Sign in
Sign up
Zurbu – a worldwide network of local history websites
About Zurbu
Sort by

Парк Победы 1

Topic 1
Replies 0

В 1710 году графу Шереметьеву торжественно, хотя и разочарованно, поднесли золотые ключи от Риги, и с тех пор Рига находилась на территории России. Со временем понадобилось как-то отметить двухсотлетний юбилей этого события, и 30 апреля 1909 года Рижская дума согласилась с предложением главного садовника города Георга Куфальдта на бывшей эспланаде Коброншанца создать парк и выделила 400 000 рублей на это полезное дело. Тот собрался создать в низинах парк для народа, а высокие места продать для строительства дорогих особняков. Но и низкие места не оставил для потопов, а приказал начать земляные работы, которые велись два года до 1912-ого.

План Петровского парка. Георг Куфальдт, 1909 год.

Конечно, правда, что парк делали до 1915 года, но 200-летие присутствия в империи не могло быть отложено, поэтому царь Николай II посетил место в два часа дня 5 июля 1910 года и посадил 20-летний дуб, три великие княжны посадили по 15-летним дубкам возле дамбы Ранькя, у Агенскалнского залива. Все саженцы взяли из теплиц близ Царского сада, ныне сада Виестура, а серебряные лопата и тачка с землёй позаимствовали из музея — они уже служили генерал-губернатору Александру Суворову, когда тот строил Риго-Динабургскую желеную дорогу. Деревья не пощадили вандалы в 1919 году, когда Латвия была в руках большевиков.

Царь уехал, но работы продолжались. В 1911 году построили стадион, который и ныне сохранен и именуется «Аркадия», в 1913 году сделали дорожки и, наконец, в 1915 году устроили липовую аллею возле бульвара Узварас. На все работы истратили 200 149 рублей, но тщетно — во время Первой Мировой там устроили огороды.

1939 год. Один из проектов Площади Победы. Ф. Скуиньш, Г. Дауге

После войны начали восстанавливать, огороды из парка попросили, и начали думать, что же делать с пространством, гордо переименованное из Петровского парка в Парк Победы. Сначала силами безработных территорию подняли, но потом долго ничего не смогли сделать, затем в 1930‑ых устроили большую площадку для народных гуляний, но планы Карлиса Улманиса были огромными: создать праздничную площадь на 200 000 человек, стадион на 25 000, дворец съездов и спорта на 10 000, но главное: чтобы комплекс превзошёл по размерам Берлинский олимпийский комплекс. Помимо прочего, предусмотрен был и какой-либо мемориал. Конкурс объявили в 1938‑ом, закон о постройке этого монументализма приняли в 1936‑ом. Кстати, теперь территория называлась не парком, а площадью Узварас — Победы.

Война помешала планам, но никто не забывал о них: идея об эффектном завершении бульвара Узварас и застройке площадки всё время витала в умах архитекторов-монументалистов. Что поделаешь, не оставлять же огороды, которые опять стихийно возникли во время войны. Их убрали в 1950 году.

Война в парке отметилась не только огородами: в 1944 году там были повешены главари рижских нацистов. Ночью у них украли одежду.

Проект парка XXII конгресса Партии

1961 год ознаменован в истории СССР XXII конгрессом Партии. В связи с таким значительным событием парк переименовали вновь, и теперь он был уже не просто Парком Победы, а Парком имени XXII Конгресса КПСС. Но это ему пошло только на пользу, ведь место с таким ярким названием не могло быть запущенным, поэтому в 1963 году был готов проект реконструкции. Авторы (архитекторы В. Апситис, В. Дорофеев, Э. Фогелис, дендролог К. Баронс) предлагали объединить три части парка, разделённые улицами Слокас и Бариню, и движение обвести вокруг, по новой магистрали. Помимо этого, предусматривалось строительство опять-таки стадиона на 5 000 человек, басеинов, террасс, павильонов, детских площадок, и далее в том же духе. На самом же деле появился только сам парк с очередными памятными деревьями; был конкурс на строительство выставочного зала, в котором победил проект А. и В. Рейнфельдов, но деньги на строительство в бюджете так и не обнаружились.

Однако через пару десятилетий произошло четвёртое перенаименование: место опять стало Парком Победы. В частности, это название было оправдано тем, что на оси бульвара Узварас, долгое время незанятой, появился монумент, посвящённый победе над фашизмом.

