Sign in
Sign up
Zurbu – a worldwide network of local history websites
About Zurbu
Sort by

Детская больница 1

Topic 1
Replies 0
  1. Torņakalns
  2. Больницы
  3. Детская больница
Детская больница

Чтобы почтить память врача И. К. Шварца, в 1859 году его друзья и пациенты стали собирать деньги на строительство детской больницы, но необходимую сумму так и не набрали. Деньги пролежали 20 лет, пока в 1879 году не прочитали завещание рижского купца Джеймса Армистеда, в котором он на это полезное дело завещал 200 000 золотых рублей. Тогда дума призадумалась и решила, что строить нужно не маленькую больницу только на оставленные деньги, как думалось сначала, а полноценное лечебное заведение с привлечением капитала города. Так получилось, что построенная больница оказалась очень современной и большой по тем временам, с аппаратурой производства крупнейших немецких фирм.

Была инициатива в то время очень кстати, поскольку уровень детской смертности — 105 из 1000 детей умирали, так и не отметив пятилетие — был слишком высок для цивилизованного города.

Городская дума участвовала землёй в 15 980 квадратных саженей и 106 656 рублями и 66 копейками, остальные 315 000 рублей получили из денег Армистеда и Щварца. Строительство велось четыре года: с первых работ 10 июня 1895 года до открытия 17 сентября 1899 года — первых пациентов приняли 20 сентября. Их приняли шесть отделений: внутренних болезней, хирургическое, скарлатинное, дифтерийное, инфекционное и амбулаторное. За это брали деньги по следующим расценкам: первого класса — 2,5 рубля в день, второго класса — 1,5 рубля в день, в общей палате третьего класса — 0,75 рублей в день. Платили все: даже сопровождавшие детей; лишь матери младенцев освобождались от этой обязанности. Со временем, правда, у города нашлись деньги на содержание нескольких десятков бесплатных мест для бедных пациентов.

Здания строили по проекту главного архитектора города Рейнгхольда Шмеллинга, поскольку результаты конкурса думу не удоволетворили. На момент открытия там было одно административное здание с надписью «James Armistead», которое сохранилось прямо при входе в больницу, три одноэтажных деревянных барака и шесть кирпичных, одно- и двухэтажных зданий. Потом этот комплекс усердно дополняли: последний, девятиэтажный, корпус сдали в 1971 году.

56° 55' 25" N 24° 51' 4" E

Скоростной трамвай 1

Topic 1
Replies 0
  1. Нереализованное
  2. Скоростной трамвай
  3. Трамваи
  4. Транспорт
Эскиз скоростного трамвая, выходящего из-под земли на площади Стрелков 56° 56' 50" N 24° 63' 3" E

Скоростной трамвай как идеальный вариант решения транспортной проблемы в городе Риге был предложен в 1965 году группой ленинградских инженеров под руководством В. Грицовского. По его проекту, опубликованному в газете Rīgas Balss 10 января 1966 года:

В густонаселенных центральных районах трамвай пойдет по туннелям на шестиметровой глубине. Такие туннели будут перекрыты железобетонными плитами. В новых районах и малонаселенных местах, где транспортные средства друг другу не мешают, скоростной трамвай выйдет из туннеля и будет двигаться на уровне земли или в некотором углублении.Проектировщики выработали вариант первой очереди - 82 километра путей, из них 20 километров под землей. Предполагается, что первые 5 подземных километров пути будут построены уже в этой пятилетке.

Алтона 1

Topic 1
Replies 0
  1. Torņakalns
  2. Āgenskalns
  3. Исчезнувшее

В 1789 году рижский бюргер Расмус Менде (Менбе?) начал арендовать у владельца имения Граве участок площадью в 1,1 гектар на берегу пруда мельницы святой Марии. За это в год полагалось платить восемь талеров.

В его планы входило создание места для отдыха. Поскольку зажиточные рижане уже выбрали ресторан «Иерусалим» в двух шагах от приобретённой площади (сейчас там располагается музей Ояра Вациетиса), Менде решил привлекать более демократичными нравами. Он построил трактир, небольшой фонтан и садик, но главным местом развлечений сделал большое пустое пространство. Там то танцевали, то пускали воздушные шары, то музицировал военный оркестр, то устраивали фейерверки — словом, публике нравилось.

