Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Вецмилгравис и Ринужи 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Augusts Dombrovskis
  2. Rīnūži
  3. Vecmīlgrāvis
  4. Музыка
  5. Районы

Давным-давно, до Ринужи в тех краях также существовало поселение, находившееся возле Старой Даугавгривской крепости. Ничем особенным посёлок примечателен не был, кроме небольшой деревянной церкви, да и ту оставили на произвол судьбы после постройки нового храма, Белой Даугавгривской церкви.

Задолго до этого, в начале XIII века, цистерианские монахи, жившие как раз в той крепости, или монастыре святого Николая, оказались недовольны постоянными весенними половодьями, поэтому решили прорыть ров для быстрого отвода воды из Кишезерса. Но и это не помогло, поэтому была построена мельница. От неё и получила своё название протока «Mülhgraben» (Мельничная канава).

Из существующих посёлков самый почтенный возраст у Ринужи: он давно перевалил за три с половиной столетия, потому же там находится и старейшее кладбище Риги, основанное ещё в XVII веке. Есть сведения, что примерно тогда же, в 1626 году, в Ринужи появилась первая церквушка. 17 сентября 1788 года после долгих мучений (в 1786 году, перед самим освящением, у неё упала башня) была наконец освящена Белая Даугавгривская церковь. Теперь у рыбаков появился ориентир в виде фонарика-маяка, который был и остаётся в крыше колокольни. Посёлок был невелик: не более 14 домов, зато строительство храма повлекло за собой и более стремительный рост. Предыдущий храм вскоре естественным путём развалился, но окрестность хранила название Посёлка у Старой Церкви вплоть до ХХ века.

Вецмилгравис в 1914 году. Фото Алфредса Кукурса с сайта sauleskoks.lv

Поблизости в 1876 году открылась Мангальская мореходка первой категории, которая с 1891 года уже готовила капитанов дальнего плавания, потому что была переоценена и удостоена третьей, высшей, категории. В 1901 году ей построили новое здание, на которое даже Министерство финансов выделило 2 900 рублей, жертвовали и частные лица; здание просуществовало всего лет пятнадцать и было поглощено огнями Первой Мировой. Перед этим само учебное заведение эвакуировали в Гелленджик.

Всё же вплоть до конца XIX века Вецмилгравис был весьма отдалённым и забытым районом, кое‑где попадались рыбацкие хижины, к востоку от Милгрависа находилось Мангальское имение, но в целом он был малозаселён. Более менее активное развитие пришлось на конец того же века, когда в 1887 году сюда перебрался начинающий предприниматель из Кенгарагса Август Домбровский (1845—1927). Наверное, место ему приглянулось после первой удачной сделки: переправы плотов по маршруту будущего переселения. Как первопроходец, он основал лесопилку, открыл элементарную школу, детский сад (первый в Европе именно для детей рабочих определённого предприятия), давал выгодные кредиты на постройку жилья. В 1909 году там проживало уже 200 человек.

1964 год. «Здесь строят новые кварталы жилых массивов»

Август Домбровский никогда не пил спиртное, поэтому в 1904 году основал общество трезвости «Ziemeļblāzma». Он делал замечательные скрипки, которым даже в конце жизни посвятил книгу. В целом, он слишком выделялся на окружающем фоне, поэтому — для профилактики — в 1905 году решено было сжечь дом общества, а самого чудака расстрелять. Последнего, впрочем, удалось избежать.

Но и такие крайние меры не пресекли его желание работать на благо района. Такое усердие было вознаграждено: с 27 октября 1989 года 4. линия Вецмилгрависа носит имя мецената, а до этого так же назывались в своё время и нынешние улицы Мартас Ринкас и Скуяс; сам же Домбровский назвал в честь дочерей улицы Эммас, Милдас и Мелидас. Ещё много полезных заведений он понастроил до Первой Мировой войны, но у большинства на слуху два объекта: новый дом общества трезвости и «Burtnieku nams».

В 1871 году при устройстве аванпорта в Яунмилгрависе в Вецмилгрависе возвели батарею, в 1913 году открыли военную судоверфь. Со времён Домбровского уцелело весьма мало зданий, большинство было снесено при возведении жилого микрорайона в 70‑ых и 80‑ых годах ХХ века.