Памятник войнам Советской Армии - освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистких захватчиков — так официально называется Памятник Победы — построили в 1985 году (скульпторы Л. Буковский и А. Гулбис, архитекторы Э. Балиньш, Э. Вецумниекс, инженеры Г. Бейтиньш, Х. Лацис). Так говорится в энциклопедии «Рига» (1989, Рига, Главная редакция энциклопедий) о его языке символов:

Основной идейный замысел памятника выражает 79-метровый обелиск, в разрезе представляющий пятиконечную звезду; пять её лучей символизируют пять лет героической борьбы. В завершающей части обелиска лучи образуют спираль, символизирующую неотвратимость победы. Облицованное серым и розовым гранитом подножие памятника образует правильный треугольник и состоит из трёх разновысоких платформ. На первой, более высокой платформе расположены трибуны, боковые платформы служат пьедесталами для скульптур «Родина-мать» и «Войны-освободители». За постаментом расположен декоративный бассейн с небольшим каскадом.

Таким образом, спустя около 70 лет, идея Куфальдта о небольшом павильоне, завершающем бульвар, превратилась в неоднозначно воспринимаемый многометровый обелиск. Парк Победы до сих пор не готов, то и дело его норовят застроить чем‑то «полезным». В начале 2000-ых были слышны речи о создании Норчепингского парка между улицей Слокас и Ранькя дамбис, да быстро поутихли.

56° 56' 16" N 24° 52' 3" E

Католический госпиталь 1

Topic 1
Replies 0
Фото 1949 года

Редкий прохожий в современной спешке усмотрит черты памятника зодчества эпохи классицизма в «укутанном» простенькой вагонкой здании на улице Католю, 14. И всё же он там есть — это католический госпиталь, построенный сразу после Отечественной войны 1812 года. Немного в Риге деревянных общественных зданий классического стиля, тем более примечателен упомянутый дом.

Освятили его ещё 15 марта 1814 года, но настоящую деятельность заведение развернуло лишь два года спустя. Порядки радовали терпимостью: принимали больных обоих полов, делая основной упор на бедных католиках, но и для представителей иных конфессий всегда старались найти место, была даже отдельная комната для евреев. За плату исцеляли и пациентов посостоятельнее.

Пять сестёр милосердия следили за выздоравливавшими, у них было столько же помощниц, и ещё пятеро сестёр были кандидатками на посты перечисленных. Они год изучали хирургию, аптекарское дело и уход за больными, ещё год служили помощницами и учились делать лекарства, оперировать и перевязывать, лишь затем получали полноценную работу. Все они не были замужем, прожили на свете не менее 25 лет, выделялись добропорядочностью и честностью, а также умели общаться на четырёх местных языках.

Больница собиралась за ежегодный взнос в два серебряных рубля обеспечивать малоимущих врачеванием и доставкой лекарств на дом, но затея, разумеется, провалилась. Таким образом, источники доходов учреждения оказались совсем непостоянными: подарки, пожертвования, взносы за лечение редких богачей…

При госпитале содержали и школу, которая, правда, вскоре стала сиротским домом для девочек: в 1824 году там воспитывались девять детей. Им прививались навыки рукоделия, чтения, счёта, закона Божьего, немецкого, географии, а также азы французского и русского языков. Школа, надо заметить, была популярнее: её посещали до 100 человек.

Сам дом состоял из двух корпусов, в одном из которых помещались оба — мужской и женский — зала больницы общей вместительностью в 200 человек, капелла и аптека. Другой занимали квартиры сестёр. Был и свой садик, где выращивали лекарственные травы и прогуливались больные.

Госпиталь около 1866 года сменил профиль на уход за пленными.

Поблизости расположилось другое здание, о котором я незаслуженно умолчал: узкий дом  — это остатки католического молельного дома, построенного ещё в 1720 году францисканцем Игнацием Цешинским даже за пределами предместий. Со временем, как видно, католическая вера почти вернула утраченные в ходе Реформации позиции — достаточно взглянуть на соседний храм святого Франциска.

