Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Заведение минеральных вод 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Верманский сад
  2. Заведение минеральных вод
  3. Центр

Тербатас, 2

Построенное в 1836 году в неоготическом стиле деревянное заведение минеральных вод к 1859 году устарело, поэтому архитектору Людвигу Бонштедту заказали проект нового здания. Там намечалось устроить производство и продажу минеральных вод, купальню и квартиры персонала. Купальный корпус со стороны нынешней улицы Меркеля так и не был возведён. Зато с той стороны рижан ещё долго «радовал» некрасивый хозяйственный дворик с водонапорной башней (архитектор Генрих Шель, 1884 год).

Там же открылись первые общественные туалеты города — сразу 16!

Позже заведение минеральных вод было упразднено и в здании ютились и кинотеатр, и аптечный склад, и детский сад, и дом пионеров, и клуб автомобилистов, и офисы, и художественная галерея «Ars Longa». В 1911 году в одном крыле открылась метеостанция. После Второй Мировой здание приютило Театр оперетты.

Начиная с шестидесятых здание часто хотели снести. Сначала потому, что оно якобы мешало окружающей среде, закрывая Верманский сад. Потом место приглянулось для строительства ресторана «Москва».

В 1984 году здание попало в руки Министерства культуры, в 1987 году был разработан проект реконструкции, согласно которому небольшие работы были проведены только в 1991 году, и то ограничились малым ремонтом колоннады.

За здание всерьёз взялись лишь после 1996 года, когда его купила фирма «Man-Tess». Бюро «Sarma un Norde» составило проект, и вскоре появился культурно-развлекательный центр «Вернисаж», вскоре уступивший место казино и ночному клубу «Fashion Club» и его преемникам.

56° 57' 8" N 24° 69' 5" E

Луцавсала 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Lucavsala
  2. Острова
  3. Памятники
  4. Районы

Луцавсала, невысокий островок в два километра длиной и в два раза более узкий в самом широком месте, окончательно образовался к XIX веку, когда — обычная история — полдесятка частей слились в одну.

На одном из крупнейших островов издавна существовало поместье. Сначала оно принадлежало магистру Ливонского ордена, но с 1559 года им правили частные лица. Рижанам наиболее из всех известен человек, завладевший им в XVII веке и подаривший местности современное название по своей фамилии Луцов. Бюргеры тех времён, — подобно своим потомкам из двадцатого столетия! — присмотрели Луцаусгольм для своих огородов, но основной доход поместье получало от складов древесины и пристаней плотов, причаливавших к набережной. Промышленность на острове отстуствовала, двенадцать крестьянских дворов со своим скотом занимали более высокую часть, остальное пространство занимали поля, где речные разливы позволяли собирать два урожая сена за лето. Некоторые здания усадьбы до сих пор стоят, пережив множество владельцев разных фамилий.

Рядом находились земли цистерианского женского монастыря, от которых пошло название соседнего Юнгфернгольма — Девичьего острова. В наши дни его и не выделить из целостности Луцавсалы.

У Луцаусгофа был статус рыцарского поместья, что долгое время заставляло городские границы боязливо окружать остров практически кольцом. На пределы этого кольца, а также нескольких других мест в городе, распространялись приятные привилегии, такие как право производить и продавать водку и пиво, открывать кабаки, созывать ярмарки и строить сёла. 23 июля 1904 года из столицы наконец пришло разрешение подчинить Луцавсалу городу, но осуществить позволенное удалось только при республике.

Самое известное и трагичное событие в местной истории произошло в начале Северной войны, когда шведы, победившие саксонцев, решили заодно избавиться от русских, которые оказались на острове без подмоги и всяческих указаний. Шведское войско, в полтора раза большее по численности, надеялось без труда победить, но это был не тот случай. Суматоха была такая, что поспешил сам Карл XII и по прибытии увидел множество своих солдат убитыми и ранеными, да двадцать отстреливавшихся русских воинов в редуте. Король восхитился их храбростью и велел не убивать, а взять в плен. Остальные, увы, составили первое братское захоронение Риги…

Долгое время на его месте стояли руины ветряной мельницы с табличкой, гласившей по‑немецки, что поблизости сокрыта братская могила русских солдат. Ныне стоящий памятник построили по инициативе генерал-губернатора Лифляндии Зиновьева на общественные пожертвования. Шестиметровый монумент, напоминающий православную часовню, был вытесан по проекту Бориса Эпингера из финского гранита.

