Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Крематорий 1

Saruna 1
Atbildes 0
1939 год. Первоначальный проект крематория
1939 год. Окончательный проект крематория

Одной из молодых идей молодой Латвийской республики была мысль о популяризации кремации. В 1925 году сенатор Август Лебер основал Латвийское общество огненного захоронения, и спустя два года оно добилось первого результата. Им стало решение Сейма от 15 декабря 1927 года, позволяющее кремацию — уже логично было думать о здании для неё.

Думать проще, чем строить — вот и пришлось думать долго-долго, прежде чем 7 ноября 1939 года Кабинет министров утвердил начало возведения; строительство планировали закончить за год. Фантазия создателей рисовала две электрические печи, зал на две сотни персон, хранилище гробов и урн — колумбарий. Привычку строить два уровня, чтобы торжественно опускать прах ниже уровня пола, отбросили: пережиток от кладбищенских захоронений. Проект составили известные мастера Сергей Антонов и Освальд Тилманис. Последний в девятом номере журнала Latvijas architektūra за 1939 год описывал внешний вид своего творения латышскими аналогами следующих фраз:

Архитектура здания торжественно серьёзна. Как известно, в выборе облика крематория владычествуют два разных мнения. Первое признаёт крематорий торжественным сооружением, которому подобают соответствующие архитектурные формы. Богатое и торжественное создание должно маскировать технический характер здания.

Согласно другому мнению, крематорий является технически-санитарным строением, какой его характер и должен отображаться в его архитектуре.

Кажется, всё же следует больше считаться с человеком, который приходит сюда проводить останки своего близкого, и архитектура строения должна быть приспособлена к его духовному настроению, помогая обрести душевное равновесие и покой.

Служащим крематория, для которых здесь — рабочее место, торжественность не необходима, но нельзя придавать этому обстоятельству решающее значение. Проектируемый крематорий выдержан в серьёзных, но при этом торжественных формах, и технический характер строения не показан снаружи.

Планировать тоже проще, чем строить — особенно, когда в стране всё, мягко говоря, кардинально меняется. Новой власти не было дела до кремации ещё два десятка лет, пока в шестидесятых не прозвучало предложение строить на Яунциемском кладбище — уже по новому проекту. Тем временем здание возле Братского кладбища пустовало и покрывалось рисунками и надписями, возведённое под крышу.

В Яунциемсе тоже ничего не построили, и так продолжилась история большого долгостроя. Стройка возобновилась в 1994‑ом, и год спустя крематорий был готов — каким его задумывали авторы.

Остатки Колонны Победы 56° 59' 27" N 24° 83' 5" E

Крематорий привлекает «лишние» памятники. Неподалёку хаотично валяются части Колонны Победы, поставленной перед Рижским замком в незапамятные времена в честь победы над Наполеоном. По слухам, неподалёку зарыт и невостребованный макет памятника Иосифу Виссарионовичу, перевезённый из мастерской в молочном павильоне Центрального рынка. Там же валялись в разное время и надгробия Большого кладбища, и постамент памятника Ильичу.

56° 59' 14" N 24° 84' 5" E

Pagaidām uz šo ierakstu nav atbilžu.
Tagi

Вецаки 1

Saruna 1
Atbildes 0
Универмаг в Вецаки. Изображение с сайта forum.myriga.info

В 1897 году Август Домбровский, многих удивив, устроил экскурсию в Вецаки — курорт, который он был полон решимости основать и основал-таки спустя год. Впрочем, рыбацкий посёлок Вецаки существовал уже в XVII веке. Его название происходило от ливского слова aken (устье), и латышского vec (старое). Таким образом было увековечено старое устье Даугавы, совершенно обмелевшее и перекрытое дамбой в XIX веке. В те времена посёлок был далеко не курортом.

