Sign in
Sign up
Zurbu – a worldwide network of local history websites
About Zurbu
Sort by

Детская больница 1

Topic 1
Replies 0
  1. Torņakalns
  2. Больницы
  3. Детская больница
Детская больница

Чтобы почтить память врача И. К. Шварца, в 1859 году его друзья и пациенты стали собирать деньги на строительство детской больницы, но необходимую сумму так и не набрали. Деньги пролежали 20 лет, пока в 1879 году не прочитали завещание рижского купца Джеймса Армистеда, в котором он на это полезное дело завещал 200 000 золотых рублей. Тогда дума призадумалась и решила, что строить нужно не маленькую больницу только на оставленные деньги, как думалось сначала, а полноценное лечебное заведение с привлечением капитала города. Так получилось, что построенная больница оказалась очень современной и большой по тем временам, с аппаратурой производства крупнейших немецких фирм.

Была инициатива в то время очень кстати, поскольку уровень детской смертности — 105 из 1000 детей умирали, так и не отметив пятилетие — был слишком высок для цивилизованного города.

Городская дума участвовала землёй в 15 980 квадратных саженей и 106 656 рублями и 66 копейками, остальные 315 000 рублей получили из денег Армистеда и Щварца. Строительство велось четыре года: с первых работ 10 июня 1895 года до открытия 17 сентября 1899 года — первых пациентов приняли 20 сентября. Их приняли шесть отделений: внутренних болезней, хирургическое, скарлатинное, дифтерийное, инфекционное и амбулаторное. За это брали деньги по следующим расценкам: первого класса — 2,5 рубля в день, второго класса — 1,5 рубля в день, в общей палате третьего класса — 0,75 рублей в день. Платили все: даже сопровождавшие детей; лишь матери младенцев освобождались от этой обязанности. Со временем, правда, у города нашлись деньги на содержание нескольких десятков бесплатных мест для бедных пациентов.

Здания строили по проекту главного архитектора города Рейнгхольда Шмеллинга, поскольку результаты конкурса думу не удоволетворили. На момент открытия там было одно административное здание с надписью «James Armistead», которое сохранилось прямо при входе в больницу, три одноэтажных деревянных барака и шесть кирпичных, одно- и двухэтажных зданий. Потом этот комплекс усердно дополняли: последний, девятиэтажный, корпус сдали в 1971 году.

56° 55' 25" N 24° 51' 4" E

Коброншанц 1

Topic 1
Replies 0
  1. Kobronschantz
  2. Torņakalns
  3. Исчезнувшее
  4. Укрепления

В 1621 году шведы наступали на Ригу со стороны Мюльграбена, память о чём до 1923 года хранило старое название Межапаркса — Царский лес. Однако существовала опасность, что войска встретятся с польской армией, явившейся защищать свой город. Для предотвращения такой ситуации король Густав Адольф выслал на левый берег полковника Самюэля Коброна, который без труда взял Красную башню и прилегающие районы. Чтобы укрепится там, было построено несколько шанцев, в их числе был и один, сохранивший имя своего основателя на долгие века.

Ригу скоро взяли: 15 сентября хозяевами города стали шведы, а вместе с тем наспех построенное укрепление вроде бы должно было потерять значение. Однако его, наоборот, перестроили в 1631 году, так как король распорядился сохранить крепость и совершенствовать её. Эта реконструкция велась по нидерландской системе: создали четыре бастиона, один полубастион и глубокий, широкий ров. В то время у Риги было гораздо больше естественных врагов, чем сейчас, и одним из главных были половодья. Одно такое наводнение повредило в 1649 году два бастиона и полубастион. При реконструкции, а по другим сведениям, и ранее, жертвовали Красной башней.

В 1656 году только-только отремонтированный шанц подстерегла новая работа: защищать Ригу от рати Алексея Михайловича. Тут-то как раз пригодилось наводнение, когда комендант приказал засыпать часть речки Марупите, таким образом, крепость осталась маленьким островком посреди большого озера. Армия отступила. Следующий год вернул полякам желание править в Риге, однако их войско во второй раз споткнулось о Коброншанц.

Затем правители решили перестроить укрепление по системе Вобана, ведущей в то время. Долго и тщательно строили, но потом её взяла первая же армия: саксонцы с поляками в 1700 году. Неприлично было опорному пункту осады Риги носить имя чужого вояки, поэтому его переименовали, и новое название было «Ораниенбаум». Последовали шведы во главе с Карлом XII, но в 1709 году и они его оставили. Тогда его занял отряд русского князя Волконского. Ригу обстреляли и взяли, потом Коброншанц забыли, и записали заурядной крепостью четвёртой степени имени Петра Великого. Вспомнили о нём только к 1812 году, перестроили и нарекли «Элизабетеншанцем», но военную роль он так никогда уже и не сыграл.