Особенно много народу приезжало на Лиго — даже те, кто в другие дни о латышах думал более чем презрительно. Праздник отмечался в Алтоне более полувека, но в 1846 году разорившийся сын Расмуса Менде Бурхард продал своё владение купцу Бранту, а тот построил себе дом и никого развлекать не стал. Естественно, что при тогдашних средствах связи двадцать тысяч человек, которые, по подсчётам полиции, летом 1847 года явились в Алтону, эту неприятную весть знать не могли.

Поэтому люди, увидев вместо трактира жилой дом, а вместо площадки для гуляний — овсяное поле, рассердились не на шутку и, пребывая в смятении, вдруг начали погром. Поле смяли, забор и два экипажа Бранта кинули в костёр — побушевали на славу, не зря же весть об «Алтонском бунте» дошла даже до Сената и царя Николая I. Двадцать обвиняемых предстали перед судом, из них двух иностранных матросов отпустили по просьбе их консула, двое умерли во время следствия и ещё один не мог быть наказан, поскольку не достиг совершеннолетия. Из оставшихся пятеро признали свою вину, и их принудили выплачивать Бранту компенсацию, а троих посадили в тюрьму на полгода.

На следующий год праздник в Алтоне уже не устраивали, а на новом месте, Лагерном поле поблизости, тщательно позаботились, чтобы народ был доволен и впредь такие беспорядки не учинял. Особо полицмейстер поинтересовался местами для музыкантов и навесами для военной охраны.

Далее владельцы заведения менялись с невиданной скоростью. Уже в 1851 году Брант продал его некой Розалии фон Гесс, которая поторопилась возобновить традиции и 3 мая 1852 года появилось первое объявление громадного размера, приглашавшее посетить цирковое представление, танцы и пантомиму. В 1857 году купец Иоганн Роберт Клейн оповестил, что новый владелец Алтоны зазывает на концерты. Вскоре он поставил рекорд по непродолжительности владения: с 1862 года хозяином стал адвокат Альбин Редер. Его интересовала лишь экономическая сторона дела, поэтому тут же сдал имущество в аренду господину Гедеку. В 80‑ых годах ХIX века Алтону получила первая латышская касса взаимопомощи «Cerība», владевшая ею до 1924 года, когда участком завладела городская дума.

История постепнно забывается: когда-то имя Алтоны носила Малая и Большая Алтонские улицы, а также мостик через Марупе сразу после мельницы святой Марии. О последнем забыли раньше остальных, Большую Алтонскую переименовали в 1985 году в улицу Ояра Вациетиса, только Малая теперь напоминает о былой славе: её оставили просто Алтонавас.

56° 55' 47" N 24° 48' 2" E

Трисциемс (Мангали) 1

Topic 1
Replies 0
  1. Trīsciems
  2. Районы
  3. Усадьба Мангали
  4. Усадьбы

Посёлок Трисциемс, возникший возле устья Ланги на северном берегу Кишезерса, почти ничем не приметен. Обыкновенные домишки, построенные вразброс, и всё. До присоединения к Риге у тамошних улиц даже названий не было. Только Мангальская усадьба кое‑как оживляла это повествование. Упомянутое уже в XVI веке, последнее её барочное здание было построено в середине XVIII века и в 1990-ых исчезло. Впрочем, оно тоже было весьма скромно.

Усадьба Мангали и её обитатели в начале XX века 57.0524,24.1481

Странная история с этим названием — Мангали. Происходит оно от слов «Magnus hof», означающих большую усадьбу; изначально оно и обозначало ту самую усадьбу. До 1949 года на картах можно было отыскать Мангальскую волость, которую сейчас поделили Адажи, Царникава и Гаркалне. Это была самая непригодная для сельского хозяйства волость Латвии: полезные земли занимали лишь 3,8% её площади. Но вот откуда взялось название станции Мангали — совсем неясно. Раньше она называлась Мюльграбен, потом Дзирнупе (мельничная река) и не имела никакого отношения к Мангальской волости. Нынешнее имя появилось лишь во второй половине 1950-ых.

Уже в 30‑ых годах ХХ века градостроитель Арнольд Ламзе приметил это место для строительства односемейных двух- и трёхэтажных коттеджей. Таким образом, там бы поместились 35 000 человек. Но совсем другую судьбу тихому Трисциемсу ковали советские градостроители. Территорию нарекли «Зоной А» и в 1963 году объявили конкурс на застройку многоэтажными домами уже на 86 000 жителей. Проект провалился, поскольку никто не рискнул связываться с дюнами, которых удерживал лесок, растущий по краям Трисциемса: в окрестных посёлках и в наши дни остаются дома, полностью зарытые в песке, есть они, например, и в Зиепниеккалнсе, и в Болдерае, куда в начале ХХ века даже специально ездили покататься с песчаной горки.

