Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu

Крематорий

Saruna 1
Atbildes
  1. Крематорий
1939 год. Первоначальный проект крематория
1939 год. Окончательный проект крематория

Одной из молодых идей молодой Латвийской республики была мысль о популяризации кремации. В 1925 году сенатор Август Лебер основал Латвийское общество огненного захоронения, и спустя два года оно добилось первого результата. Им стало решение Сейма от 15 декабря 1927 года, позволяющее кремацию — уже логично было думать о здании для неё.

Думать проще, чем строить — вот и пришлось думать долго-долго, прежде чем 7 ноября 1939 года Кабинет министров утвердил начало возведения; строительство планировали закончить за год. Фантазия создателей рисовала две электрические печи, зал на две сотни персон, хранилище гробов и урн — колумбарий. Привычку строить два уровня, чтобы торжественно опускать прах ниже уровня пола, отбросили: пережиток от кладбищенских захоронений. Проект составили известные мастера Сергей Антонов и Освальд Тилманис. Последний в девятом номере журнала Latvijas architektūra за 1939 год описывал внешний вид своего творения латышскими аналогами следующих фраз:

Архитектура здания торжественно серьёзна. Как известно, в выборе облика крематория владычествуют два разных мнения. Первое признаёт крематорий торжественным сооружением, которому подобают соответствующие архитектурные формы. Богатое и торжественное создание должно маскировать технический характер здания.

Согласно другому мнению, крематорий является технически-санитарным строением, какой его характер и должен отображаться в его архитектуре.

Кажется, всё же следует больше считаться с человеком, который приходит сюда проводить останки своего близкого, и архитектура строения должна быть приспособлена к его духовному настроению, помогая обрести душевное равновесие и покой.

Служащим крематория, для которых здесь — рабочее место, торжественность не необходима, но нельзя придавать этому обстоятельству решающее значение. Проектируемый крематорий выдержан в серьёзных, но при этом торжественных формах, и технический характер строения не показан снаружи.

Планировать тоже проще, чем строить — особенно, когда в стране всё, мягко говоря, кардинально меняется. Новой власти не было дела до кремации ещё два десятка лет, пока в шестидесятых не прозвучало предложение строить на Яунциемском кладбище — уже по новому проекту. Тем временем здание возле Братского кладбища пустовало и покрывалось рисунками и надписями, возведённое под крышу.

В Яунциемсе тоже ничего не построили, и так продолжилась история большого долгостроя. Стройка возобновилась в 1994‑ом, и год спустя крематорий был готов — каким его задумывали авторы.

Остатки Колонны Победы 56° 59' 27" N 24° 83' 5" E

Крематорий привлекает «лишние» памятники. Неподалёку хаотично валяются части Колонны Победы, поставленной перед Рижским замком в незапамятные времена в честь победы над Наполеоном. По слухам, неподалёку зарыт и невостребованный макет памятника Иосифу Виссарионовичу, перевезённый из мастерской в молочном павильоне Центрального рынка. Там же валялись в разное время и надгробия Большого кладбища, и постамент памятника Ильичу.

56° 59' 14" N 24° 84' 5" E