56° 56' 37" N 24° 81' 6" E

Парк 1905 года 1

Topic 1
Replies 0

Теперь это почти центр — горка Гризинькалнс в четверть сотни метров на краю одноимённого района. Вторая, кстати, по высоте в городе после Дзегужкалнса. Предместьем это было ещё в 1885 году, когда правители города решили устроить парк. Только одно дело решить, а совсем другое — устроить. В мыслях вида «а неплохо бы…» парк оставался до 1902 года, когда главный рижский садовод Георг Куфальдт принялся за созидание.

Предусматривались общепит и аттракционы — это взял на себя шампетерский пивовар Фриц Шиндлер, который обязался в течение трёх месяцев построить и летний театр, и ресторан, и танцпол, и кафе со смотровой башней на вершине холма. Под ресторан он приспособил собственный павильон с выставки семисотлетия Риги. Кафе Шиндлер собирался построить с нуля в искусственных развалинах как в «Waldschlößchen», добавив к нему обещанную башню высотой в 65 метров и винный погреб, — но к 1911 году появилась лишь эстрада с бесплатными концертами два раза в неделю. Карусели, танцы, кино и прочие увеселения появились, как было положено, уже к 1903 году.

Театр «Аполло»
Парк Гризенберг в начале XX века. Изображение с сайта maskfor.lv

Тогдашний Гризенберг упоминается и в истории театра, поскольку там, на улице Пернавас, с 1905 по 1908 год работал театр «Аполло». Его здание уже в 1902 году построил тот же пивовар Шиндлер, архитектором выступил Юлиус Пфейфер. Вначале в помещениях «Аполло» распоряжались исключительно немцы, которые давали опереточные спектакли и представления варьете, но во время революции договора с Шиндлером добилась группа актёров Нового латышского (Общественного) театра. Их родной театр был закрыт, его устройство разгромила и растащила армия.

В репертуаре были Зудерман, Гауптман, Ибсен, Лев Толстой; из латышей — Блауманис, Аспазия, Яунсудрабиьш, Вулфс. Видимо, пьесы ставились слишком прогрессивные для тогда столь впечатлительной цензуры, и латышский театр «Аполло» тоже был вскоре закрыт. Скорее всего, с присущей ему манерой вести хозяйство на рубеже банкрота и держать актёров в нищете он бы скоро закрылся и сам по себе. Остался немецкий театр.

Самые известные события из летописи горки происходили с 20 по 22 октября (по новому стилю — со 2 по 4 ноября) 1905 года, в честь которых парк позднее и назвали. Тогда на митинг собралось около сотни тысяч рабочих со всей Риги, и именно тогда были основаны первые рабочие профсоюзы города, куда к концу года записались уже примерно 25 тысяч человек. При этом та встреча была далеко не единственной — лишь крупнейшей. В 1974 году её отметили памятником.

В 1911 году у подножья Гризинькалнса прошла выставка российской промышленности и торговли. Не то в 1913, не то в 1914 году Минтус, владелец кинотеатра «Колизей», снимал в театре некоторые эпизоды одного из первых снятых в Риге фильмов «Слушай, Израэль!». Пресса писала о душераздирающей драме, публика оставила творение незамеченным.

1930-ые. Изображение с сайта maskfor.lv

Здание театра сгорело в годы Первой Мировой, как и большинство всех построек парка за исключением дома садовника. Война проложила парку дорогу в джунгли, которые разгребли только к 1930 году под руководством Андрея Зейдакса, следующего главного рижского садовника. Поставили стенки террас, скульптуру Рихарда Маурса «Лопоухий». Результат понравился даже самому автору. Тогда же появилось название «Парк 1905 года», в 1987‑ом ненадолго исправленное на «Парк культуры и отдыха имени Революции 1905 года».

Спустя два года ухаживать за розами в парке начал Карлис Озолс, проработавший там вплоть до ухода на пенсию в 90 лет — в 1971 году.

А ещё через некоторое время, во второй половине сороковых, горку оградили и долго в ней что‑то копали, в 1949 году забор сняли, но ничего на вид не изменилось. Сейчас в этом бомбоубежище стоят сервера (http://www.deac.lv/?object_id=…).