Сразу после основания генерал-губернатор Лифляндии издал строгие правила купания. В том же году построили первую дачу, а к 1914 году там уже было свыше ста зданий, включая спасательную станцию; все они сгорели в войне. Однако уже к 1937 году там было 120 летних домов и 9 зимних, а с дачниками соседствовали 48 рыбаков. Этот и окрестные рыбацкие посёлки в 1933—1934 годах послужили прототипами изображённым Вилисом Лацисом в романе Сын рыбака:

На видземском побережье Рижского залива, возле речушки Зальупе, стоит рыбачий поселок Звиняс, защищенный грядою дюн от свирепых морских ветров. Узкая развилистая дорога вьется меж двадцатью четырьмя дворами, отделяя их друг от друга. Дома крыты замшелым тростником или черепицей, среди них лишь один кичится красной железной крышей. Дом этот строен в полтора этажа, с верандою и балконом; голубая вывеска, на которой намалеваны сахарная голова и разрезанный каравай, украшает вход в лавку Бангера, самого зажиточного человека в поселке. Здесь можно купить смолу, пряжу для сетей, пробку, мыло, конфеты, табак и кое‑что из гастрономии. Мужчины здесь всегда найдут чем промочить горло, а женщины могут вволю посудачить. Лавка Бангера — сердце рыбачьего поселка: сюда стекаются все свежие новости и слухи, а отсюда они с поразительной быстротой разносятся по всем дворам.

4 декабря 1937 году было открыто движение по свежевыстроенной ветке Руйенской железной дороги, которая задела и Вецаки, за что благодарить стоит железнодорожный мост через Милгравис. Новый, более удобный транспорт доставлял больше отдыхающих, популярность курорта росла. К 16 ноября 1957 года был электрифицирован один путь, а вскоре — и второй. До постройки железной дороги дачники добирались пароходами, и именно с ними связаны два жутких события в истории Вецаки.

«Neubad» ещё на плаву 56° 56' 51" N 24° 61' 1" E

Один из трагичнейших несчастных случаев Первой республики начался так: в семь утра 9 сентября 1926 года судно Neubad вышло в Айнажи с 40 пассажирами и 45 тоннами зерна. Сила ветра была в пределах нормы, пока в полдевятого напротив Вецаки пароходик не попал в шторм. Лишь позднее обнаружилось, что два передних иллюминатора справа не были закрыты, а груз распределён непропорционально. Попытки капитана посадить корабль на мель ни к чему не привели, и в трёх километрах от берега судно за пятнадцать минут скрылось под волнами. Люди бросались за борт в спасательных жилетах, некоторые выбрались на мель, но капитан спешившего на помощь парохода Zander побоялся приближаться к мелководью, повернул в Ригу, да передал второму спасательному судну Zibens, что спасать некого. Тем временем море выносило и трупы, и ещё живые тела. Потом долго длилось расследование, достоверные причины так и не были найдены. В 1938 году Neubad вытащили и через год разрезали на металл. Поговаривают, будто водолазы нашли в трюме ящики с водкой, и из воды вылезали уже под градусом.

2007 год. Остов у берегов Мангальсалы 57° 42' 4" N 24° 27' 5" E

В другой раз не менее пьяная команда немецкого железобетонного корабля так и не смогла войти в устье Даугавы, и громада осталась у берегов близлежащей Мангальсалы.

Рекордные количества отдыхающих приезжали в советское время, когда в Вецаки летом принимали до 80 000 отдыхающих, включая пионеров в лагерях и детей в летних детских садах.

Жители Вецаки могут называть себя рижанами частично с 7 мая 1949 года, частично с 7 сентября 1960 года.

57° 46' 0" N 24° 66' 5" E

Pagaidām uz šo ierakstu nav atbilžu.
Tagi

Академия художеств 1

Saruna 1
Atbildes 0

Рижский Биржевой комитет, не самая бедная организация, в начале века пожелала построить школьное здание. Как раз в это время городские власти добились в Петербурге разрешения на строительство пары общественных зданий по краям Эспланады.

Место оказалось приятным и в плане почвы — фундамент закопали всего на 2,5 метра. Строительство шло с 1902 по 1904 год. Архитектор Вильхельм Бокслафф выбрал для фасадов готику — как намёк на немецкость организации. Внутри же здание было абсолютно современным. Перекрытия отлили из железобетона, вентиляционные трубы замаскировали под элегантные башенки, в некоторых классах установили проекторы — эпидиаскопы. Над креслами поработали ортопеды, аппараты для лабораторий заказали в Хемнице, Лейпциге и Вене. Рижская мастерская Эрнеста Тоде создала витражи. Традиционно разместили квартиры: в двухэтажном корпусе справа от залов построили семикомнатные для администрации и поменьше — для другого персонала. Рижское Биржевое коммерческое училище получилось комфортным.

