия вернула парк детям, но прошло десять лет, и неожимданно забрала его в пользу коммерсантов.

Межапаркс является одним из первых воплощений города-сада в мире. Пунктиром на плане Риги 1899 года были показаны проектируемые, ещё не утверждённые улицы нового города-сада, гармонично вписывающегося в окружающую среду. В том же году известный рижский садовник Георг Куфальдт разработал проект застройки в Царском лесу. В 1900 году и Рижская дума занялась этим вопросом. Идею постройки колонии вилл в Межапарксе поддержал главный инженер города А. Агте, в том же году основали Рижское акционерное общество строительства домов. Его задачей было распределение земельных участков новой части города. Застройку начинали с южной стороны, постепенно расширяясь и подходя к самому лесу. До 1908 года были построены 18 особняков, в 1903 году от cтанции «Военный госпиталь» (Браса) Мюльграбенской железной дороги проведена линия конки, последняя в городе (электрифицирована в 1910 году). Раньше она вела не до самого леса, как сейчас, а сворачивала на нынешнюю улицу Анны Саксе и оканчивалась у яхтклуба.

Apskatīt karti
1957. Mežaparks. Plāns-shēma.

Хотя проект местных мастеров был неплох, в думе возник спор, что у архитекторов не хватает навыков такого строительства. Поэтому для планировки второй очереди колонии вилл в 1910 году пригласили зодчего Германа Янсена из Берлина. В последнем проекте, предложенном 17 февраля 1911 года, он предложил сделать проспект Сигулдас главной мультифункциональной улицей. Надо, однако, сказать, что первая очередь застройки ничуть не хуже вписывается в природные условия, чем предложенная Янсеном, поскольку предложение по оживлению указанной улицы так никогда и не было воплощено в жизнь, не была построена даже церковь в «кармане» возле улицы Гатартас. В этой части строительство активизировалось только в период с 1928 по 1932 год, когда там было построено 167 домов. До войны больше строили в старой, обжитой части колонии вилл Царского леса.

Строить в Царском лесу можно было только свободно стоящие двухэтажные жилые дома, не выше 12,6 м. Указывалась возможность сделать дополнительную мансарду в каменных зданиях, но существовали ограничения, касающиеся плотности застройки, заборов и прочие.

В 1903 году предприимчивые немцы-спортсмены в строящемся и, судя по всему, перспективном районе основали «Спортивный парк Kaiserwald». Занятия теннисом, лёгкой атлетикой и футболом происходили в прекрасной среде, на природе, чем гордилилсь члены клуба: «Из тесных городских стен — в божественный мир Kaiserwald!» — так гласил призыв, лозунгом же избрали «Gut Sport!». Общество, членами которого были многие представители немецкой интеллигенции Риги той поры, располагалось в бывшей усадьбе Анны. «Kaiserwald» часто устраивал соревнования, например, по футболу, теннису или лыжному спорту. Общество существовало и активно (хотя и не так, как до войны) действовало и после восстановления в 1921 году до закрытия в 1941‑ом, пережив смену названия 10 августа 1939-ого, когда оно стало именоваться Рижским немецким спортивным обществом.

До Первой мировой войны в Межапарксе было построено 108 жилых домов. Интенсивно этот район застраивался и в 20‑ых годах ХХ века. Теперь он представляет из себя уникальное собрание особняков в стилях югенд и функционализм. Это послужило причиной объявления Межапарка памятником градостроительства государственного значения.

В 1927 году из бывшей электростанции по проекту Артура Медлингера создали церковь Густава Адольфа (тогда в Межапарке жило достаточно много шведов). Получившаяся капелла на 80 мест сегодня считается самым маленьким храмом Риги.

Нельзя пропустить советское время в развитии Межапарка. С одной стороны, пропал прежний лоск роскошных вилл, но именно тогда лес к северу от домов стал таким, каков он сейчас — парком культуры и отдыха.