Вецмилгравис и Калнциемс, что возле «Зиемельблазмы», были включены в состав Риги в 1924 году, Ринужи — в 1946 году. С 1952 по 1954 год район был рабочим посёлком вне города.

57° 20' 1" N 24° 62' 5" E

www.violins.spb.ru/violins/dom… — некоторые скрипки работы Домбровского
ziemelblazma.times.lv — сайт команды энтузиастов об истории Вецмилгрависа и биографии Августа Домбровского.

Аэропорт «Спилве» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Iļģuciems
  2. Авиация
  3. Аэропорт Спилве
  4. Транспорт
Фото 2007 года
Фото 2007 года

Впервые подниматься в воздух из Спилве решили 15 апреля 1916 года — для нужд 12-ой части истребителей царской армии под командованием подпоручика Лерхе. Далее оттуда взлетали самолёты тех, кому принадлежала сама Рига, перешло место и в ведение латвийских авиаторов. Они же первыми более менее приспособили его для круглогодичного использования: раньше из-за весенних половодий это было затруднено. Правда, и после возведения различных дамб и насосных станций самолёты иногда приходилось спасать на крышах ангаров, но положение всё-таки стало лучше. Поначалу прижилось название «Аэродром цементной фабрики».

Наступило мирное время — время принимать гражданский вид. До 1922 года на Спилвских лугах была лишь заправочная станция для иноземных авиаторов и военная база, где часто проходили авиафестивали. Затем эстонское предприятие «Aeronam» при поддержке родного правительства устроило рейсы между дружественными столицами — на шесть человек каждый.

Аэровокзал, построенный в 1938 году. Изображение с сайта latvianaviation.com

На следюущий год добавились новые направления от Латвийского общества воздушного сообщения: Кёнигсберг и Хельсинки; жаль, они просуществовали только два года. Ещё через два года, в 1927‑ом, «Deruluft» (от «Deutsch-Russische Luftverkehrsgesellschaft» — русско-немецкое общество воздушного сообщения) открыла полёты из Москвы в Берлин через Смоленск, Ригу, Каунас, Кёнигсберг, Данциг; в 1928‑ом рижане на самолётах той же фирмы смогли отправиться в Ленинград с посадкой в Таллине. Вскоре присоединились и польская «LOT», и шведская «Aerotransport», и немецкая «Lufthansa»; вместе с ними — Варшава и Стокгольм. 15 июня 1937 года начались лиепайские рейсы; начало сезона каждый год было в апреле, в октябре — завершение. За первый сезон ими воспользовались две тысячи человек. В 1938 году с аэродрома стартовали три авиаэкспедиции-состязания по облёту городов Латвии.

Упомянутый «Deruluft» в середине двадцатых построил небольшое административное здание и несколько ангаров, но приличного аэровокзала ещё не было. Всё-таки, пусть скромный, но аэропорт дал тему для названий многих улиц Ильгюциемса: Лётчиков («Lidoņu»), Моторная («Motoru») и т.д. Его нуждам служила и четырёхкилометровая узкоколейная дорога, разобранная в 1960‑ых: сначала для доставки военного снаряжения, потом и для гражданского использвания. В июне 1931 года архитектор Давидс Зариньш получил заказ на проектирование нового аэровокзала, строительство всё откладывалось, и новое здание открылось лишь в 1938‑ом. К тому году существовало 36 направлений регулярных полётов из Риги. Годом ранее айзсарги тоже построили свой трёхэтажный штаб и ангары поблизости.

1964 год. Нынешний аэропорт «Спилве»

При фашистах аэропорт вновь стал исключительно военным. Предварительно, в первых же боях июня 1941-го основные здания были разрушены, и под конец оккупации около тысячи заключённых направили на модернизацию, но 11 октября 1944 года немцы были вынуждены укрепиться на краю аэродрома, чтобы сопротивляться наступавшим советским войскам. Тем временем сапёры подрывали все строения и взлётно-посадочную полосу. Когда через два дня фашистов прогнали, аэропорт был полностью разрушен.

Вскоре появилась временная замена. К концу года существовал рейс в столицу, вскоре присоединились Каунас, Таллин, Даугавпилс и Лиепая, причём все они были существенно дешевле дововенных.

Интерьер аэропорта «Спилве». Фото Вадима Фалькова, февраль 2000-го.