56° 57' 31" N 24° 92' 4" E

Бикерниекская церковь 1

Topic 1
Replies 0
Изображение с сайта vivacolor.lv

Откуда пошло название местности: «Бикерниеки»? Броце объяснял его от латышского слова «bite» (пчела), доказывая тем, что в его далёкие времена вокруг находилось много пасек. Саласпилсским ливам под эти цели землю выделили в далёком 1349 году с условием, что третью продукции они будут делиться с городом. Доводится слышать и другое, более фантастическое, объяснение: когда в 1764 году в Ригу приезжала Екатерина II, она решила отдохнуть и утолить жажду там, где вскоре началось строительство новой церкви. Из-за бокала («biķeris»), ею выпитого, получил название посёлок, а новый храм позднее освятили в честь святой Екатерины — так в 1931 году утверждала книга Зельмара Ланцманиса «Rīgas vārtos». Зато точно известно, откуда происходит название близлежащей речки Питюрги (Piķurga): оно, как и некоторые другие близлежащие топонимы (Югла, Сужи), тоже ливское и обозначает длинный ручей.

Первую деревянную часовню на месте нынешней Бикерниекской церкви местные жители построили уже в 1694 году, но Северную войну спокойно ей пережить не довелось, поскольку на первых же годах боёв враг не пощадил храм и разграбил. К 1709 году здание восстановили, но тут появилась другая проблема: чума умертвила и священника, и большинство прихожан. Более менее ситуация нормализовалась только в 1718 году: более менее потому, что священник теперь был, но не было помещений, и богослужения проходили в довольно далёкой усадьбе Юмправмуйжа, а с 1735 года на хуторе крестьянина Юриса Кампе: так всё-таки было ближе, хотя и не удобнее.

Были бы деньги, давно бы построили новую церковь, но их всё не было, а численность прихода росла. В 1764 году наконец решили собирать пожертвования у владельцев усадеб по берегам Юглского озера. Самым расторопным оказался старейшина Большой гильдии Эрнст Хейдельфогель — он не только подарил много предметов церковной утвари (колокола, петушка и ядро на шпиль, позитив — небольшой переносной орган с одним мануалом, и т.д.), но и собрал у друзей денег на общую сумму в тысячу талеров. За это ему и поручили следить за строительством, начавшимся в 1765 году и 2 мая того же года был заложен первый камень и медная табличка с надписью на латыни, свидетельствующей о том, что:

Господь — оплот наш.
Камень положен здесь во время правления царицы Екатерины II

Боже! Здесь будет Твой дом и храм,
Храни город и земли,
Пусть всем сословиям хорошо живётся, пусть они процветают!
Сей камень да оставит это на память.
2 мая 1765 года.

Под камнем положили также несколько монет. Затем началось строительство, которое продолжалось примерно год: петушка на башню воссадили 14 июня 1766 года, что означало завершение работ. Одновременно с храмом строили и здание школы: в Бикерниеки учили и раньшее, только в неприспособленных для этого помещениях: хуторах, ригах, зато теперь был собственный дом, сохранившийся и поныне.

У известного нам благотворителя Хейдельфогеля в те годы гостил известный не только нам немецкий просветитель Иоганн Готфрид Гердер, который вызвался написать кантату по случаю освящения церкви. На латышский язык её перевёл священник церкви святого Иоанна в Риге К. Равенсберг. Позже, с 1766 по 1769 год Гердер даже иногда проводил богослужения в Бикерниекской церкви.

Во время освящения собрали 400 талеров и положили в банк под проценты, из которых ежегодно священнику выплачивались проценты. В 1767 году неизвестный доброжелатель добавил ещё 350 талеров, таким образом проценты каждый год составляли 56 рублей и 70 копеек. Возле входа поставили сундук для пожертвований. В 1802 году приход составляли 608 жителей.

Природа принесла несчастье в 1775 году, когда в церковь ударила молния. Впрочем, её скоро починили и память об этом хранит лишь табличка у алтаря. Следующее несчастье чуть было не случилось в 1985 году: церковь закрыли и решили в таком отдалённом месте устроить выставочный зал. Всё же замысел провалился, и в конце 90‑ых храм был реставрирован.

56° 57' 29" N 24° 14' 58" E

There are no replies to this message yet.
Tags

Даугавгривский маяк 1

Topic 1
Replies 0

Рига была значительным портом чуть ли не с основания, поэтому корабли в Даугаву заходили часто. А чтобы им заходить было поудобнее, устье реки следовало как-нибудь обозначить.