57° 31' 3" N 24° 82' 0" E

Судрабкалниньш 1

Topic 1
Replies 0
  1. Ernests Štālbergs
  2. Kārlis Zāle
  3. Sudrabkalniņš
  4. Памятники

Шли Освободительные бои. 1 ноября 1919 года бойцы Латгальской дивизии покинули Бумбу калнс и отправились в путь, через два дня начали яростно отбивать ещё одну важную позицию — Судрабкалниньш в нынешней Иманте — и за одну декаду до 11-го числа одолели противника, тем самым заняв город.

В 1920 году 6-ой рижский пехотный полк почтил память павших товарищей и поставил на горке деревянный обелиск чёрного цвета с обычным текстом (на латышском, естественно): «В боях с 3 по 11 ноября 1919 года Рижский полк потерял 3 офицеров и 38 солдат убитыми, 11 офицеров и 284 солдат ранеными».

Но на фоне тернистой дороги к независимости столь скромная благодарность смотрелась нелепо, и решено было на месте решающей схватки поставить монументальное творение Карлиса Зале, уже к тому времени создавшего Памятник Свободы и Братское кладбище; зодчим назначили Эрнестса Шталбергса. Монумент, стоивший 34 800 латов, открыл глава государства Карлис Улманис 31 октября 1937 года.

56° 57' 39" N 24° 19' 4" E

Бумбу калнс 1

Topic 1
Replies 0
  1. Bolderāja
  2. Bumbu kalns
  3. Памятники
Бумбу калнс

На 16 метров относительно уровня моря возвышается в сосновых лесах Болдераи дюна, которая и до сих пор обходилась бы без названия, не будь истории изгнания Бермонта из Риги. Бойцы Латгальской дивизии в те дни расположили на холме командный пункт и 1 ноября 1919 года отправились в путь, через два дня начали яростно отбивать ещё одну важную позицию — Судрабкалниньш в нынешней Иманте — и за одну декаду до 11-го числа одолели противника, тем самым заняв город.

Прошли два года, и к двадцатилетию выхода войск памятником украсили и Бумбу калнс. Понимая, что место не располагает к популрности творения, автор Артурс Галиндомс поставил лишь непритязательный гранитный куб и бронзовую табличку с не менее традиционным текстом, гласившим, что: «С этого места командир Латгальской дивизии генерал Беркис вёл атаку дивизии 1 ноября 1919 года ради освобождения столицы Риги от врагов».

По другой традиции, советский строй вскоре после своего полного установления на территории Латвии убрал памятник: блоки раскидали по сторонам света, и табличку выбросили куда-то в сторону. И столь же логично, что с Атмодой память о бойцах восстановили — благо, что вскоре после разрушения три камня из четырёх, а также табличку подобрал хозяин близлежащего хутора «Šmiti». 11 ноября 1989 года тукумский священник Алерс освятил староновый монумент. Но неведомые силы вновь потянулись лишить памятник таблички.

57° 26' 0" N 24° 13' 0" E

Точка пересечения географических координат 1

Topic 1
Replies 0
  1. Bolderāja
  2. Памятники
  3. Точка пересечения географических координат
Точка пересечения географических координат

Не каждый заметит небольшой столбик на откосе холма примерно в километре от Бумбу калнса, чьё назначение далеко от привычных целей памятников различным подвигам и героям: он отмечает чисто географическое понятие пересечения 24-ого меридиана и 57-ой параллели. Открыли его к 800-летию Риги 12 ноября 2001 года Латвийская академия наук, Национальная академия обороны и компания «Aldaris», территория которого находится на упомянутой широте.

57° 0' 0" N 24° 0' 0" E

Памятник леснику Петерису Купшу 1

Topic 1
Replies 0
  1. Памятник леснику Петерису Купшу
  2. Памятники
Памятник леснику Петерису Купшу в болдерайских лесах

Кажется странным такое обилие памятников в глухом болдерайском лесу, но отметили там и местного героя — лесника Петериса Купша, посвятившего любимому делу пятьдесят лет жизни с 1935 по 1985 год.