С мая 1954 года прибывавших в Ригу по воздуху встречало роскошное здание аэропорта «Рига»: «Спилве» его назвали только после открытия новых воздушных врат. Как любые ворота города, воздушные должны были вызывать у него ощущение несомненной приязни великой страны к индивидууму. Что же оставалось архитекторам и идеологам делать, как не строить великолепное здание в могучем стиле ампир? Так было положено начало поступи сталинского ампира по Риге.

Денег бы не пожалели, но такой «мешающий» фактор, как самолёты, не дал архитектору Воробьёву воплотить всю монументальность идей. С нескрываемым сожалением это указывалось при открытии:

Высота здания всего 17 метров. Близость аэродрома не позволила строить более высокие здания, поскольку это ухудшило бы возможности взлёта и посадки самолётов, но восемь могучих колонн, высокие окна над входом и небольшая смотровая площадка зрительно придаёт зданию большую высоту, чем на самом деле. Башня увенчана эмблемой Гражданской авиации, серпом и молотом. Эта эмблема ночью будет освещатся неоновыми лампочками и послужит лётчикам своеобразным маяком.
2002 год. Аэропорт «Спилве». Монументальное здание ныне часто притягивает различных художников, в т.ч. кинематографистов. Во время съёмки это

Зато мастера особенно постарались в интерьере: шутка ли, за пятьдесят лет не было ни одного ремонта, но ещё почти всё выглядит так, будто здание построили если не вчера, то пару лет назад. Входящего встречает грандиозное панно в советском духе, которое должно было убеждать в большом желании латышей присоединиться к братским народам союзных республик — на ступеньках, ведущих к Даугаве, люди с радостными лицами в народных костюмах поют народные песни, сверху — аэропорт, всё-таки! — летит самолёт, на заднем плане видна панорама Старой Риги, но больше привлекает правый угол. Там изображённый Дом Колхозников, он же Академия Наук, был достроен только к 1957 году, когда картину народу показали уже с открытием аэропорта в 1954‑ом! Не говоря уж о башни церкви святого Петра, восстановленной только к 1970 году… Изображения по бокам зовут туриста в Юрмалу и Сигулду.

А местных в аэропорт звал его ресторан с поваром-грузином, вносившим некоторое разнообразие в систему рижского общепита. Но не только южная кухня показывала дружбу народов, например, ковры были сотканы на Обуховском комбинате, а VIP-зал украшали гораздо более искусные экземпляры из Китая.

В 1975 году открылся новый аэропорт на другом конце города, а старый получил имя в честь близлежащих лугов и второстепенную роль.

Перспектива определённо есть: с февраля 2012 года здание числится в списке памятников архитектуры[1].

56° 58' 34" N 24° 43' 2" E

latvianaviation.com/Aero_Riga.… — подробная хронология происходившего на аэродроме «Спилве» до Второй Мировой

Парк Победы 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Georg Kuphaldt
  2. Āgenskalns
  3. Памятники
  4. Парк Победы
  5. Площадь Победы
  6. Сады и парки

В 1710 году графу Шереметьеву торжественно, хотя и разочарованно, поднесли золотые ключи от Риги, и с тех пор Рига находилась на территории России. Со временем понадобилось как-то отметить двухсотлетний юбилей этого события, и 30 апреля 1909 года Рижская дума согласилась с предложением главного садовника города Георга Куфальдта на бывшей эспланаде Коброншанца создать парк и выделила 400 000 рублей на это полезное дело. Тот собрался создать в низинах парк для народа, а высокие места продать для строительства дорогих особняков. Но и низкие места не оставил для потопов, а приказал начать земляные работы, которые велись два года до 1912-ого.

План Петровского парка. Георг Куфальдт, 1909 год.

Конечно, правда, что парк делали до 1915 года, но 200-летие присутствия в империи не могло быть отложено, поэтому царь Николай II посетил место в два часа дня 5 июля 1910 года и посадил 20-летний дуб, три великие княжны посадили по 15-летним дубкам возле дамбы Ранькя, у Агенскалнского залива. Все саженцы взяли из теплиц близ Царского сада, ныне сада Виестура, а серебряные лопата и тачка с землёй позаимствовали из музея — они уже служили генерал-губернатору Александру Суворову, когда тот строил Риго-Динабургскую желеную дорогу. Деревья не пощадили вандалы в 1919 году, когда Латвия была в руках большевиков.