Ригу уже к началу XIX века могла взять без труда любая мало-мальски пригодная армия, поэтому смысл в содержании крепости был неясен. В середине XIX века снесли рижские валы, а вместе с ними и Коброншанц. С 1904 года отменили и запрет на застройку эспланады, таким образом, Рига, уже около полувека защищённая лишь Даугавгривой, окончательно потеряла статус крепости. Последние остатки убрали в 20‑ых годах ХХ века.

Стоит только заметить для биографов, что там, в крепости, одни из первых впечатлений о фортификации получал творец оборонительных сооружений Севастополя небезызвестный генерал Тотлебен.

56° 56' 14" N 24° 57' 5" E

Тейка 1

Topic 1
Replies 0
  1. Teika
  2. Районы
Тейка

Первая Мировая война оставила много неприятных следов в городе, и одним из худших был пресловутый квартирный вопрос. Дельцы тоже постарались и многие пригодные квартиры переделали под конторы. Да и финансов, разумеется, было несказанно меньше чем в зажиточное довоенное время. Словом, надо было искать какие-то выходы.

Первые новые доходные дома, на которых держалось довоенное жильё, появились лишь десятилетие спустя. К тому же времени город начал строить собственные четыре муниципальных дома, наподобие одного из них — знаменитого «Дома со сторожем». Другие призывали быть ближе к земле и строить блокированные дома, которые поблизости и в Агенскалнсе таки возвели; ещё одни видели будущее за кооперативами особнячков. В результате последнего появилась Тейка.

Петерис Берзкалнс создал замысловатый план района, именитые и не столь известные зодчие проработали около полутысячи домов, из которых ныне десятая часть — в списках памятников архитектуры функционального стиля. Кооператив «Savs stūrītis» взялся за хозяйство, отчего поныне его имя носит одна из улиц Тейки. На главной площади и вдоль улицы Бривибас поставили привычные пятиэтажные дома, открыли кинотеатр. В итоге появился крупнейший жилой район своей эпохи.

Только название у него было какое‑то странное: «Колония жилых домов у Бривибас гатве». Только в 1937‑ом, по открытии кинотеатра «Тейка», появилось нынешнее имя.

После войны на свободных территориях района выросли многочисленные институты и прочие научные учреждения, в том числе высотка Академической библиотеки. Открылась и школа, как это ни удивительно, построенная по предусмотренному для больницы типовому проекту, в котором, например, спортивный зал был отмечен как операционнная.

В наши дни Тейка вновь обрела славу приятного места для строительства небольших особняков.

56° 58' 41" N 24° 11' 4" E

1994. Карта Приморского природного парка 1

Topic 1
Replies 0
  1. Carnikava
  2. Daba
  3. Garciems
  4. Garupe
  5. Kartes
  6. Piejūras dabas parks
  7. Vecāķi
  8. Карты
  9. Приморский природный парк
  10. Природа
Show map
1994. Карта Приморского природного парка

Карта Приморского природного парка для соревнований по ориентированию, проводившихся 25 мая 1994 года. Обе стороны. Описание природных достопримечательностей.

Больница Страдыня 1

Topic 1
Replies 0
  1. Āgenskalns
  2. Больница Страдыня
  3. Больницы
  4. Югендстиль
Больница Страдыня

Более ста лет назад рижане подчас болели и хотели лечиться, однако на всю Ригу была лишь одна городская больница в центре: и места мало, и далековато. Потому в 1898 году в управе встал вопрос о строительстве её аналога на левом берегу. Прошли четыре года — появился проект; ещё год — обозначилась смета на 1 140 000 рублей; более того: наступило 12 мая 1908 года, и Дума постановила: строить! Нашли место в Агенскалнсе, главного зодчего города в лице Рейнгольда Шмеллинга и строительную фирму Людвига Нейбурга и приступили к работе.

К 1910 году уже всё было облагорожено достаточно, чтобы звать это Второй городской больницей и нескромно выдвигать предложения о присоеднении к ней Медицинского факультета Дерптского университета. Шестого февраля сто человек комиссии во главе с лифляндским генерал-губернатором согласились, что возведена больница на века. За год врачи уже приняли почти полторы тысячи человек (8% из 1407 пациентов, увы, умерли), из которых лишь половина заплатила из своего кармана. 26 февраля 1910 года открылась и амбулатория, а строительство всё продолжалось и продолжалось…

Как началась война, ценность больницы резко выросла, её даже, по слухам, посещал император Николай II (а часто ли цари заглядывают в подобные заведения?) и собирался даже наградить работников, но русских среди них не нашёл, огорчился и ордена приберёг. Последовали немцы, которые выгнали из палат всех, кто не имел отношения к армии; а как почувствовали неладное, разграбили и первого января 1918 года заведение закрыли совсем. Потом Советы возобновили лечение, только в конце 1919 года немцы по‑хамски снова прекратили это полезное дело. В итоге лишь 16 апреля 1928 года клиника полноценно заработала как база Медицинского факультета, но на этот раз — Латвийского университета.

