Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc
  • svaigākā ieraksta laika pēc noklusēšanas
  • pirmā ieraksta laika
  • ierakstu skaita

Богадельня Садовникова 1

Saruna 1
Atbildes 0

За три года до кончины петербургский купец 1-ой гильдии Фирс Садовников, происходивший из рижан, в завещании велел передать 125 000 рублей магистрату, положить их под проценты и, когда сумма удвоится, для русских учредить богадельню, школу и церковь во имя святого мученика Фирса.

Садовников умер 3 апреля 1853 года, оставленный капитал возрос достаточно к 1866 году, тогда собралась комиссия из шести православных купцов и стала решать, где строить, как строить и тому подобное. В итоге 14 декабря 1876 года освятили постронное по проекту главного городского архитектора Иоганна Фельско. Золотыми буквами над входом вывели: Садовникова богадельня. Трудами и усердием купца и почётного гражданина Фирса Садовникова.

Церковь разместили в средней части на первом этаже, выше неё помещались кабинеты администрации, по бокам была школа и комнаты жильцов: по два человека в каждой. Логично, что подсобные помещения: кухня, пекарня и прачечная — находились в подвале. Верх здания украшали купола, однако советский атеизм отказался их принять и в безбожном духе упростил фасад.

Заведение поначалу приняло 13 человек, в 1892 их было уже 80; и всем предоставляли и жильё, и одежду, и питание, и услуги врачей. В 1880 году открылась бесплатная мужская школа, ещё через год к ней прибавилась женская. Всё это содержал комитета из 3—4 купцов, получавший пожертвования и завещания.

После войны, видно, оскудела рука дающего, ибо приют содержал уже город, а из своего оставался лишь дом. С приходом Советов богадельня и вовсе оказалась не нужна, и её место заняла поликлиника, до сих пор хозяйничающая в 20‑ом доме улицы, названной в честь благодетеля.

Гостиный двор 1

Saruna 1
Atbildes 0
Гостиный двор

Издавна в Московском форштадте селилсь русские купцы, которым было надобно где‑то продавать свои товары. Поэтому в 1772 году они обратились к правителям города с просьбой выделить какое‑нибудь пространство для торговли. В ответ торговцы получили целый квартал прямо на краю эспланады, где появился первый Гостиный (Русский) двор.

Второй открывали спустя семь лет после пожара 1812 года: получилось огромное деревянное здание с колоннадой по периметру. Проектировал его архитектор В. Стасов согласно пятому рисунку третьей части образцовых фасадов: во всей России в то время дома полагалось строить по заранее составленным столичными архитекторами фасадам, приспосабливая внутреннюю планировку как угодно. Всё же в альбомах не значились столь длинные примеры, поэтому пришлось одну и ту же часть повтроить несколько раз, создав интересный пример стиля ампир.

Колоннада гостиного двора

Патриархальный купеческий дух витал над кварталом даже при Советах, там размещались несколько десятков лавок, преимущественно хозяйственых и строительных товаров.

Но, как назло, к тому времени колхозники отложили 10 миллионов рублей и подыскивали место для собственного небоскрёба, а чиновники от зодчества предложили «в порядке исключения» с лица земли стереть Гостиный двор (они и на Ратушной площади строить предлагали!). Сняли замеры, сохранили некоторые архитектурные детали и после получения соответствующего разрешения 21 февраля 1951 года дело завершили полным демонатжем. Зато скрипичных дел мастера получили еловые колонны с чудесной древесиной для своих инструментов.

Начался рост Дома Колхозников.

Гостиный двор ещё раз напомнил о себе в 1991 году, когда потомок построивших его купцов Мухиных Всеволод Замков чуть было не добился возвращения земли.

56° 56' 35" N 24° 73' 2" E

Московский форштадт 1

Saruna 1
Atbildes 0

Без угрызений совести Московский форштадт можно величать древнейшим предместьем Риги: 1240 годом отмечено поселение на Рижском острове, образованном Даугавой, Ридзене и её притоком Спекюпе — разыщите улочку Спекя возле бесчисленных эстакад и развязок Островного места, чтобы представить себе эту местность.