Царь уехал, но работы продолжались. В 1911 году построили стадион, который и ныне сохранен и именуется «Аркадия», в 1913 году сделали дорожки и, наконец, в 1915 году устроили липовую аллею возле бульвара Узварас. На все работы истратили 200 149 рублей, но тщетно — во время Первой Мировой там устроили огороды.

1939 год. Один из проектов Площади Победы. Ф. Скуиньш, Г. Дауге

После войны начали восстанавливать, огороды из парка попросили, и начали думать, что же делать с пространством, гордо переименованное из Петровского парка в Парк Победы. Сначала силами безработных территорию подняли, но потом долго ничего не смогли сделать, затем в 1930‑ых устроили большую площадку для народных гуляний, но планы Карлиса Улманиса были огромными: создать праздничную площадь на 200 000 человек, стадион на 25 000, дворец съездов и спорта на 10 000, но главное: чтобы комплекс превзошёл по размерам Берлинский олимпийский комплекс. Помимо прочего, предусмотрен был и какой-либо мемориал. Конкурс объявили в 1938‑ом, закон о постройке этого монументализма приняли в 1936‑ом. Кстати, теперь территория называлась не парком, а площадью Узварас — Победы.

Война помешала планам, но никто не забывал о них: идея об эффектном завершении бульвара Узварас и застройке площадки всё время витала в умах архитекторов-монументалистов. Что поделаешь, не оставлять же огороды, которые опять стихийно возникли во время войны. Их убрали в 1950 году.

Война в парке отметилась не только огородами: в 1944 году там были повешены главари рижских нацистов. Ночью у них украли одежду.

Проект парка XXII конгресса Партии

1961 год ознаменован в истории СССР XXII конгрессом Партии. В связи с таким значительным событием парк переименовали вновь, и теперь он был уже не просто Парком Победы, а Парком имени XXII Конгресса КПСС. Но это ему пошло только на пользу, ведь место с таким ярким названием не могло быть запущенным, поэтому в 1963 году был готов проект реконструкции. Авторы (архитекторы В. Апситис, В. Дорофеев, Э. Фогелис, дендролог К. Баронс) предлагали объединить три части парка, разделённые улицами Слокас и Бариню, и движение обвести вокруг, по новой магистрали. Помимо этого, предусматривалось строительство опять-таки стадиона на 5 000 человек, басеинов, террасс, павильонов, детских площадок, и далее в том же духе. На самом же деле появился только сам парк с очередными памятными деревьями; был конкурс на строительство выставочного зала, в котором победил проект А. и В. Рейнфельдов, но деньги на строительство в бюджете так и не обнаружились.

Однако через пару десятилетий произошло четвёртое перенаименование: место опять стало Парком Победы. В частности, это название было оправдано тем, что на оси бульвара Узварас, долгое время незанятой, появился монумент, посвящённый победе над фашизмом.

Памятник войнам Советской Армии - освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистких захватчиков — так официально называется Памятник Победы — построили в 1985 году (скульпторы Л. Буковский и А. Гулбис, архитекторы Э. Балиньш, Э. Вецумниекс, инженеры Г. Бейтиньш, Х. Лацис). Так говорится в энциклопедии «Рига» (1989, Рига, Главная редакция энциклопедий) о его языке символов:

Основной идейный замысел памятника выражает 79-метровый обелиск, в разрезе представляющий пятиконечную звезду; пять её лучей символизируют пять лет героической борьбы. В завершающей части обелиска лучи образуют спираль, символизирующую неотвратимость победы. Облицованное серым и розовым гранитом подножие памятника образует правильный треугольник и состоит из трёх разновысоких платформ. На первой, более высокой платформе расположены трибуны, боковые платформы служат пьедесталами для скульптур «Родина-мать» и «Войны-освободители». За постаментом расположен декоративный бассейн с небольшим каскадом.

Таким образом, спустя около 70 лет, идея Куфальдта о небольшом павильоне, завершающем бульвар, превратилась в неоднозначно воспринимаемый многометровый обелиск. Парк Победы до сих пор не готов, то и дело его норовят застроить чем‑то «полезным». В начале 2000-ых были слышны речи о создании Норчепингского парка между улицей Слокас и Ранькя дамбис, да быстро поутихли.