До конца XVII века, пока воды Даугавы попадали в море у нынешних Вецаки, а стоящий поблизости Старый Даугавгривский замок не разрушился, специально думать об этом и не стоило: одна из его башен служила отличным ориентиром. Тем не менее, её дополняли и отдельными строениями, первый из которых появился на карте 1536 года.

В 1721 году в России проводилась перепись маяков, заметившая и каменную башню с костром в устье Даугавы — наследие шведов. Ровно через тридцать лет подобная акция на том же месте уже ничего не обнаружила, а по прошествии ещё примерно такого же срока в 1788 году была построена деревянная башня с железной платформой для костра. Строение хорошо послужило бы и военным во время походов Наполеона, когда между маяком с одной стороны и Домским собором с другой наладили семафорную сигнализацию, но подобная телекоммуникация так и не понадобилась.

В 1819 году построили новую восьмиугольную деревянную башню на каменном основании. Лишь через девять лет она получила рефлекторы — из посеребрённой медной жести; при сильном ветре она получала ещё и флаг для указания направления течения. Зимой, в мае и в июне свет не горел, как и на всех маяках наших краёв до конца XIX века. Гораздо больше пользы, чем предыдущий, военным принесла именно эта конструкция: в 1855 году в ходе Крымской войны английские корабли подошли к устью. В дело обороны пустили и маяк: сняв верхнюю деревянную часть, на каменном основании поставили пушки, которые и прогнали врага.

Довольно впечатляющий чугунный ориентир с гранитным цоколем, построенный в 1863 году

Сразу после войны, в 1857 году, маяк восстановили, но это была лишь временная постройка. Дав простоять шесть лет, её снесли и возвели довольно впечатляющий чугунный ориентир с гранитным цоколем. Высота его была такая же, как и у предшественника, — около 31 метра, — зато этот уже мог давать проблесковый огонь. Прошёл слух, будто маяк отлит из вражеских пушек — хотя на самом деле всего лишь фонарь был сделан из такого же металла, как и орудия; да и много ли их было, этих трофеев? Так или иначе, слух поднимал патриотический дух. Поблизости построили лоцманский домик с обзорной башенкой и пирс для лоцманских катеров. В 1878‑ом военное ведомство поставило возле маяка береговую батарею.

Далее летопись выглядит очень динамично: выключенный в начале войны маяк взорвали в 1917 году, год спустя немцы построили временную конструкцию с паровозным прожектором. В 1919 году армия Бермонта-Авалова установила внутри пулемёт и отстреливалась от французов и англичан, которым пришлось сжечь опасное сооружение. До 1921 года замена не появилась, а потом на старом фундаменте вырос железобетонный цилиндр, которому было суждено взлететь на воздух при отступлении вермахта 11 октября 1944-го часа в три пополудни. Чтобы не затруднять навигацию, в 1945 году построили временную бревенчатую пирамиду с электрическим проблесковым аппаратом на вершине, но та находилась на самом краю моря и через одиннадцать лет покорилась штормовым волнам. Огни ныненшней башни светят с 1957-ого.

На другом берегу морякам светил маленький чугунный маячок — сейчас он, отреставрированный, стоит на берегу Городского канала в парке Кронвальда.

57° 35' 4" N 24° 13' 2" E

There are no replies to this message yet.
Tags

Армейский экономический магазин 1

Topic 1
Replies 0

ныне «Galerija Centrs»

1920-ые. Первое здание Армейского экономического магазина на нынешнем месте

В суматохе осени 1919-го при батальоне Оскарса Калпакса возник армейский магазин, затем его филиалы пооткрывались во многих отбитых у врагов местах страны. Некоторые находились даже в железнодорожных вагонах. Подобные торговые места должны были обеспечить население качественными товарами по доступным ценам, таким образом борясь со спекулянтами. Полученный доход по большей части шёл на нужды бойцов: клубы, санатории, пенсии, страховки, призы на соревнованиях и т.д.

В Риге магазин находился поначалу на улице Барона, потом разросся до более обширных помещений на Марсталю. Более же привычно его видеть в доме №16 улицы Аудею — по этому адресу он торгует с 1923 года. В этих местах магазин занял бывший амбар Принцессы, ещё несколько домов, в том числе специально построенный со входом.