Неподалёку, где сейчас поставлен импозантный небоскрёб Академии наук, в то далёкое время, с XIII по XVI век, на складских полях незатейливо росли овощи и фрукты для духовенства Домского капитула. Чуть поодаль, у нынешнего массива Краста, в 1208 году Ливонский орден поставил свою очередную укреплённую мельницу, названную именем Бертольда.

В 1348 году появилась ещё одна предшественница форштадта Ластадия, своим именем обязанная немецкому слову "Last" — груз. Именно их разгрузкой и содержанием там занимались поначалу, в 1377 году открылась канатная мастерская, а в 1422‑ом — судоверфь, позже появился и городской известковый завод, действовавший в XVI-XVII веках. Находилось всё это на месте нынешнего Центрального рынка, где в XIX веке многие амбары возродили «складские традиции» местности.

А вскоре район облюбовали русские, пришедшие с верховьев Даугавы на стругах, бежавшие от реформ старообрядцы, и другие, кого судьба разными дорогами занесла в наш город и оставила в бесчисленных поколениях. В 1642 году открылся и Московский дом, который единственный на всём форштадте пощадил Алексей Михайлович, да не пощадила Северная война. В 1784 году, при делении предместий на три части, не зря территории к югу от нынешней улицы Кришьяня Барона дали имя Белокаменной.

1914 год. Аэросъёмка Московского форштадта. Со времён Ротенбурга прошло почти три столетия, а границы участков по-прежнему наглядно показыва

И всё же, пусть и довольно значительное, но это было предместье, и там наивно было ожидать безопасности. Насолить любили все: и Даугава, против которой в XVII веке возвели дамбу Инчу, по которой ныне пролегла трасса улицы Маскавас, а позже и другие; и войска, которые и ради которых дома форштадтцев жгли за их историю раз десять. Поначалу это просто воспринималось как должное, пока в 1641 году шведский инженер Ротенбург не предложил опоясать Ригу новым, менее тугим, кольцом из 12 бастионов.

Только план начали реализовывать, как на Ригу напал Алексей Михайлович и недостроенный оборонительный пояс покрушил, лишь ров оставался ещё долгие века. Он спас значительную часть Московского форштадта от пожара 1812 года да и оставил след в сегодняшней Риге: улицы Висвалжа, Стругу, полукольцо на Лачплеша, границы земельных участков внутри кварталов. Когда стало ясно, что восстанавливать укрепления никто не будет, там, где кончался ров, повтыкали палисад (частокол), единственная понятная функция которого была возможность окрестных жителей получать из него дрова на зиму; а в 1808 году убрали и его.

Город тем временем отходил то от набега Алексея Михайловича, то от Северной войны, потом — от пожара 1812 года. На ближайшей к городу границе вырастали статные двухэтажные дома зажиточных купцов, видимые поныне на улице Тургенева, в глубине ещё оставались и остаются более старые постройки, их местами потеснила промышленность: в 1785 году в Московском форштадте открылось первое предприятие по переработке металла в городе. В целом эволюция происходила гармонично.

Таким будущее Московского форштадта представлял себе архитектор П. Венкович в 1978 году

Но ХХ век кровожадно требовал новых жертв. Сначала нацисты во время войны устроили еврейское гетто и сожгли с людьми синагогу на Гоголя. Прошло лет двадцать, и уже зодчие стали точить перья, чтобы отправить в небытиё старый форштадт с его бытом и устроить на месте подвесные пешеходные дороги и дома над шумными магистралями внизу. Другие видели в будущем района четыре гигантские жилые дома-воронки, каждая метров по двести в диаметре. А вышло-то: обыкновенные и безликие многоэтажки в массиве Краста да всё те же старые домишки, в которых редкий рижанин захочет поселиться…

http://maskfor.lv — сайт о Московском форштадте: старинные фотографии и карты и несколько статей