56° 56' 16" N 24° 52' 3" E

Бишумуйжа 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Bišumuiža
  2. Классицизм
  3. Районы
  4. Усадьбы
Бишумуйжа

25 мая 1773 года возле Анна Катарина фон Шильдер приобрела небольшое поместье у крутого поворота дороги на Бауску. В 1784 году хозяйка скончалась, и дома — земли по‑прежнему оставались во владении города — два года населяли её сыновья. Потом, 26 июня 1786 года старейшина Большой гильдии Карл Фридрих Хульзен купил всё имущество на аукционе, расставшись с 3 006 талерами. Но и он не задержался надолго: с 1810 по 1885 год там хозяйничало семейство Бранденбургов.

Молва утвреждает, что один из его представителей прославился как жестокий человек, а его сын оказался невероятным проказником. Как-то раз он якобы поспорил, что на Лиго на Даугаве будет лёд и выйграл: запасшись зимой материалом, он сохранил его в погребе и выкинул в самый разгар лета. В другой раз он будто три дня гнал по мосту через Бишумуйжас гравис животных — лягушек из мешка, — таким образом, прочее движение испытывало некоторые неудобства.

Из ощутимых свидетельств хозяйствования Бранденбургов можно назвать новый комплекс усадьбы в стиле классицизма, который был построен около 1820 года и сохранился поныне. Жаль, но то же самое нельзя сказать про его интерьер: промышленники, позднее устроившие там конторы и производства, не увидели истинной ценности ни овального зала с росписями, ни декоративного паркета, ни голландских изразцов, ни многого другого. К счастью, дом садовника, жилой дом, конюшни и главная аллея ещё сохранились. Другой усадьбе повезло ещё меньше: Букайшумуйжу или «Fockenhof» снесли ещё в XIX веке, теперь только по названию улицы Букайшу можно догадыватья об её живописном расположении на берегу Даугавы неподалёку.

Хозяйственные постройки Бишумуйжи в 1927 году. Фото с сайта www.pilis.lv

Во время Первой Мировой войны владельцы покинули свои дома, и здание долго пустовало. 7 марта 1928 года за постройки наследникам прежних хозяев 40 000 латов уплатил жилищный кооператив «Mans nams», который намеревался возводить на территории жилые дома, но генеральный план развития города внезапно сделал своё чёрное дело: Бишумуйжа была обозначена зелёной зоной. Оттого, несмотря на включение усадьбы в список памятников архитектуры 19 января 1928 года, кооператив не смог содержать исторические здания, и вскоре земли попали на аукцион. В 1950 году там расположились помещения завода «Rīgas stikls».

Как попасть в усадьбу? Когда сойдёте на кольце десятого трамвая, идите направо и выискивайте дорожку по правую руку в лесу. Там и находятся здания, официально числящиеся по адресу Баускас, 147а.

Ныне они поглощены индустрией, которую уже два столетия назад в Бишумуйже осваивать начал сам помещик Бранденбург, вдохновлённый примером мануфактуры Раве на другом конце города. В 1811 году было построено первое, а спустя пять лет — и второе, четырёхэтажное, здание сахарной фабрики. Затем, в 1848 году, сын фабриканта приобрёл территорию Катлакалнской мельницы и учредил масляную фабрику, заместо которой в 1871 году Людвиг Редер и Гумал Кнопп открыли бумажную фабрику. Всё тот же Бранденбург в 1860 году стоял у истоков ленточной фабрики, которую осенью 1908 года после пожара приобрёл представитель акционерного общества «Вулкан» Аарон Гиршман, приспособившего здания для производства спичек.

В XVIII-XIX веках многие рижские мануфактуры использовали энергию ветряных мельниц в своей работе — ветряков в Риге насчитывалось около двадцати, — но к середине XIX века многие уже перешли на паровую тягу, таким образом, ветряная мельница Бишумуйжы в начале ХХ века была явным анахронизмом, зато — единственной в городе на тот момент.

