Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu

Омнибус

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Омнибус
  2. Транспорт

Первые сведения о рижских омнибусах можно найти в газете «Rigaer Zeitung», выходившей в Риге на немецком языке. В номере от 1 марта 1852 года было опубликовано объявление: «В первых числах этого месяца с разрешения начальства будут совершать рейсы два омнибусных вагона». Если предшественником трамвая была конка, то омнибус называют прадедушкой рижского автобуса.

Днем 7 марта два омнибуса выставили на обозрение. Поглазеть на них можно было на улице Тиргоню, перед Ратушной площадью. Современник писал, что толпы народа собрались посмотреть на диковинные кареты – все прилегающие к площади улицы и переулки были заполнены. Когда же «чудеса коммуникации» выехали на площадь, раздались возгласы одобрения. И недаром: ведь омнибусы выглядели очень эффектно – до половины были окрашены в чёрный цвет, а выше, после окон в ярко-синий цвет, алые занавески прикрывали все 10 окон. Рассчитанные на 11 человек, экипажи оказались весьма просторными.

Первый свой рейс машины совершили в этот же день после полудня от Ратушная площадь к Большой водокачке. Большая водокачка – это название колодца на месте нынешней Новой церкви Гертруды. Кстати, такой маршрут был выбран неслучайно: там находились рынок, кабак и корчма. Таблички с названиями были написаны на двух языках – на русском и на немецком. Отметим, что по первому маршруту ездило много бюргеров, несмотря на низкую плату – 10 копеек. Тот же «RZ» оставил нам портрет главного лица омнибуса – кучера: в светло-синей ливрее, на высоких козлах. Чуть позади него на открытой площадке сидел кондуктор, который продавал билеты (они были похожи на большие белые квитанции). Официальных остановок тогда не было, и кучер притормаживал по требованию. Это была интересная процедура, особенно когда нужно было выйти: пассажир сообщал об этом кондуктору, а тот, в свою очередь, звонил в колокольчик, привязанной за шнур к левой руке кучера.

Однако если в первые дни омнибусы чуть ли не разваливались от числа пассажиров, то уже в августе того же года они ходили полупустые. Наконец выяснилась причина: не было расписаний, и люди подолгу простаивали в ожидании кареты. Расписания сделали, но и тут через несколько месяцев повторилась та же история! Оказалось, удобней было ехать на извозчике, потому что он за ту же плату может подвезти прямо к дому. Хозяева опять учли пожелания пассажиров и ввели раздельную плату – те, кто ехал весь путь, платили 10 копеек, кто половину (до Романова, нынешеней Лачплеша) – 5 копеек. Через некоторое время уже весь маршрут стоил пять копеек, а при разделении салона омнибуса на 2 класса билет второго класса (у дверей) стоил 3 копейки.

Когда добавилось примерно десять линий и омнибусы стали популярны, были изобретены платформы, обтянутые парусиной: они шли медленней, но вряд ли кто‑нибудь захотел из-за этого идти пешком. Их называли «Ноевыми ковчегами». Когда в 1882 году пустили конку, постепенно исчезли омнибусы, а «Ноевы ковчеги» прожили еще до 1901 года, когда пустили трамвай.