Pagaidām uz šo ierakstu nav atbilžu.
Tagi

Церковь святого Франциска и парк Миера 1

Saruna 1
Atbildes 0

Шведский король Густав II Адольф, завоевав Ригу в 1621 году, решил прогнать из города всех католиков, заставить их отдать лютеранам все храмы и не возвращаться. Сто лет так и было, но в 1721 году Пётр Первый приказал выделить им одно место для служб. Магистрат повиновался — что ещё оставалось делать — и выделил старый деревянный домик возле свалки мусора за палисадами. Но теперь они были довольны и этим, поэтому, построив небольшую капеллу, там молились вплоть до конца XIX века. Её остатки до сих пор видны за зданием по адресу Католю, 14 — католическим госпиталем, памятником архитектуры классицизма. В основном, рижскими католиками занимались францисканцы, поэтому нетрудно объяснить выбор покровителя церкви.

Изображение с сайта maskfor.lv

Возле церкви открыли кладбище, единственное в Риге, предназначенное для этой конфессии, просуществовало оно до 1879 года. За это время успел скончаться приехавший в Ригу в гости к дочери, примадонне рижского театра, известный немецкий композитор Конрадин Крейцер — это случилось в 1849 году. Первоначальное надгробие — белый мраморный крест — не сохранилось, поскольку в 1913 году скульптор О. Ферст создал новое — два камня друг на друге, сверху ещё один пирамидальной формы, увенчанный крестом. На камне находится медальон с портретом композитора, а на кресте находится надпись «Conradin Kreuzer».

Рига 1889 года уже не была так стеснена религиозными рамками, католицизм пробрался даже в старую часть города в лице церкви Скорбящей Богоматери, поэтому не было препятствий возводить современный, большой и солидный костёл. Работу над проектом поручили инженеру Флориану фон Вигановскому. Вскоре возвели стены, провели центральное отопление, рижский мастер Габленц выковал всё, что требовалось, художники написали картины для алтаря (одну — автора Якоба Миттенлейтера — нашли с 1795 года), и церковь можно было освящать, что и сделали в 1892 году.

Алтарь в саду поставили в 1929 году, после открытия верующие прошли торжественным шествием по улицам Риги.

Долгая история Католической семинарии в Латвии с конца Второй Мировой войны продолжалась возле церкви свтого Франциска. Сначала она работала в доме №14 по улице Католю, но его вдруг в 1951 году национализировали для нужд 61-ого детского сада. Для учёбы выделили соседний приходской дом №16, но и его спустя десять лет забрало государство, оставив семинарии только 230 м², не занятых 36‑ым домоуправлением. Было очевидно, что помещений не хватает, хотя после 1977 года рижская семинария получила статус всесоюзной и право принимать учащихся из всех республик, кроме Литвы, где подобное учебное заведение уже работало в Каунасе. Расширение начали с реконструкции старого сарая, получив 613 м². Затем (1988-1992) построили и новый корпус, где появилась и единственное в Риге культовое помещение, построенное при советской власти — небольшая часовенка.

То кладбище, о котором речь шла в начале статьи, ныне большинство рижан воспринимают как обыкновенный парк Миера, то есть Покоя, как напоминание о прежнем использовании территории. Между тем, ещё в 1908 году, при создании сада, садовнику Куфальдту напомнили о санитарных правилах, запрещавших на кладбищах какое‑либо строительство, а в том случае — кафе; с большими усилиями возвели домик сторожа. Увеселительные мероприятия вроде вечеров танцев или концертов тоже пресекались.

Пришедшему на смену Куфальдта Андрею Зейдаксу правила уже не мешали из-за истечения срока давности — ведь о кладбище вспоминали к 30‑ым годам ХХ века совсем немногие, зато им пришлись по душе эстрада на 5 000 слушателей, площадка для загара, песочница — каждому своё. После развлечения полезно подумать о смерти, решили проектировщики, и в 1927 году поставили скульптуру Рихарда Маурса «Memento mori».

Когда-то церковь святого Франциска была единственная, сохранившая традицию звонить три раза в день: на рассвете, в полдень и на закате, однако те, кто предпочитал утром выспаться, вынудили от первой части отказаться.