В 1828 году в очередной раз расширяли границы города, в тот раз в черту Риги внесли весьма обширную территорию, включая Бишумуйжу, совсем малозаселённый район. Позже всё пошло по обыкновенному сценарию превращения деревни в промышленный район, росло население, строились дома, постепенно образовался один из семи рижских рынков тех времён, работали различные общества и курсировал трамвай. Последовала война, эвакуация и кризис, после войны обуревший всю страну. кое‑как возобновили работу некоторые фабрики, в середине 20‑ых восстановили сильно попорченную войной трамвайную линию, но об общем настроении можно судить, съездив в тихую окраину Бишумуйжу.

56° 54' 44" N 24° 83' 1" E

Национальная опера 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Национальная опера
  2. Театры
  3. Центр

Однажды в мае 1829 года так совпало, что в верхнем зале здания общества «Musse», современного Зала Вагнера, играла свадьба, а снизу давали спектакль. При этом церемония бракосочетания была настолько бурной, что перекрытия не выдержали и упали как раз в театральный зал. Если неудобство зала и актёрских помещений рижане ещё как-то терпели, то это было уже слишком — два года спустя городские власти продали запасы зерна, хранившиеся на чёрный день, положили деньги в банк, чтобы при необходимости не умереть с голоду, а проценты пошли копиться на строительство нового театра.

В 1850 году столичный зодчий Харальд Боссе набросал проект большого здания, под одной крышей объединявшего биржу и театр: в квартале между Зиргу, Мейстару, Амату и Шкюню. Проект не приняли, прошло четыре года, и он же предложил ещё семь вариантов в четырёх разных местах. Все они подразумевали покупку и снос старых зданий: в городе, стянутом бастионами, свободное место давно перевелось.

К 1858 году зерно дало 170 000 серебряных рублей на строительство, семьдесят из них отводились на приобретение земли. Тем не менее, как раз в те годы Рига избавлялась от ставших ненужными валов, и участки на их месте постепенно становились красивыми бульварами с репрезентабельными зданиями — что особенно приятно, территории принадлежали городу. Первоначальный замысел рисовал театральный дом на углу современных Бривибас и Райня, но грунт подвёл — альтернативой выступило место, ещё недавно державшее на себе Блинный бастион.

14.06.1882. Пожар Городского театра. Изображение с сайта forum.myriga.info

В 1859 году Людвиг Бонштедт, опять-таки питерский архитектор, создал проект, который всех устроил — 4 августа следующего года началось строительство, а 23 сентября чертежи посмотрел сам царь Александр Второй, остался доволен. Открытие красно-чёрного Городского театра состоялось 29 августа 1863 года, ставили шиллеровский «Лагерь Валленштейна». На фасаде красовалась надпись «Die Stadt den darstellenden Künsten» — «Город — театральному искусству», позднее превратившаяся в просто «Nacionālā opera». Особо славились 753 газовые горелки современной системы освещения. В конце семидесятых годов девятнадцатого века Рейнгхольд Шмеллинг построил полукруглую пристройку сзади: как часто случается, быстро сказалась нехватка подсобных помещений. Стало больше места.

Пессимистически это выглядело так: для разгула огня тоже стало больше места. С 1882 по 1897 год во всём мире число жертв от театральных пожаров зашкалило за полдесятка тысяч, один из них был рижанином. Вкратце, 14 июня 1882 года в без четверти двенадцать актёры ещё репетировали, когда фрау Бейер удивилась слишком яркому свечению газового плафона. Совершенствуют лампы, — решили на сцене, но тут же разбежались кто куда: пожар стал очевиден. Брандмейстеры, жалуясь на слабый напор, взирали на лопающиеся стёкла и даже вспыхивающие рамы соседних домов. Городской театр пропал.

Пока его возвращали из Леты, с 9 ноября 1882-го по 30 апреля пять лет спустя на месте нынешних полиции и экономического факультета действовал Интеримтеатр — временная постройка на 1 200 сидячих плюс сотню стоячих мест.

1930-ые

Тем временем Бонштедт получил свой последний заказ. Здоровье профессора было уже не из лучших, и творить пришлось с сыном Альфредом. Результат требовал недопустимо больших преобразований; созданный два года спустя проект городского зодчего Рейнгхольда Шмеллинга отклонили по той же причине. Самым заметным и дорогим новшеством последнего были помпезные лестницы спереди и по бокам. В итоге тот же Шмеллинг начертил фасады строго как было изначально, и дело пошло.