Тем временем, в 1909 году Вилхелмс Пурвитис стал директором Рижской немецкой школы искусств и начал поднимать идеи о преобразовании в Академию художеств. Петербургская академия, под чьим крылом находилось заведение, была не против, равно как и некоторые ответственные бюрократы; случилась война.

Проект пристройки к Академии художеств. Архитекторы Андрис Вайновскис и Бирута Вайновска, 1979 год.
www.221b.ru/geo.htm — описания мест съёмок ленфильмовского фильма о Шерлоке Холмсе (1979 год). На изображении — кад

В лихолетье установившаяся советская власть в 1919‑ом быстро основала Академию Художеств под руководством Пурвитиса и отдала здание коммерческого училища. Пришла власть латвийская, вернула дом Биржевому комитету, а людей искусства подселила к железнодорожной управе на Гоголя за вокзалом, оставив последней часть дома со входом с угла. И тем, и другим было тесно, но в 1921 году произошёл первый набор — 192 человека.

Вернувшись, Советы вновь дали то же самое здание, немцы устроили там лазарет, но в третий раз Академия обосновалась там уже крепко. Насколько переезд спас от тесноты — открытый вопрос, ведь в доме было всего три десятка учебных помещений, а вскоре пришлось подвинуться и в пользу школ искусства имени Розенталса и музыки — имени Медыньша.

Наконец, в 1979 году состоялся конкурс на полуподземную пристройку во дворе. Помимо творческих мастерских, там должны были разместиться библиотека и выставочный зал. Первую премию получили Андрис Бирута Вайновские, четыре предложения жюри предложило выкупить, ничего не построили. В 1989‑ом Совет Министров постановил отдать школьное здание напротив, а на улице Барона построить новый дом у 18 школы. Всё это намечалось на ближайший год, но бюрократия всесильна. Новый корпус был открыт лишь в сентябре 2012 года.

Оставило свой след здание и в кинематографе – в знаменитом советском фильме про Шерлока Холмса оно выполняло роль английского замка.

56° 57' 18" N 24° 66' 5" E

Выставка 700-летия Риги 1

Saruna 1
Atbildes 0
Общий вид выставки
Ресторан пивоварен «Livonia» и «Ilgezeem». 56° 57' 18" N 24° 66' 4" E
1901 год. Мост, соединявший две части юбилейной выставки 56° 57' 18" N 24° 65' 5" E

На семисотлетии Риги, летом 1901 года, ещё тогда пустынная Эспланада приютила большую ремесленно-промышленную экспозицию. Показывали самые разные вещи, от бутылочных пробок до автомобилей. При этом из 775 предприятий три четверти были рижскими, остальные из других балтийских мест. Всю Эспланаду и часть Стрелкового сада (современный парк Кронвальда) заняли 21 здание, построенное городом, и 26 частных павильонов; почти все предвещали близкую победу югендстиля. Многие из них были впоследствии проданы и перевезены. Внутри как показывали готовую продукцию, так и творили на месте — так, в павильоне фабрики Мюнделя скрутили сорок тысяч сигар. Почти каждый вечер в десять часов проводились концерты.

Оба сада соединял перекинутый наискосок через перекрёсток деревянный пешеходный мост.

«Викинги» на фоне «Старой Риги»
Ратуша. Рисунок Вильгельма Неймана
План «Старой Риги». Рисунок Вильгельма Неймана

В часть Стрелкового сада, не занятую выставкой, привезли качели, карусели, киоски и даже целую негритянскую деревню из Дагомеи — современного центральноафриканского Бенина. По каналу плавали гондолы, изображая Венецию; их же путём проследовал и корабль викингов.