56° 56' 41" N 24° 81' 5" E

Коюсальский сад 1

Saruna 1
Atbildes 0

В незапамятном 1257 году цистерианский орден получил усадьбу Klein Jungfernhof, в латышском варианте Мазьюмправмуйжа, она же усадьба Блюменталь. К 1596 году владельцем усадьбы числился заведующий портом Андреас Кое, в 1636‑ом её купил город.

Примерно тогда появился трактир, что нельзя назвать нелогичным, ведь расположение на пути в Первопрестольную было слишком выгодным обстоятельством, чтобы его игнорировать. У трактира возник регулярной планировки сад — один из первых в Риге наряду с садом Виестура.

В XIX веке местным нравилось отдыхать в этом саду. Видимо, настолько, что во избежание беспорядков ресторан пришлось закрыть — а затем наступило и общее забвение. Садовая управа, конечно, поддерживала сад более менее в порядке, но былого веселья не было. Поэтому с 1 июля 1888 года его всё‑таки сдали в аренду Рижскому латышскому обществу взаимопомощи сроком на 12 лет. Последнее обещало порядок, имело право открыть ресторан и дважды в месяц в период с 1 мая по 1 октября закрывать сад.

После окончания договора в права владельца вновь вступила Садовая управа, и тут же, в 1901 году, на соседнем участке произошёл пожар, от которого пострадала половина сада. По проекту главного садовника Георга Куфальдта вернули приличный вид, но теперь была другая напасть: владельцы перестали торговать спиртным.

В 1911—1914 годах посетителей довольно успешно привлекали бесплатными концертами по выходым. Продолжились они и после войны, когда в 1927—1928 году, после проведённой Андрейсом Зейдаксом реконструкции, вновь появилась эстрада.

Потом Зейдакс принялся содавать неподалёку Московский сад, а до тех пор форштадтцы звали Коюсальский сад и этим именем. Было в ходу также совсем прозаическое «Свиной сад», которым в 1924 году свой очерк озаглавил журналист Борис Поморский:

… По старой традиции, ведущейся чуть ли не с тех далёких времён, когда вековые деревья парка были ещё совсем молоденькими, здесь несколько раз в лето, в воскресные дни, устраивались народные гуляния, собирающие почти исключительно русскую публику… Они своеобразны, эти гулянья, … здесь всё дело сводится главным образом к танцам… Из прочих развлечений в парке имеются только: мороженщик, фотограф и, конечно, буфет со спиртными напитками… Но центр гулянья, конечно, площадка для танцев… Скверно становится зедсь только под самый вечер. Чего греха таить? На форштадте, как и всюду к вечеру праздничного дня, появляются лица, которым следовало бы меньше пить. Иногда не обходится дело без скандалов и вмешательства полиции. Но всё-таки глубоко неправы те, кто помня довоенные времена, считает всякий форштадский праздник неизбежно связанным со скандалом…

Следует уверенный, оптимистический конец:

… Форштадт прогрессирует не только в области модных танцев.

56° 55' 59" N 24° 93' 0" E

Pagaidām uz šo ierakstu nav atbilžu.
Tagi

Католический госпиталь 1

Saruna 1
Atbildes 0
Фото 1949 года

Редкий прохожий в современной спешке усмотрит черты памятника зодчества эпохи классицизма в «укутанном» простенькой вагонкой здании на улице Католю, 14. И всё же он там есть — это католический госпиталь, построенный сразу после Отечественной войны 1812 года. Немного в Риге деревянных общественных зданий классического стиля, тем более примечателен упомянутый дом.

Освятили его ещё 15 марта 1814 года, но настоящую деятельность заведение развернуло лишь два года спустя. Порядки радовали терпимостью: принимали больных обоих полов, делая основной упор на бедных католиках, но и для представителей иных конфессий всегда старались найти место, была даже отдельная комната для евреев. За плату исцеляли и пациентов посостоятельнее.

Пять сестёр милосердия следили за выздоравливавшими, у них было столько же помощниц, и ещё пятеро сестёр были кандидатками на посты перечисленных. Они год изучали хирургию, аптекарское дело и уход за больными, ещё год служили помощницами и учились делать лекарства, оперировать и перевязывать, лишь затем получали полноценную работу. Все они не были замужем, прожили на свете не менее 25 лет, выделялись добропорядочностью и честностью, а также умели общаться на четырёх местных языках.