Газ исчерпал кредит доверия, новой сенсацией стало электричество. Для его получения на берегу канала выросла первая электростанция Риги, собранная из механизмов будапештской фирмы «Ganz&Co». Один котёл грел помещения, ещё три их освещали и проветривали; вместе они давали 52,5 kW.

Городской, он же Немецкий, он же, после открытия Второго, Первый городской театр вновь открылся 1 сентября 1887 года. До Первой Мировой всё было более менее в порядке. Разве что в апреле 1888 года некий «джентльмен» из ложи второго яруса побил даму, а в другой раз внимание привлёк некий патриций из ложи первого яруса: увлёкся подпеванием вальсу и общением с окружающими, что даже заинтересовал, по словам прессы, публику больше чем спектакль.

1940-ые

С началом боёв театр закрыли, в 1917‑ом возродили, меняли имена и роли, со 2 по 4 января 1918 года его пожгли, но железный занавес не дал пламени перекинуться на переднюю половину, и восстановление прошло легко. В 1919 году родилась Латвийская Национальная опера, с 1944-го по 1990-ый известная как «Театр оперы и балета ЛССР».

1 ноября 1925 года из Оперы немногие обладатели радиоприёмников услышали фрагменты «Madame Butterfly» — первую передачу Латвийского радио. С 1931 по 1939 год рижане могли поправить тяжёлую финансовую ситуацию театра просмотром кинофильмов в зале — впрочем, особо не поправили. Кинотеатров в городе тогда было предостаточно.

1950-ые

В 1957 году были проведены ремонт и реставрация, впрочем, гораздо серьёзнее к вопросу подошли в 1975‑ом: институт «Pilsētprojekts» начал думать над расширением Оперы, в основном, за счёт земли позади здания. Наряду с этим рассматривались три варианта расположения подсобных помещений: между улицами Пелду и Марсталю, на Театра 10/12 и в здании экономического факультета с туннелем под Кришьяня Барона. Победил второй вариант, но вскоре после утверждения проекта в 1988 году у здания нашёлся владелец.

Тем не менее, ремонт пошёл. В 1990 году Опера закрылась, пусть и без окончательно согласованного проекта, а в 1998 году уже была согласована вторая очередь — за исключением подземных автостоянок и амфитеатров по берегам канала. 2001 год стал годом завершения реконструкции «Белого дома» Национальной оперы.

56° 56' 59" N 24° 68' 3" E

Торнякалнское общество взаимопомощи 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Торнякалнское общество взаимопомощи
Торнякалнское общество взаимопомощи

На улице Алтонавас в Торнякалнсе стоит большой трёхэтажный дом с залом — бывшее здание Торнякалнского латышского общества взаимопомощи. До Первой Мировой войны, внёсшей столько смуты в жизнь Риги, именно там находился один из центров общественной жизни района.

Само общество образовали 60 местных, собравшиеся 3 июня 1880 года, произнёсшие речь, спевшие народные песни и решившие не оставлять друзей в беде, если таковая наступала, а также помогать целесообразному проведению досуга и образованию детей. Оно не было первым в округе — «Cerība» появилось ещё в 1867 году — зато вскоре стало самым популярным: к началу века число членов превысило две с половиной тысячи, и тогда уже не к лицу им стало ютиться по разным арендованным помещениям.

Участок на нынешнем месте был приобретён в 1900 году, дом по проекту Яниса Алксниса начали возводить по прошествии трёх лет. В новых помещениях разместили большой театральный зал, буфет, различные подсобные помещения и детский сад. Вновь открылись и школа, открытая ещё в декабре 1881 года, и публичная библиотека, одна из крупнейших в Латвии. Она хранила 868 латышских и 444 русские книги, школьная же — 517 и 279 соответственно. В 1911 году в стенах дома была учреждена и касса кредитования.

Как и подразумевалось при основании, общество способствовало различной полезной деятельности, такой как перевозка останков Кришьяниса Валдемарса из Москвы в Ригу, строительство памятника павшим русским войнам на Луцавсале и так далее. Оно же отправляло своих членов в числе делегации в Петербург, организованной Рижским Латышским обществом ради поклонения останкам Александра II и удостоверения преданности латышей его потомку, и по хвойной дороге провожало генерала Тотлебена.