До 1928 года его прилавки влекли лишь воинов, но дискриминацию отменили, и название оправдывали с тех пор лишь десятипроцентная скидка (да и та не распространялась на продукты питания) и возможность шестимесячного лизинга в отличие от четырёхмесячного для гражданских — весьма популярная услуга тех времён. И, разумеется, владелец: армии он принадлежал, ей же отдавал львиную часть дохода.

1940 год. Эскалатор

Магазин рос, росли оборот и доход — росли и потребности в помещениях. Двухэтажное здание было настолько мало, что даже в кабинете директора еле помещались посетители; снимать окрестные дома под склады стало несолидно и неудобно. Новый режим Карлиса Улманиса был для этого очень кстати, поскольку желание Армейского экономического магазина расширяться он утвердил одним из первых.

Конкурс объявили 20 января 1936 года, хотя ещё не было уверенности даже в расположении: не то вместо консерватории на Барона, не то вместо заведения минеральных вод в Верманском саду, не то на углу бульвара Аспазияс и улицы 13 января. Смысла в переносе магазина комиссия не усмотрела, решила строить новое здание на старом месте и снарядила несколько человек в поездку по европейским торговым галереям: в Варшаву, Берлин, Брюссель, Лондон, Париж и Прагу. Наконец, прошёл конкурс, некоторые проекты были выкуплены, и военный зодчий Артурс Галиндомс принялся за работу.

Чтобы не прерывать работу важного учреждения, работы велись в две стадии — с 25 июня 1936 года по февраль 1940-го. Мысли о третьей стадии пришлось отбросить не только по политическим причинам, но и по вине нежелания предприятия «Rīgas Ekspresis» расставаться с домом по адресу Кениню (ныне Вагнера), 21. Пятиэтажный дом на Вальню тоже ещё желали в ближайшем будущем не видеть, но до своего часа в нём прорубили тротуар на первом этаже — первое подобное решение в летописи города. Тот самый час, как известно, не наступил по сей день, равно как и час широкой аллеи от универмага к улице 13 января. Да и засыпанная предками речка Ридзене чинила препятствия, но не такие, чтобы всерьёз помешать строительству.

1964 год

Первая очередь нового здания была завершена 24 января 1938-го, а сам магазин и не прерывал функционировать. Работали лифты и эскалаторы, фасад освещала встроенная неоновая подсветка, противопожарная система была в состоянии при малейшей необходимости самостоятельно связаться с депо, кухня и парикмахерская получали газ, полсотни телефонов готовы были звонить. Об электричестве и центральном отоплении нет смысла и упоминать. Отдельно, следуя законам, располагался вход в винную лавку. Словом, здание получилось современным и практичным; только от роскошных вестибюлей и пассажей решили отказаться: зачем они нужны?

7 октября 1940 года сменилась вывеска, и тем осенним утром вместо Армейского экономического магазина за свежепостроенные прилавки встали продавцы Рижского центрального универмага. Но лучшим-то в городе он так или иначе оставался, так что даже чехословацкая делегация в конце пятидесятых решила, что именно на него из всех союзных следует равняться пражскому «Белому лебедю».

В два раза вырос универмаг к полудню последнего дня лета 2006 года. После долгих споров улицу Ридзенес перекрыли стеклянной крышей, а на месте бомбоубежищ и складов появился новый корпус.

56° 56' 52" N 24° 67' 4" E

«Burtnieku nams» 1

Topic 1
Replies 0
«Burtnieku nams»

Из нынешних достопримечательностей Вецмилгрависа разве что Белая церковь не связана с именем Домбровского. «Burtnieku nams», как его в беседе с основателем окрестил Кришьянис Баронс, тоже был его идеей: дать домашний уют и творческую среду обитания известным деятелям культуры тех лет. Были ещё два условия: жильцы должны были проявить себя в событиях 1905 года, и, конечно, не злоупотреблять спиртным, ибо позиция мецената и борца с алкоголем была широко известна уж хотя бы по его любимому детищу — обществу трезовсти «Зиемельблазма».

Место действительно стоило такой «жертвы»: чистый сосновый воздух имел неоспоримое преимущество перед городским. Сколько же оно стоило в денежном эквиваленте, сказать трудно из-за крайней противоречивости источников: одни говорят, что Домбровский денег за проживание не брал, что маловероятно, поскольку в одном из писем Янис Яунсудрабиньш упомянул, что все обитатели платят аренду; другие упоминают пятирублёвую арендную плату за трёхкомнатную квартиру, а про Кришьяниса Барона вообще рассказывают, что он договорился платить столько же, сколько бы он платил в Задвинье.