Больница собиралась за ежегодный взнос в два серебряных рубля обеспечивать малоимущих врачеванием и доставкой лекарств на дом, но затея, разумеется, провалилась. Таким образом, источники доходов учреждения оказались совсем непостоянными: подарки, пожертвования, взносы за лечение редких богачей…

При госпитале содержали и школу, которая, правда, вскоре стала сиротским домом для девочек: в 1824 году там воспитывались девять детей. Им прививались навыки рукоделия, чтения, счёта, закона Божьего, немецкого, географии, а также азы французского и русского языков. Школа, надо заметить, была популярнее: её посещали до 100 человек.

Сам дом состоял из двух корпусов, в одном из которых помещались оба — мужской и женский — зала больницы общей вместительностью в 200 человек, капелла и аптека. Другой занимали квартиры сестёр. Был и свой садик, где выращивали лекарственные травы и прогуливались больные.

Госпиталь около 1866 года сменил профиль на уход за пленными.

Поблизости расположилось другое здание, о котором я незаслуженно умолчал: узкий дом  — это остатки католического молельного дома, построенного ещё в 1720 году францисканцем Игнацием Цешинским даже за пределами предместий. Со временем, как видно, католическая вера почти вернула утраченные в ходе Реформации позиции — достаточно взглянуть на соседний храм святого Франциска.

56° 56' 37" N 24° 81' 6" E

Церковь Всех святых 1

Saruna 1
Atbildes 0

Давным-давно, в XVII веке, на окраине города за пределами форштадтов возникло кладбище, где спустя столетие отвели место для православных и старообрядцев. В 1777 году архиепископ псковский Иннокентий, в ведении которого находилась Рига, разрешил прихожанам Благовещенской церкви — единственной православной в форштадте — возвести на кладбище часовню в честь Всех Святых. Рядом вскоре началось строительство более крупной церкви.

Первая удача новой церкви связана с поджиганием предместий в 1812 году: поскольку она стояла на пустыре, пламя не коснулось ни её, ни хранившихся там ценностей Благовещенского прихода. Следовала достройка храма и его освящение в 1815 году. По словам историка Гутцайта, выглядела церковь следующим образом:

Она из дерева, покоится на высоком фундаменте, так что к её входу, как и в Троицкой церкви на Митавском форштадте, ведут многие ступени. Стиль её византийско-московский: над нефом подымается один главный и четыре побочных купола, а в стороне — колокольня.

Не было это здание солидным и крепким, поэтому скоро обветшало, а уже тем более заменить его новым побудило решение генерала-губернатора Александра Суворова от 1851 года поделить Московский форштадт на две части, а соответственно и его православный приход.

В то же время положение дел оставляло желать лучшего из-за трупов, лежавших в церкви: их соседство носы прихожан выдерживать больше не могли, а старую часовню 1777 года ремонтировать власть не разрешала, поэтому единственным выходом вновь было возведение нового храма. Его освятили в 1855 году.

В 1869 году к нему пристроили колокольню, а с 1882 по 1884 год длилось возведение нынешнего здания в неороманском стиле (архитектор Янис Бауманис).

56° 56' 31" N 24° 82' 3" E

Церковь Иисуса 1

Saruna 1
Atbildes 0
Нынешнее здание в 1875 году

Нескончаемые войны не давали покоя Риге, а уж её предместьям приходилось страдать вдвойне, потому что редкое нападение обходилось без разгромления домов и церквей. Так и церковь Иисуса до её нынешнего вида пережила четыре воплощения, и каждый раз обретала всё больший размах и презентабельный вид.

А началось всё в 1635 году, в годы правления шведской королевы Кристины. Тогда рижане вздумали строить чуть поодаль от городских валов храм и назвать его в честь правительницы. Вроде бы и сверху разрешение получили, но вскоре в Ригу пришло известие: королева видела неприятный сон. Ей привиделось, что она восседала на двойном троне рядом с самим Богом, было страшно неловко, хотелось уйти, но правительницу держали и объясняли, что рижане, дескать, обожествляют её, и обязанности свои надо выполнять на месте. Пришлось королевиным указаниям внять и освятить новую церкoвь в честь Иисуса Христа.