Жизнь наладилась, больница развивалась. Ей даже Карлис Улманис доверил себя оперировать. Вот только решение самоуправления 30‑ых отправлять сельских в свои же сельские больницы, а не во Вторую, университет почувствовал как крупную дыру в своём денежном мешке и тихое испарение «подопытных кроликов». Факультет даже решил отправиться в Первую, но там физически не нашлось места для новостройки. Университет тогда с 1939 года удручённо начал расширять привычную территорию, долго собирался строить, но соорудил лишь один неполный акушеркский корпус.

После войны директором остался хирург Паулс Страдыньш, так что и планы по расширению не поменялись, скорее даже наоборот: захотелось освоить двенадцатью корпусами и комплексами пустырь за церковью святого Альберта. Только и тут ничего особо не вышло: завершили начатый до войны акушерский корпус и построили одно общежитие. Зато в 60‑ых очень многое из задуманного наконец-то воплотили. Ещё и именем Страдыня клинику в 1958 году назвали да памятник ему поставили в 1963‑ем.

56° 55' 58" N 24° 40' 4" E

http://www.stradini.lv/page/57 — более подробная история больницы на её сайте

Болдерая 1

Topic 1
Replies 0
  1. Bolderāja
  2. Районы

10 марта 1495 года произошло значительное событие в топонимике рижских окрестностей: магистр Ливонского ордена Вальтер фон Плеттенберг отдал в ленное владение Йоханну Булдрингу земли и нынешнего острова Буллю, и поблизости, на месте нынешнего юрмальского посёлка Булдури. Река с тех пор получила название «Bulderaa»: «Aa» в то время называлось Лиелупе (а также Гауя и ещё множество небольших рек Европы, чьё название происходило от слова, означавшего лишь воду или реку). Так и продержалось название, пройдя века и смены владельцев.

В 1582 году Стефан Баторий ввёл новый налог на ввозимые в город ценности — порторий. Город получал от собранного треть, польское государство — две трети, Болдерае, наверное, доставались лишь проклятия торговцев. Тут уж сильно не разрастёшься. В 1603 году появилось ещё более чудовищное, — для курляндских торговцев, — заведение, называвшееся Болдерайской таможней и взымавшее деньги с посетителей митавского-елгавского порта: ведь у Лиелупе современного выхода тогда не было.

Вскоре, в XVIII веке, появилась скромная Болдерайская усадьба. Не менее значительными для развития посёлка оказались лоцманы, которые поселились здесь, — недалеко от устья, — вместе со своими семьями. Тут же находились их контора и наблюдательная вышка, болдерайские границы зачастую ограничивали и их свободу передвижения; другим отпугивающим свойством профессии были неотменённые телесные наказания. Тем не менее, раз порт нуждался в знатоках фарватеров, число лоцманов росло: в 1854 году царь Николай утвердил устав, где было указано число в 60 человек. Это были подданные Империи, крепкого здоровья, 20—35 лет от роду, с не менее пятилетнего стажем хождения на морских судах.

В то время местность была абсолютной деревней. Важным событием стала прокладка железной дороги в Ригу, что произошло в 1873 году. С 1875 и до 1958 года действовало и пассажирское сообщение. Строили дорогу, разумеется, не в Болдераю, но за постройкой железной дороги последовала индустриализация местности. Закоптили трубы многих заводов, в основном, древообрабатывающих, и к началу ХХ века поселок стал пятым по важности промышленным центром на территории Латвии. При этом вся остальная десятка уже имела статус города, а Болдерая оставалась только посёлком, волостным центром. Во всей волости жило не более восьми тысяч человек.

После войны с согласия населения пошли разговоры о присоединении к Риге. Поначалу к городу не собирались прикреплять остров Буллю, но в итоге добились и его передачи. В первый день 1923 года всей Болдерайской волости не стало. Десять дней спустя вся её небогатая собственность была официально передана городу. При этом «пропал» один шкаф — впоследствии стало известно, что он принадлежал вовсе не волостной управе, а полиции. Пришлось менять множество названий улиц, совпадавших с не только с рижскими, но даже с даугавгривскими: прежде было принято указывать посёлок в адресе. Нелогичная для столицы улица Ригас продержалась аж до 1938 года и только тогда стала Лиелупес.