57° 20' 0" N 24° 10' 2" E

Парк культуры и отдыха 1

Topic 1
Replies 0
  1. Mežaparks
  2. Большая эстрада Межапарка
  3. Парк культуры и отдыха
  4. Сады и парки

Проще говоря, лес в Межапарке

План 1913 года

Около 1887 года Георг Куфальдт мечтал о лесопарке рядом с будущей товарной станцией, но та ещё не была толком спроектирована, и не было от чего отталкиваться. В 1898‑ом появилось другое предложение: между Мюльграбенской железной дорогой и озером.

А тут как раз семисотлетие, и можно позволить себе неплохие подарки: город-сад планировался на юге Царского леса — нынешнего Межапарка, — а на севере, как раз в предложенном месте, можно оставить лес и лишь подправить его для приятных прогулок на средства, полученные от продажи земли под виллы. Туда нагрянули рабочие с лопатами, чуть разнообразили посадки лиственными, создали сохранившиеся доныне дороги, и к 1909 году городской лес был готов. Этого хватило на ближайшие сорок лет.

21 декабря 1949-го на чертежах архитектора Евгения Васильева были поставлены все необходимые подписи, чтобы после небольшого обсуждения можно было приниматься за реализацию «Парка Культуры и Отдыха», посвящённого, согласно тексту на первой странице проекта, семидесятилетию товарища Сталина.

Проект Большой эстрады Межапарка, до 1989 года вполне похожий на воплощение

Правда, уже до того кипела работа: на первых стадиях субботники здесь собрали 52 000 человек. В 1949‑ом асфальтировали главную аллею и украсили её поставленными на высокий постамент фонарями конца XIX века из центра Риги, сменившими газовое освещение на электроток; возвели лодочную станцию, киоски, читальню, открытый (Зелёный) театр; 1950-ый пополнил этот набор пристанью, кинотеатром на 350 мест, кафе, парашютной вышкой и детским городком. К тому времени, точнее, к десятилетию вхождения Латвии в состав СССР, видоизменённый лесопарк можно было открывать публично.

Но самые значительные сооружения — Большая эстрада и Выставка достижений народного хозяйства — ещё оставались в будущем. Первую, рассчитанную на 15 000 исполнителей и вдвое большее число слушателей, завершили к 1955 году по замыслам архитекторов Владимира Шнитникова и Гунты Ирбите, там же в 1957 году разместилась и ВДНХ. С 1960 по 1965 годы она обзавелась собственными павильонами и танцевальным павильоном на две с половиной тысячи человек. Кстати, в одном году с эстрадой открылась и детская железная дорога.

В День Победы 1965 года на берегу Кишезерса обелиском обозначили место, где высадились освободители Риги на исходе 1944 года — подобный стоит и в Яунциемсе.

1964 год. Посетители приехали на ВДНХ
2007 год. Большая эстрада Межапарка во время ремонта

Через два года в городе появился и другой памятник, которому никак не находилось место: скульптура литовского скульптора Роберта Антиньша «Игрок на кокле и дети». Поначалу она-таки обрела пристанище на Замковой площади, но хулиганам понадобилось её свалить, и творение отвезли на склады комбината "Māksla" в Чиекуркалнсе на улице Гауяс, откуда оно отправилсь уже ко входу в лесопарк, где монумент открыли 9 мая 1999 года.

Тем временем, в 70‑ых в парке открылись филиал «Детского мира» и несколько заведений общепита.

57° 69' 0" N 24° 87' 3" E

http://www.dzd-ussr.ru/towns/r… — рижская детская железная дорога, канувшая в Лету

Страздумуйжа 1

Topic 1
Replies 0
  1. Dorotheen Lust
  2. Johann Brotze
  3. Jugla
  4. Strazdumuiža
  5. Деревянные дома
  6. Усадьбы

В 1528 году документы впервые упомянули эту по большей части летнюю усадьбу в нынешней Югле и её хозяина Торавеста. Точнее, «Thor Avest», где первая часть подобно традиционным "zur" или "von" обозначала особое значение носителя фамилии. Впрочем, никого эти подробности не интересовали, когда название владения сначала преобразили из «Thor Avesthof» в «Trastenhof», а оттуда уже недалеко было и до «Straßenhof», весьма близкого к нынешнему имени.

Со временем на подвластной территории появились два крестьянских двора — Одиня и Кулы — которые платили оброк рыбой, ячменём, рожью и картофелем, а также отрабатывали барщину. Основными же их занятиями было рыболовство и продажа напитков отдыхавшим на озере городским гостям, которых ещё иногда катали на лодках.