С одной стороны разместилась монограмма Петра Великого с датой «1701», аналогично поступили с Александром III и числом «1891». Главное пространство отвели тексту:

10 июля 1891 г. памятникъ сей воздвигнутъ на добровольные пожертвования Лифляндского губернатора генералъ-лейтенанта М. А. Зиновьева. Памяти 400 русскихъ войновъ, павшихъ при защите острова 10 июля 1701 года.

Возникла традиция: каждый год в первое воскресенье после 10 июля общество ветеранов «Знамя» проводило на Луцавсале молебен за павших солдат и устраивало народные гуляния. Как обычно, в 1908 году члены общества пришли в назначенное место и вдруг узнали, что арендатор земли у памятника, некто Тобиасс, решил за право проведения мероприятия получить сорок рублей. К тому же за неделю до этого на том же месте гуляло Агенскалнское добровольное пожарное общество, хотя ранее ничего подобное не происходило. «Знамя» направило свою жалобу в городскую управу, и та повелела землевладельцу дать ветеранам кусок земли, а празднества незадолго до середины июля впредь не допускать.

Луцавсале ещё предстояло пережить несколько войн. В 1919 году армия Бермонта разглядывала Ригу с высоких деревьев Луцавсалы, в октябре 1944-го фашисты отсюда обстреливали Ригу, а зимой того же года советская армия устроила там аэродром.

Но гораздо хуже острову пришлось при строительстве Островного моста с 1967 года, когда была нарушена привычная жизнь Луцавсалы. Например, до этого остров казался типичной деревней: там было 130 коров, жило много рыбаков. Свою продукцию они продавали на рижских рынках, в основном, в Торнякалнсе и на Центральном, остальные рижане здесь с удовольствием отдыхали. Кстати, от пристани около памятника пароходики ходили из Катлакалнса через Закюсалу в центр. Теперь всего этого нет: урбанизация.

Урбанизация принесла идею о большом спортивном комплексе со стадионом, спортзалами, открытыми площадками и гостиницей. Так было в 1967 году, здесь же был и запасной вариант места для строительства арены чемпионата мира по хоккею 2006 года. Маза Даугава, проток между Закюсалой и Луцавсалой, давно не оставляет умы желающих видеть в Риге канал для гребли на каноэ.

Теперь есть ещё одно светлое будущее: жилые дома, офисы, общественные здания, парки. Его описывают в статьях о деловом мире, а не об истории пока довольно заброшенного острова.

56° 55' 29" N 24° 70' 4" E

http://klio.ilad.lv/1_3_.php — статья о защитниках Луцавсалы летом 1701 года

Югла 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Jugla
  2. Районы

По документу о Рижском Патримониальном округе от 1226 года на этой территории жили ливы, которых новые правители обязали платить за использование городской земли, в то же время великодушно разрешив на ней оставаться. Кстати, Югла — одно из немногих сохранившихся ливских названий в Риге: происходит оно от слова «jog», «joig», «jok» — река.

Впрочем, нельзя сказать, что там ливы оставались дольше остальных — их численность постепенно всё снижалась и в XV веке поместья Юглы арендовали уже латыши, задолго до них пришли немцы. Многим хотелось отдыхать в таком живописном месте, поэтому немало летних усадеб появилось на берегах озёр в XVIII веке. Некоторые из них сохранились по сей день, как, например, Страздумуйжа.

Совсем древние упоминания об этом месте рассказывают о попытках рижан прорыть канал для обеспечения города чистой питьевой водой. Случилось это в 1582 году, когда горожане отчаялись бороться с засорением речки Ридзене и придумали копать из озера Улброкас, используя русло Шмерлюпите, а далее по нынешней улице Кришьяня Валдемара. Эту затею они были вынуждены отбросить, поскольку канал засорился на первый же год, и память о нём хранит только улица Упес (Речная) возле железнодорожной станции Браса.

В XIX веке Югла уже стала превращатся в популярное место отдыха, с 1868 году из Риги ходил пароходик. Наряду с этим — век пара и электричества! — район приобретал промышленные черты. На земле упомянутой Страздумуйжы появилась хлопковая мануфактура «Pychlau», с 1873 года спички производились на фабрике «Walkenda», примерно тогда же у Бертельса стали производить спирт, пиво и т.д.: в Юглу пришла индустрия. После 1915 года, как водится, всё стихло: предприятия распределили по разным местам глубинки России.