В новой стране болдерайцам пришлось заново строить промышленность. В частности, открылась древообрабатывающая фабрика «Lignums», прославившаяся бассейном с живым крокодилом прямо у входа в здание администрации. Обычной шуткой стало навести панику, мол, сбежала рептилия! В том же саду, как у Вождя в «Даудери», жила приручённая косуля.

Упрощая морской путь по Буллюпе, в 1926 году почистили, выпрямили и назвали Лоцманским каналом ближайшее к Болдерае ответвление реки. Тогда это было существенным приобретением для судоходства. В домах появились электричество и телефон, в Ригу безработные построили новое шоссе — прозванное Ульманским. Весной и осенью его затопляло, как и прежнее.

29 августа 1952 году Болдерая, наряду с Вецмилгрависом и Яунциемсом, вдруг стала «рабочим посёлком» вне состава Риги, но уже в 1954‑ом — вновь частью столицы. В 1950‑ых годах выросли дома для рабочих нововыстроенного завода силикатного кирпича, а позже — и для другого народа.

В 1947 году на противоположном берегу образовался колхоз «9. Maijs», к которому приписали болдерайских рыбаков; в Болдерае же построили коптильню Рижской сардинной фабрики. Позднее на его месте появился переехавший из Межапаркса Центральный республканский яхтклуб.

57° 19' 4" N 24° 29' 3" E

Алтона 1

Topic 1
Replies 0
  1. Torņakalns
  2. Āgenskalns
  3. Исчезнувшее

В 1789 году рижский бюргер Расмус Менде (Менбе?) начал арендовать у владельца имения Граве участок площадью в 1,1 гектар на берегу пруда мельницы святой Марии. За это в год полагалось платить восемь талеров.

В его планы входило создание места для отдыха. Поскольку зажиточные рижане уже выбрали ресторан «Иерусалим» в двух шагах от приобретённой площади (сейчас там располагается музей Ояра Вациетиса), Менде решил привлекать более демократичными нравами. Он построил трактир, небольшой фонтан и садик, но главным местом развлечений сделал большое пустое пространство. Там то танцевали, то пускали воздушные шары, то музицировал военный оркестр, то устраивали фейерверки — словом, публике нравилось.

Особенно много народу приезжало на Лиго — даже те, кто в другие дни о латышах думал более чем презрительно. Праздник отмечался в Алтоне более полувека, но в 1846 году разорившийся сын Расмуса Менде Бурхард продал своё владение купцу Бранту, а тот построил себе дом и никого развлекать не стал. Естественно, что при тогдашних средствах связи двадцать тысяч человек, которые, по подсчётам полиции, летом 1847 года явились в Алтону, эту неприятную весть знать не могли.

Поэтому люди, увидев вместо трактира жилой дом, а вместо площадки для гуляний — овсяное поле, рассердились не на шутку и, пребывая в смятении, вдруг начали погром. Поле смяли, забор и два экипажа Бранта кинули в костёр — побушевали на славу, не зря же весть об «Алтонском бунте» дошла даже до Сената и царя Николая I. Двадцать обвиняемых предстали перед судом, из них двух иностранных матросов отпустили по просьбе их консула, двое умерли во время следствия и ещё один не мог быть наказан, поскольку не достиг совершеннолетия. Из оставшихся пятеро признали свою вину, и их принудили выплачивать Бранту компенсацию, а троих посадили в тюрьму на полгода.

На следующий год праздник в Алтоне уже не устраивали, а на новом месте, Лагерном поле поблизости, тщательно позаботились, чтобы народ был доволен и впредь такие беспорядки не учинял. Особо полицмейстер поинтересовался местами для музыкантов и навесами для военной охраны.

Далее владельцы заведения менялись с невиданной скоростью. Уже в 1851 году Брант продал его некой Розалии фон Гесс, которая поторопилась возобновить традиции и 3 мая 1852 года появилось первое объявление громадного размера, приглашавшее посетить цирковое представление, танцы и пантомиму. В 1857 году купец Иоганн Роберт Клейн оповестил, что новый владелец Алтоны зазывает на концерты. Вскоре он поставил рекорд по непродолжительности владения: с 1862 года хозяином стал адвокат Альбин Редер. Его интересовала лишь экономическая сторона дела, поэтому тут же сдал имущество в аренду господину Гедеку. В 80‑ых годах ХIX века Алтону получила первая латышская касса взаимопомощи «Cerība», владевшая ею до 1924 года, когда участком завладела городская дума.