Строительство завершили в 1638 году, использовав 18 000 камней из Любека, черепицу, жесть для покрытия шпиля — на всё ушло 108 274 марки и 8 рижских шиллингов. По традиции, церковь получила подарки от богатых рижан: витражи с гербами дарителей, алтарь от ратсгерра Хинтельмана, кафедра от золотых дел мастера Гарфейса и много прочего. Из всех этих ценностей остался лишь один золотой кубок стиля ренессанс, датируемый 1639 годом.

В 1656 году царь Алексей Михайлович и его войско совершили неудачную попытку завоевать Ригу. Хотя им это и не удалось, кое‑как напакостить получилось, в том числе поменять назначение упомянутой постройки с сакральной в фортификационную: насыпав полную церковь песка и расставив пушки, они вели обстрел города, а при отсутплении, в отместку, взорвали её. Перед этим были награблены орган и колокола.

Долгое время приход вынужден был существовать без церкви, и лишь в декабре 1688 года освятили новую, построенную по проекту мастера Руперта Биденшу, уже прославившегося к тому времени башней церкви святого Петра и пристройкой к церкви святого Иоанна. Новое здание прежде всего вызывало гордость в сердцах жителей всех предместий своими курантами, единственными вне городских валов.

Это было небольшое деревянное строение с четырьмя окнами с каждой стороны, небольшим возвышением над более низкой алтарной частью, где и помещались часы, и барочным фронтоном спереди. К сожалению, оно только на два года пережило предшественницу и погибло в обстрелах 1710 года.

Вновь негде было молиться прихожанам, однако в этот раз на помощь неожиданно пришёл магистрат города, предложивший небольшой дом в форштадте, который некоторое время служил церковью. Весной 1733 года было готово новое здание, спроектированное зодчим Томом Бухумом: снова деревянное, снова с часами на башне, лишь фронтон в технике фахверка не напоминал культовое сооружение, скорее какой-нибудь склад. Но люди были и таким довольны, тем более что с 1767 года храм украшал красивый алтарь в стиле барокко, исполненный Карлом Аппельбаумом, чьё другое творение, тоже алтарь, сохранилось в церкви святого Иоанна.

И снова война: в 1812 году она погибла в огне, но, как ни странно, восстановлена очень быстро по сравнению с предыдущими подобными ситуациями. Для градостроителей пожар — просто благодать, после него они смогли наконец создать такую планировку, какую им хотелось, и церковь Иисуса решили поставить на специальной восьмигранной площади на пересечении улиц. С 1818 по 1822 год строили храм по проекту Х. Ф. Брейткрейца (сам архитектор умер в 1820 году и не увидел готовое творение, освящённое 8 ноября 1822 года).

В 1889 году в церкви смонтировали орган фирмы Зауера, в 1938 году произвели небольшие изменения в интерьере по проекту Паулса Кундзиньша, но бóльших изменений не было, лишь честь называться самым большим деревянным зданием страны сравнительно недавно пришлось уступить ресторану «Лидо» на Краста.

56° 56' 30" N 24° 74' 1" E

Академия наук 1

Saruna 1
Atbildes 0
1964 год

17 февраля 1951 года — дата начала обмана тружеников полей. В этот день решением о строительстве им пообещали этакий социалистический Empire State Building на приглядевшемся месте Гостиного двора. Только с сельхозлабораториями, сельхозлекториями, сельхозконференцзалами и даже сельхозгостиницей на 320 мест — и сельхозстоянкой для сельхозлошадей напротив.

Архитекторы под начальством Освальда Тилманиса создали проект, началось строительство, где «впервые в практике высотного строительства в СССР применены сборные железобетонные конструкции». Учли плохую почву и залили вниз 90 сантиметров бетона; учли стремление главного корпуса оседать и сделали его на 15 сантиметров выше, что видно в интерьерах. Корпус оседать не стал. Многие талантливые ремесленники приложили свои инструменты к небоскрёбу — сельчане могли начинать гордиться. Неожиданно 12 марта 1957 года высотку отдали учёным, а конференцзал — филармонии. Некоторые институты, издательство «Zinātne» и правление Академии переехали туда следующей осенью.