Род Тор Авестов владел имением до середины XVII века, а упоминать всех владельцев — лишь утомлять читателя, поэтому скажу лишь о самых примечательных; тем более, у усадьбы в истории хватает более захватывающих моментов. Следующим назову барона Вольдемара фон Будберга, под чьим контролем имение находилось с 1764 по 1781 год. Как раз тогда, к 1770 году, поспело гланое здание стиля барокко, поныне радующее глаза прохожих на улице Юглас, 14.

«Dorotheen Lust» в конце XVIII века. Рисунок Йоханна Броце с сайта www3.acadlib.lv/broce

Потом был старейшина Большой гилдии Герман фон Фромхольд, которого сменила его вдова Доротея. Без лишней скромности она окрестила существовавший уже к тому времени ландшафтный парк «Весёлой рощей Доротеи» — «Dorotheens Lustwäldchen», — ставший вскоре попросту «Dorotheen Lust». В центре был установлен обелиск с четырьмя отдельными стихотворными надписями на немецком по бокам:

По призыву своих
Друзей здесь
По‑братски за руки взялись
Природа и искусство.

Дружба это место отвела
Для приятного времяпрепровождения
И назвала его
Радостью Доротеи.

Для разумного веселья,
Сердечной дружбы,
Самопостижения
В одиночестве.

Да здравствует каждый,
Кто с умом вкушает,
А не мешает, разрушая,
Радости запоздалого странника.

Не изыски пера, конечно, зато живописная местность восполняла небольшие поэтические огрехи и манила утомлённых городской суетой. Вот только живописной ей оставалось быть недолго: в 1827 году усадьбой завладел промышленник Пихлау. Он решил использовть земли в логичных для своего рода деятельности целях и основал текстильную мануфактуру, где нанятые в российской глубинке крепостные делали полушерстяные и хлопковые ткани и отправляли их в ближайшие области империи. Через дорогу для них построили три барака, и все они ныне — памятники зодчества. Спустя два десятилетия фабрикант расширил производство, отчего оно вскоре стало крупнейшим и известнейшим в своей отрасли. Английские станки умолкли лишь в 1915 году, когда мануфактуру «Pychlau» отправили в Московскую губернию.

Страздумуйжа перед Первой Мировой

Память о чудаковатом потомке Пихлау несёт близкий к усадьбе водоём. К концу XIX века промышленник задумал перекрыть небольшую речку, которая несла воды окрестных озёр: она затопляла его владения. Но тут потоп случился на полях в Дрейлини, а обиженные крестьяне отправились в рижскую думу. Та постановила Пихлау вырыть новый сток для водоёмов — нынешнюю Страздумуйжскую канавку.

Долго помещения не пустовали: вечером 2 июля 1919 года там встретились представители эстонских частей с Железной дивизией фон дер Гольца. Переговоры, начатые в 21:00, затянулись до полчетвёртого утра, но в итоге было подписано перемирие, вошедшее в историю под именем Страздумуйжского. Оно предписывало, что в полдень 3 июля воюющие стороны должны были прекратить бои, а немецкая армия — начать как можно быстрее покидать Латвию. В частности, до 18:00 5 июля немцам следовало освободить Ригу и окрестности. В конце концов все остались довольны: союзники решили, что кое‑чего добились, а немцы и не думали выполнять пункты договора.

Казалось бы, хватит военных переживаний, но самое ужасное ещё предстояло: фашисты в 1942 году устроили в Страздумуйже концлагерь. И пусть считалось, что условия проживания в этом были лучше, чем в других, но тех 1 300 убитых из 1 800 находивишихся в лагере под конец его существования это обстоятельство вряд ли утешало.

Тем временем в другой части усадьбы вследствие великодушия фабриканта уже давно хозяйничали незрячие. Их школа была основана в 1872 году в Агенскалнсе, на Звану, 8, но уже с 1884 года находилась в Страздумуйже. Там же расположилось и правление основанного в 1926 году Латвийского общества незрячих, и прочие схожие организации. С 1954 года велось строительство особого городка слепых, так что внимательный рижанин должен был бы заметить некоторые отличия улиц Юглы от улиц других районов Риги.

Если же он проникнет и на территорию парка, то увидит два памятника: Луи Брайлю (1809—1852) и Незрячему Индрикису (1783—1828). Первому слепые многих стран благодарны за изобретённый рельефный метод печати, а второй считается одним из первых латышских поэтов. В том же парке ещё цел домик садовника 1805 года постройки.

Удивительно пестра летопись Страздумуйжы: за время своего существования она сменила не меньше пяти функций!

56° 59' 3" N 24° 15' 0" E