Первый обитатель, художник Янис Зегнерс, переехал туда в лишь середине сентября 1908 года, хотя само здание построили сразу после появления замысла в 1907 году. О проектировщике история молчит, хотя угадать его имя совсем несложно. «Burtnieku nams» состоял из восьми благоустроенных квартир с центральным отоплением: четырёх трёхкомнатных на первом этаже и столько же на втором расположилось однокомнатных; предоставлялись также мастерская для художников и отдельный зал для выставок и общения.

Своё временное пристанище в «Доме кудесников» нашли и Кришьянис Баронс, и Янис Порукс, и Карлис Скалбе, и Янис Яунсудрабиньш, и Янис Акуратерс, и Леонс Паегле, до этого работавший воспитателем в детском саду лесопилки Домбровского. Позже он учинил огромный скандал из-за плохой успеваемости его сестры в прогимназии.

В 1914 году началась Первая Мировая война, тут уже было не до искусств, поэтому Домбровский вместо приюта для писателей устроил приют для детей призванных на фронт солдат, лишь Кришьянис Баронс ещё оставался. В начале лета 1915 года и он, проживший в Доме с 1909 года и написавший там три завершающих тома «Латышских дайн», оставил последнюю запись книги жильцов и покинул целебный воздух Мангальской волости. После войны Красный Крест какое‑то время содержал там детский госпиталь.

Удивительно, но этот творческий пансионат, что действовал довольно давно и совсем недолго, не забыт и поныне. Выходит, эксперимент удался?

57° 22' 4" N 24° 59' 5" E

Велосипед 1

Topic 1
Replies 0

Хотя первый в мире велосипед был выставлен в Париже только в 1867 году, к концу века 19-го он уже был у рижан в почете. Впрочем, трехколесные собратья внушали большее доверие.

В 1886 году в Риге была основана первая в России велосипедная фабрика. Механик из Кулдиги Александр Лейтнер основал «Россию», предварительно ознакомившись с велосипедным делом во Франции, Англии и Германии. Хотя в основном фабрика занималась ремонтом заграничных велосипедов, в первый же год работы она выпустила 14 собственных.

Работала она сначала в деревянном домике на Гертрудес 27, в 1890 году перебралась на Кр. Барона 21, а с 1894 года предприятие работало на улице Бривибас, где ныне, как воспоминание и ностальгия, восстановлена надпись «Фабрика велосипедовъ А. Лейтнеръ. Velociped-Fabrik A. Leutner». Соответственно росла и производительность в года — на Барона собирали 500, а на Бривибас — уже 1 000 велосипедов в год.

Мода на велосипеды породила другую моду — на общества велосипедистов. Первое построило свой трек в Царском саду (ныне сад Виестура) уже в 1887 году. Теперь там этому поставлен памятный камень. Третья мода — на спортивную одежду. Согласитесь, в платье на велосипеде ездить не очень удобно.

В 1898 году Рижская дума приняла решение о велосипедах. В нем было сказано, что для велосипедной езды необходимо получить права, которые могли отнять за нарушение правил. Транспортные средства должны были иметь номера и тормоза.

До Первой Мировой войны в Латвии было 18 велозаводов. И, несмотря на разрушения войны, после нее количество велозаводов почти удвоилось — их было уже 35. Во время Первой Мировой войны один из крупнейших — завод Лейтнера  — был эвакуирован в Харьков, позже из него вырос знаменитый на весь СССР Харьковский велозавод.

Ныне в Латвии велосипеды не производят.

There are no replies to this message yet.
Tags

Болдерайские мосты 1

Topic 1
Replies 0

В 1805 году знаменитый краевед Броце начертил план фарватера Даугавы, где берега Буллюпе соединял мост. У него стоял караул и строго контролировал доступ на остров. Мост был деревянным, и до строительства железной дороги подобная конструкция всех устраивала.

Старый мост в разведённом состоянии. Изображение с сайта forum.myriga.info

Железная дорога подобралась к берегам реки в 1873 году с явным намерением её пересечь. Чтобы много не тратиться при строительстве новой переправы, с обеих сторон насыпали дамбы, а ради возможности пароходного сообщения единственный, железный, пролёт был сделан крутящимся на четырёх подшипниках опоры, стоявшей в середине реки. При помощи специального ключа двое мужчин могли поставить мост параллельно течению минут за десять — это приходилось проделывать по много раз на дню.