На другой берег с «Птичьего луга» вели мостики: там расположилась «Старая Рига». Романтичный макет якобы города XVII века, спроектированный зодчими Вильгельмом Нейманом, Августом Рейнбергом и художником Эрнестом Тоде: пять башен со стеной, площадь с ратушей и Домом Черноголовых, окрестные улицы. Не совсем исторически верно, но для туристов — самое то: ресторанчики, магазинчики, кондитерские, мастерские ремесленников и алхимиков, аптека, антиквариат…

56° 57' 22" N 24° 63' 1" E Изображения с сайта http://www.acadlib.lv/riga700/

Pagaidām uz šo ierakstu nav atbilžu.
Tagi

Гостиный двор 1

Saruna 1
Atbildes 0
Гостиный двор

Издавна в Московском форштадте селилсь русские купцы, которым было надобно где‑то продавать свои товары. Поэтому в 1772 году они обратились к правителям города с просьбой выделить какое‑нибудь пространство для торговли. В ответ торговцы получили целый квартал прямо на краю эспланады, где появился первый Гостиный (Русский) двор.

Второй открывали спустя семь лет после пожара 1812 года: получилось огромное деревянное здание с колоннадой по периметру. Проектировал его архитектор В. Стасов согласно пятому рисунку третьей части образцовых фасадов: во всей России в то время дома полагалось строить по заранее составленным столичными архитекторами фасадам, приспосабливая внутреннюю планировку как угодно. Всё же в альбомах не значились столь длинные примеры, поэтому пришлось одну и ту же часть повтроить несколько раз, создав интересный пример стиля ампир.

Колоннада гостиного двора

Патриархальный купеческий дух витал над кварталом даже при Советах, там размещались несколько десятков лавок, преимущественно хозяйственых и строительных товаров.

Но, как назло, к тому времени колхозники отложили 10 миллионов рублей и подыскивали место для собственного небоскрёба, а чиновники от зодчества предложили «в порядке исключения» с лица земли стереть Гостиный двор (они и на Ратушной площади строить предлагали!). Сняли замеры, сохранили некоторые архитектурные детали и после получения соответствующего разрешения 21 февраля 1951 года дело завершили полным демонатжем. Зато скрипичных дел мастера получили еловые колонны с чудесной древесиной для своих инструментов.

Начался рост Дома Колхозников.

Гостиный двор ещё раз напомнил о себе в 1991 году, когда потомок построивших его купцов Мухиных Всеволод Замков чуть было не добился возвращения земли.

56° 56' 35" N 24° 73' 2" E

Богадельня Садовникова 1

Saruna 1
Atbildes 0

За три года до кончины петербургский купец 1-ой гильдии Фирс Садовников, происходивший из рижан, в завещании велел передать 125 000 рублей магистрату, положить их под проценты и, когда сумма удвоится, для русских учредить богадельню, школу и церковь во имя святого мученика Фирса.

Садовников умер 3 апреля 1853 года, оставленный капитал возрос достаточно к 1866 году, тогда собралась комиссия из шести православных купцов и стала решать, где строить, как строить и тому подобное. В итоге 14 декабря 1876 года освятили постронное по проекту главного городского архитектора Иоганна Фельско. Золотыми буквами над входом вывели: Садовникова богадельня. Трудами и усердием купца и почётного гражданина Фирса Садовникова.

Церковь разместили в средней части на первом этаже, выше неё помещались кабинеты администрации, по бокам была школа и комнаты жильцов: по два человека в каждой. Логично, что подсобные помещения: кухня, пекарня и прачечная — находились в подвале. Верх здания украшали купола, однако советский атеизм отказался их принять и в безбожном духе упростил фасад.

Заведение поначалу приняло 13 человек, в 1892 их было уже 80; и всем предоставляли и жильё, и одежду, и питание, и услуги врачей. В 1880 году открылась бесплатная мужская школа, ещё через год к ней прибавилась женская. Всё это содержал комитета из 3—4 купцов, получавший пожертвования и завещания.

После войны, видно, оскудела рука дающего, ибо приют содержал уже город, а из своего оставался лишь дом. С приходом Советов богадельня и вовсе оказалась не нужна, и её место заняла поликлиника, до сих пор хозяйничающая в 20‑ом доме улицы, названной в честь благодетеля.

Vienīgā atbilde
, artursreiljans: Izskatās, ka laiku var precizēt…
Tagi
Jaunākā atbilde
Kādreiz arī šeit kaut kas atradās…
Tagi