История постепнно забывается: когда-то имя Алтоны носила Малая и Большая Алтонские улицы, а также мостик через Марупе сразу после мельницы святой Марии. О последнем забыли раньше остальных, Большую Алтонскую переименовали в 1985 году в улицу Ояра Вациетиса, только Малая теперь напоминает о былой славе: её оставили просто Алтонавас.

56° 55' 47" N 24° 48' 2" E

Дом Эстонского общества 1

Topic 1
Replies 0
  1. Āgenskalns
  2. Югендстиль

В конце XIX века в нашем городе жило не менее десяти тысяч эстонцев, неофициально упоминалось даже в два с половиной раза большее число. Уже в 1880 году они объединились в первое общество, названное «Imanta»; через двадцать лет появилось и Эстонское общество трезвости. Которое не ограничилось столь узким профилем и 4 декабря 1907 года вылилось в Эстонское общество взаимопомощи и образования, а 6 января следующего года провело первое собрание в новом статусе.

Это важное событие, отмеченное как дата основания заведения, происходило в обыкновенном двухэтажном деревянном домике на улице Нометню, 18. Но с 1910 года имуществом Общества считался более перспективный участок земли в противоположном конце улицы, возле Агенскалнского рынка.

Стоявшее там деревянное здание решили пока беречь, потому строительство началось во дворе, и лишь с успешным окончанием первого дома собирались снести и «старожила» в угоду новой функции, хотя мечты так и не осуществились. Зато первый, спроектированный известным мастером Эйженсом Лаубе многоквартирный шестиэтажный дом с огромным залом сзади, возвели оперативно: с 28 апреля 1912 года по осень 1913-го.

С перерывом на войну Общество просуществовало в законных стенах вплоть до полного упразднения в 1940 году. И в Первой, и во Второй Мировой в здании был лазарет, с 1929 по 1934 год на сцене выступал латышский Пардаугавский театр, после последней войны обосновался театр разрушенной Елгавы. В сентябре 1953 года он уехал из «эвакуации».

До этого, в 1951‑ом, в Москве завалялся лишний телепередатчик американской фирмы «Dumount TV», который министр связи Александров решил подарить Риге; остальную аппаратуру делали уже в Риге и Ленинграде. Первая трансляция, — фильм «Возвращение с победой», — состоялась 6 ноября 1954-го, когда не было даже телебашни, и антенна стояла на крыше. Стодесятиметровая вышка во дворе была октрыта в апреле следующего года. По окончании сборки пришли верхолазы, взяли длинные шесты с кистями на конце, забрались и покрасили конструкцию.

В 1989 году студии отправились в новый небоскрёб на Закюсале, а дом в центре Агенскалнса обрёл свой исходный статус.

56° 56' 13" N 24° 43' 3" E

Агенскалнская водонапорная башня 1

Topic 1
Replies 0
  1. Āgenskalna priedes
  2. Āgenskalns
  3. Водонапорные башни
  4. Югендстиль
Агенскалнская водонапорная башня

Правый берег брал воду из водопровода уже с XVII века, в то время как на левобережье трубы подвели только в 1906 году — это обошлось в 67 279 золотых рублей. Чтобы предотвраить замерзание воды зимой, трубы обернули пятисантиметровым слоем пробки и оцинкованной жестью поверх. Они шли по старому железнодорожному мосту, который время от времени приходилось разводить для пропуска судов, и Задвинье оставалось без воды. Долго так продолжаться не могло, поэтому в 1909 году было решено строить водонапорную башню на месте — по адресу Алисес 1. Проект составил архитектор Вильгельм Бокслаф, высота постройки — 28,5 м., диаметр у основания — 17,2 м., объём резервуара — 2000 м³, общие расходы — 139 429 золотых рублей, особенно помешали строителям грунтовые воды, из-за которых пришлось создавать специальный железобетонный фундамент.

Но и этого оказалось недостаточно для растущего предместья, поэтому, вместо того, чтобы строить новую башню, решили поднять существующую в средней (!) части. Под руководством инженера П. Павуланса в 1937 году верхнюю часть подняли 8 гидравлических домкратов на 7,5 метров, а строители тем временем муровали стену в образовавшемся пространстве. Чтобы сильно не выделять проделанную операцию, кирпичи клали, как и прежде, «ёлочкой». Проект завершили в 1940 году, и тогда же в в свои круглые квартиры по краям башни опять вселились люди. Их выселили только в 70‑ых годах ХХ века в связи с большой сыростью. В 1988 году был реставрирован фасад башни.

56° 56' 41" N 24° 41' 0" E