После войны организацию частично восстановили, но теперь лишь как кассу взаимопомощи. В зале представления устраивали другие организации, с 1922 по 1927 год там располагался Торнякалнский театр. На месте школы в 1930 году открылась городская 32-ая основная школа, а потом там объединилось ещё много разных небольших школ, пока в 1961 году там не обосновалась 36-ая восьмилетняя школа. Наконец, в 1990 году весь дом передали молодёжному центру.

56° 55' 31" N 24° 52' 3" E

Заведение минеральных вод 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Верманский сад
  2. Заведение минеральных вод
  3. Центр

Тербатас, 2

Построенное в 1836 году в неоготическом стиле деревянное заведение минеральных вод к 1859 году устарело, поэтому архитектору Людвигу Бонштедту заказали проект нового здания. Там намечалось устроить производство и продажу минеральных вод, купальню и квартиры персонала. Купальный корпус со стороны нынешней улицы Меркеля так и не был возведён. Зато с той стороны рижан ещё долго «радовал» некрасивый хозяйственный дворик с водонапорной башней (архитектор Генрих Шель, 1884 год).

Там же открылись первые общественные туалеты города — сразу 16!

Позже заведение минеральных вод было упразднено и в здании ютились и кинотеатр, и аптечный склад, и детский сад, и дом пионеров, и клуб автомобилистов, и офисы, и художественная галерея «Ars Longa». В 1911 году в одном крыле открылась метеостанция. После Второй Мировой здание приютило Театр оперетты.

Начиная с шестидесятых здание часто хотели снести. Сначала потому, что оно якобы мешало окружающей среде, закрывая Верманский сад. Потом место приглянулось для строительства ресторана «Москва».

В 1984 году здание попало в руки Министерства культуры, в 1987 году был разработан проект реконструкции, согласно которому небольшие работы были проведены только в 1991 году, и то ограничились малым ремонтом колоннады.

За здание всерьёз взялись лишь после 1996 года, когда его купила фирма «Man-Tess». Бюро «Sarma un Norde» составило проект, и вскоре появился культурно-развлекательный центр «Вернисаж», вскоре уступивший место казино и ночному клубу «Fashion Club» и его преемникам.

56° 57' 8" N 24° 69' 5" E

Трисциемс (Мангали) 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Trīsciems
  2. Районы
  3. Усадьба Мангали
  4. Усадьбы

Посёлок Трисциемс, возникший возле устья Ланги на северном берегу Кишезерса, почти ничем не приметен. Обыкновенные домишки, построенные вразброс, и всё. До присоединения к Риге у тамошних улиц даже названий не было. Только Мангальская усадьба кое‑как оживляла это повествование. Упомянутое уже в XVI веке, последнее её барочное здание было построено в середине XVIII века и в 1990-ых исчезло. Впрочем, оно тоже было весьма скромно.

Усадьба Мангали и её обитатели в начале XX века 57.0524,24.1481

Странная история с этим названием — Мангали. Происходит оно от слов «Magnus hof», означающих большую усадьбу; изначально оно и обозначало ту самую усадьбу. До 1949 года на картах можно было отыскать Мангальскую волость, которую сейчас поделили Адажи, Царникава и Гаркалне. Это была самая непригодная для сельского хозяйства волость Латвии: полезные земли занимали лишь 3,8% её площади. Но вот откуда взялось название станции Мангали — совсем неясно. Раньше она называлась Мюльграбен, потом Дзирнупе (мельничная река) и не имела никакого отношения к Мангальской волости. Нынешнее имя появилось лишь во второй половине 1950-ых.

Уже в 30‑ых годах ХХ века градостроитель Арнольд Ламзе приметил это место для строительства односемейных двух- и трёхэтажных коттеджей. Таким образом, там бы поместились 35 000 человек. Но совсем другую судьбу тихому Трисциемсу ковали советские градостроители. Территорию нарекли «Зоной А» и в 1963 году объявили конкурс на застройку многоэтажными домами уже на 86 000 жителей. Проект провалился, поскольку никто не рискнул связываться с дюнами, которых удерживал лесок, растущий по краям Трисциемса: в окрестных посёлках и в наши дни остаются дома, полностью зарытые в песке, есть они, например, и в Зиепниеккалнсе, и в Болдерае, куда в начале ХХ века даже специально ездили покататься с песчаной горки.

57° 31' 3" N 24° 82' 0" E