Прохожих на железнодорожной переправе видеть не желали, для них оставался далёкий Деревянный, — с большой буквы, — мост ближе к Даугаве, прямо напротив крепости с заходом на Островок любви. Это сооружение было построено ещё в 1858—1863 годах и тоже могло пропускать корабли, только не так искусно. Полтора десятка рабочих канатами и цепями тянули плававшую более низкую часть моста к левому берегу. Неудобно, одним словом — вот и построили в 1865 году нормальный разводной пролёт у того же левого берега. Первая Мировая сильно испортила мост, к тридцатым его уже не стало, и железнодорожный коллега на ближайшие лет восемьдесят стал универсальным. Так потерял свою работу паромщик, который при отстутствии льда за копейку готов был послужить третьим мостом Болдераи, а улица Тилта стала Меникю.

Современный вид мостов через Буллюпе. Изображение с сайта parovoz.com

12 октября 1944 года в 19:40 в одном из окрестных домов остановились часы: фашисты, отступая, взорвали железнодорожный мост. Ещё за две недели до того фермы обмотали зелёными бикфордовыми шнурами, а вниз положили мины; так люди и ходили. Полвека спустя водолазы выловили поворотный механизм в качестве металлолома. После войны сапёры и местные женщины-военные поставили временный деревянный мост, в 1953—1954 годах был построен новый, не разводной, но шесть метров высоты над уровнем воды не препятствовали водному транспорту. Его проект родился в голове А. Старцева из Ленинградского мостостроительного института. Мост считался временной мерой, пока не будет возведён автомобильный. До него оставалось лет пятьдесят.

Счастливый момент состоялся в 13 часов Дня независимости — 18 ноября 2002 года. Церемонию открытия сопровождали пикет против строительства нефтетерминала в Даугавгриве и обещания чиновников построить ещё и путепровод на улице Парадес. Пресса радостно пустила нелепый слух, будто в Европе больше не осталось мостов с совмещённым автомобильным и железнодорожным сообщением. Пересечение Буллюпе стало проще.

57° 23' 2" N 24° 22' 4" E

Большой Кристап 1

Topic 1
Replies 0

Великан Большой Кристап был вытесан в 1682 году скульптором Михаилом Бринкманом. Святой Христофор в католичестве считается одним из четырнадцати помщников при болезнях. Сначал он стоял у Карловских ворот, недалеко от перекрёстка улиц Кунгу и 13 января. В 1862 году ворота ликвидировали и великана поставили возле будущего Центрального рынка, где воды канала смешиваются с даугавскими. Там для него был выстроен специальный навес из дерева.

Однако скульптуру постоянно обижали хулиганы, например, как-то раз в 20‑ых годах ХХ века его увезли на извозчике в Пардаугаву и бросили возле публичного дома. Поэтому в 1923 году Большого Кристапа поставили в крестовой галерее Домского собора, позднее — в Музее истории Риги (тогда ещё не Мореходства). Увы, фигура ребёнка не сохранилась.

Люди верили, что великан спасает от невзгод, к нему клали цветы, монеты, пасхальные яйца и прочее. Считалось, что если что‑то болит, то нужно привязать к этому месту ленточку и потом привязать её к спкульптуре. Таким образом, святой «перенимал» болезнь. Он же считался покровителем многих профессий. Рядом со статуей стояла коробочка для пожертвований, которые получал госпиталь святого Георгия.

С этой скульптурой связана такая легенда. Как-то раз ненастной ночью великан-переносчик через Даугаву засыпал, но внезапно услышал громкий плач на другом берегу. Он нехотя пошёл. Плакал маленький ребёнок — он хотел, чтобы его перенесли на другой берег. Большой Кристап приютил его в своей пещере. Наутро дитя исчезло, оставив большую кучу денег. На них после смерти Кристапа и была выстроена Рига.

В юбилейном для Риги 2001 году копия статуи опять освоила новую местность: она стоит на набережной напротив Рижского замка.

56° 56' 59" N 24° 60' 0" E

There are no replies to this message yet.
Tags