Тучерез, один из девяти подобных в мире, ушёл в эксплуатацию в 1958 году и был совершенно готов три года спустя. 104-метровое здание, увенчанное пятиконечной звездой, стало самым высоким в Риге тех лет.

Упавшая вдруг независимость потеснила науку, пыталась теснить из здания и Академию. За высотку боролись и Патентная управа, и Рижская дума; были мысли о создании торгового центра. Квартал вокруг дома намеревались выделить для проституции. Но наука осталась, и в честь неё 30 января 1996 года нарекли территорию, так и не ставшую стоянкой лошадей — площадью Академии.

http://www.rigaspanorama.lv/ — смотровая площадка на 17 этаже Академии наук.

56° 56' 35" N 24° 73' 2" E

Моленная Гребенщикова 1

Saruna 1
Atbildes 0

Кто‑то в своё время суть реформ Никона не понял, другие — поняли и потому не приняли, но ясно, что не один раскольник подался туда, где за веру не приходилось мучаться. И ближайшим подобным местом была территория Латвии, в XVII веке ещё местами шведская, местами — польская; обе остро нуждались в свежей рабочей силе. Полський король Ян Собесский даже издал указ «о свободном жительстве раскольников в польских пределах». Лишь православные цари да советские атеисты со временем вновь их пытались здесь потеснить, но ведь живут староверы и здравствуют поныне.

Во многих городах и сёлах старообрядцы возвели свои храмы, только в Риге ещё долго молились в самых разных зданиях, притом отнюдь бедностью не отличаясь. Первая, деревянная, моленная в городе в честь Успения Богородицы появилась лишь около 1760 года. Построил её на своей земле в Московском форштадте купец Большой гильдии (кстати, просто-таки исключительно немецкой организации) С. Дьяконов; да и наставник Фёдор Саманский был личностью уважаемой в наших краях. А в 1796 году в обход всех законов поставили новое здание. Строили его не по документам, а с устного дозволения генерал-губернатора; не деревянное, как положено было в форштадтах, а каменное — видно, была у раскольников своя «рука» в местной власти. Потом при нём же обосновались и школа, и больница, и богадельня, и мужской монастырь, и библиотека с ценными старинными книгами.

Да и другие моленные, одну в Московском форштадте, другую — в Петербургском, освятили в то же время. Но те не выстояли долго, да и не были ничем особо замечательны.

Во время нелепого пожара летом 1812 года обращаться к властителям было некогда, оттого все три храма пропали в беспристрастном пламени. Зажиточные староверы быстро нашли средства и два года спустя отстроили «Большую каменную» молельню получше старой. В 1823 году случилось пожертвование, повлиявшее на само название общины и храма: его совершил митавский купец Алексей Петрович Гребенщиков. В общем, жизнь у общины была небедной: «Крепость и процветание рижской старо­обрядческой общины, имеющей свои больницы, заводы, мызы и школы, когда их и помину уже не было в Москве, удивляло всех», — подметил писатель Николай Лесков, изучавший состояние староверов по государственному поручению. В 1886 году произошла реконструкция, так здание стало четырёхэтажным и обогатилось корпусом для призрения двух сотен женщин.

Как-то раз власть решила староверов заставить поделиться своими богатствами, а «неправильные» книги — отправить старому храму вдогонку. Только приступили к реализации этого плана, как вся община собралась с подручными орудиями и отстояла имущество. Так она получила право строить колокольню с золочёным куполом — когда с православного Христорождественского собора Советы сняли позолоту, он остался единственным в городе. Чертил его архитектор Александр Шмеллинг в 1905 году, следуя канонам югендстиля и примеру колокольни Ивана Великого в Кремле.

Сегодня моленная — шутка ли, вмещать пять тысяч человек! — и община Гребенщикова считаются крупнейшими на свете среди древлеправославных поморских.

56° 56' 16" N 24° 83' 5" E