57° 4.' 1" N 24° 96' 4" E

http://www.mezaparkadraudze.lv… — поищите на этом сайте историю Межапаркской церкви 57° 13' 0" N 24° 10' 30" E

Тейка 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Teika
  2. Районы
Тейка

Первая Мировая война оставила много неприятных следов в городе, и одним из худших был пресловутый квартирный вопрос. Дельцы тоже постарались и многие пригодные квартиры переделали под конторы. Да и финансов, разумеется, было несказанно меньше чем в зажиточное довоенное время. Словом, надо было искать какие-то выходы.

Первые новые доходные дома, на которых держалось довоенное жильё, появились лишь десятилетие спустя. К тому же времени город начал строить собственные четыре муниципальных дома, наподобие одного из них — знаменитого «Дома со сторожем». Другие призывали быть ближе к земле и строить блокированные дома, которые поблизости и в Агенскалнсе таки возвели; ещё одни видели будущее за кооперативами особнячков. В результате последнего появилась Тейка.

Петерис Берзкалнс создал замысловатый план района, именитые и не столь известные зодчие проработали около полутысячи домов, из которых ныне десятая часть — в списках памятников архитектуры функционального стиля. Кооператив «Savs stūrītis» взялся за хозяйство, отчего поныне его имя носит одна из улиц Тейки. На главной площади и вдоль улицы Бривибас поставили привычные пятиэтажные дома, открыли кинотеатр. В итоге появился крупнейший жилой район своей эпохи.

Только название у него было какое‑то странное: «Колония жилых домов у Бривибас гатве». Только в 1937‑ом, по открытии кинотеатра «Тейка», появилось нынешнее имя.

После войны на свободных территориях района выросли многочисленные институты и прочие научные учреждения, в том числе высотка Академической библиотеки. Открылась и школа, как это ни удивительно, построенная по предусмотренному для больницы типовому проекту, в котором, например, спортивный зал был отмечен как операционнная.

В наши дни Тейка вновь обрела славу приятного места для строительства небольших особняков.

56° 58' 41" N 24° 11' 4" E

Яунциемс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Jaunciems
  2. Районы

Яунциемс, как и свидетельствует имя, посёлок достаточно новый. Действительно, он возник только после 1885 года, когда барон Кампенаус учредил там лесопилку, а с 1890 года рабочие, поселившиеся в окрестности, производили фибровые чемоданы. Вскоре некто Мюльман решил занятся производством бумаги в этом отдалённом месте, но война воспрепятствовала ему в этом деле, и по‑настоящему фабрика заработала только с окончанием боёв, в 1921 году. В 1927 году посчитали, что Яунциемс уже можно включать в черту города, а в 1979 году для расширеня кладбища прихватили ещё один кусочек земель Рижского района. С 1952 по 1954 год район был рабочим посёлком вне города.

Фабрика Мюльмана в 1930-ые. Фото с сайта http://jaunciema-osta.lv/

В 1944 году именно с Яунциемса началось освобождение Риги от фашистов. В 19:00 12 октября 1944 года разведчики отправились на противоположный берег и через три часа доложили, что вражеских войск там нет. Тогда на следующий день 60 амфибий и некоторые лодки местных жителей переправили советских войнов туда, где сейчас в Межапарксе у пристани стоит обелиск (в Яунциемсе, на месте начала операции, тоже установлен памятник), и началось вытеснение гитлеровских войск из города. В память об этом три улицы, опоясывающие Кишезерс, объединили в одну, самую длинную в Риге (14 765 метров) улицу, с 1975 года называвшуюся по дате форсирования озера – 13 октября, а с обретением независимости получившая название Яунциема гатве. Раньше так называлась дорога, которая вела из Мангали в Яунциемс.

57° 25' 5" N 24° 10' 26" E

Яунмилгравис 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Jaunmīlgrāvis
  2. Районы

Название этой местности красноречиво свидетельствует: район освоен недавно, хотя со своим «антонимом» Вецмилгрависом они почти ровесники. Только судьбы у них порознились, и Яунмилгравис уверенно ступил на путь индустриального развития. Случилось это в 70‑ых годах XIX столетия.

Главной предпосылкой было наличие удобной гавани с меньшим по сравнению с рижской периодом замерзания, в которой так нуждался порт. Её углубили и оснастили полуторакилометровой пристанью. К тому же, в городе явно чувствовался дефицит складов, а приглянувшееся место давало шанс построить десяток-другой. Впрочем, все эти преимущества так и остались бы невостребованными, если бы не возможность удобного сообщения с городом.

О Мюльграбенской железной дороге всерьёз заговорили в 1867 году, и пять лет спустя по новой ветке «чугунки» прошёл первый состав. Ещё семь лет — и в 1879 году открылись все восемьнадцать зерновых складов, специализацию которых, правда, так никто и не учитывал. Словом, планы начали оправдывать ожидания, и в них поверили.

Магнаты начали в Мюльграбене открывать заводы: красительных экстрактов (1884), фарфоровый Ессена (1886), суперфосфатный (1892), первый в империи. Братья Нобель в 1874 году запустили свой нефтяной завод с соответствующим причалом, двумя резервуарами по двести тысяч пудов каждый и шестидюймовым нефтепроводом, и с тех пор характерный смрад не покидает Яунмилгравис. Тут же выросли скромные деревянные жилища рабочих, местами в середине ХХ века сменённые более капитальными домами.

В конце 30‑ых годов появился железнодорожный мост, была продлена железная дорога, а станция, поначалу вполне справедливо наречённная «Дзирнупе», была переименована в «Мангали», что вызвало некоторую путаницу, но об этом — в статье про Мангали.

57° 13' 1" N 24° 76' 5" E

Трисциемс (Мангали) 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Trīsciems
  2. Районы
  3. Усадьба Мангали
  4. Усадьбы

Посёлок Трисциемс, возникший возле устья Ланги на северном берегу Кишезерса, почти ничем не приметен. Обыкновенные домишки, построенные вразброс, и всё. До присоединения к Риге у тамошних улиц даже названий не было. Только Мангальская усадьба кое‑как оживляла это повествование. Упомянутое уже в XVI веке, последнее её барочное здание было построено в середине XVIII века и в 1990-ых исчезло. Впрочем, оно тоже было весьма скромно.

Усадьба Мангали и её обитатели в начале XX века 57.0524,24.1481

Странная история с этим названием — Мангали. Происходит оно от слов «Magnus hof», означающих большую усадьбу; изначально оно и обозначало ту самую усадьбу. До 1949 года на картах можно было отыскать Мангальскую волость, которую сейчас поделили Адажи, Царникава и Гаркалне. Это была самая непригодная для сельского хозяйства волость Латвии: полезные земли занимали лишь 3,8% её площади. Но вот откуда взялось название станции Мангали — совсем неясно. Раньше она называлась Мюльграбен, потом Дзирнупе (мельничная река) и не имела никакого отношения к Мангальской волости. Нынешнее имя появилось лишь во второй половине 1950-ых.

Уже в 30‑ых годах ХХ века градостроитель Арнольд Ламзе приметил это место для строительства односемейных двух- и трёхэтажных коттеджей. Таким образом, там бы поместились 35 000 человек. Но совсем другую судьбу тихому Трисциемсу ковали советские градостроители. Территорию нарекли «Зоной А» и в 1963 году объявили конкурс на застройку многоэтажными домами уже на 86 000 жителей. Проект провалился, поскольку никто не рискнул связываться с дюнами, которых удерживал лесок, растущий по краям Трисциемса: в окрестных посёлках и в наши дни остаются дома, полностью зарытые в песке, есть они, например, и в Зиепниеккалнсе, и в Болдерае, куда в начале ХХ века даже специально ездили покататься с песчаной горки.

57° 31' 3" N 24° 82' 0" E