1964 год. «На Югле вырос целый город»

Красивая природа манила рижан выбраться на волю из своих каменных мешков во внутреннем городе не только на Юглу, но и в окружающие леса, например, в Шмерлис. Притом, неподалёку располагался ресторан французского повара Кондре («Coundray»), славившийся своим превосходным меню даже в городе. Студенты, не обременённые обилием денег, устраивали праздники попроще, например на горке возле берега озера Бабелитиса, поэтому её прозвали горой Шампанского. Это было в XIX веке. Однако если бы студенты веселились там после 1938 года, их бы справедливо могли счесть за шпионов: при Карлисе Улманисе в прибрежных холмах была построена подземная секретная электростанция на случай войны. Её взорванные руины до сих пор впечатляют.

1973 год. «На бывшей городской окраине вырос новый жилой район Югла»

В начале ХХ века в Шмерлисе построили церковь Креста, филиал Бикерниекской церкви. Рядом с нею в 1926-27 годах возвели одно из возможных решений жилищной проблемы тех лет, на взгляд архитекторов — блокированные дома (англ. «terraced houses»). Основной принцип — все дома имеют одну крышу, но в остальном абсолютно самостоятельны: вход и садик у каждого свой. Архитектор Павел Дрейманис планировал застроить пространства между Видземским шоссе (ныне Бривибас гатве) и улицей Ропажу, а также между последней и железной дорогой, где предполагалось разместить 21 здание из 6 секций и одно четырёхчастное. Но работы встали после первых пяти: остальные жилые дома, а также киоск на пересечении улиц так и не были построены, несмотря на хорошие отзывы новосёлов. С 1986 году такое непривычное для Риги тех лет образование включено в список памятников архитектуры.

Подобное строительство в стиле Ар-деко по проектам того же Дрейманиса происходило тогда и в Агенскалнсе — там, правда, были возведены все намеченные здания.

Недавняя, советская, история оставила свои следы на Югле не только первыми в городе кирпичными домами-башнями, но и первой велодорожкой с 1960 года. К сожалению, её популярности нельзя было позавидовать, поскольку пешеходы там встречались гораздо чаще, чем велосипеды.

56° 59' 6" N 24° 14' 44" E

foto.inbox.lv/alteriga/Bertels… — этикетки пивоварни «Bertels & Pychlau»

Подземная электростанция 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Jugla
  2. Бабелитис
  3. Заброшенные места
  4. Подземная электростанция
  5. Руины
  6. Электростанции
Подземная электростанция

В 1938 году в прибрежных холмах озера Бабелитис на Югле была построена подземная секретная электростанция (10 000 КВт) на случай войны — электростанция «К» — «Kara» (военная), где шведские генераторы работали на дизельном топливе. Для охлаждения использовали воду из Бабелитиса, подававшуюся по специально вырытому каналу. Кстати, войны или прочих форс-мажоров решили не дожидаться, и агрегаты через подстанцию «S» — «Salamandra» (возле нынешней станции Югла на одноимённом заводе) — подавали Риге ток и в мирное время. Увы, электростанцию разрушили фашисты, отступая в 1944 году, и от неё остались одни впечатляющие руины. Точнее, они первыми бросались в глаза, но хранилища топлива пострадали относительно немного, и военное назначение сохранили как топливохранилища. Окончательно объект забросили к 80‑ым годам ХХ века, а в начале 2017-го — снесли[1].

56° 59' 30" N 24° 12' 58" E

Ильгюциемс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Iļģuciems
  2. Районы

В далёком XIII веке, в 1226 году, Ригу посетил папский легат Вильгельм Моденский. В числе прочих мероприятий, подарил он конвенту Святого Духа земли на левом берегу. Те обрадовались и назвали свою усадьбу двором святого Духа — на нижненемецком «Hilgen geest have». Рядом появился посёлок: за названием далеко ходить не пришлось, его переняли у монашеской усадьбы, и так появился на карте «Hilgen geest zeem». Разговорная речь внесла свои изменения, и ныне мы зовём это место Ильгюциемсом.

В XVII веке там было 50 участков, в 1667 году была основана Зундская школа, вторая появилась в 1689‑ом. Незадолго до этого рижане начали там устраивать свои огороды, а сено со Спилвских лугов считали лучшим в Риге. Много пришлось пережить во время Северной войны, когда баталии разворачивались совсем рядом и унесли порядка половины домов и множество человеческих жизней.

Ильгюциемс в начале XVIII века — это был ещё поселок людей, по роду деятельности связанных с морем. В конце века его уже затронул рассвет промышленной революции. По притоку Даугавы Зунду было легко доставлять грузы, ограничение на строительство каменных домов не касалось этого отдалённого места, оттого всё вело к появлению типичного пролетарского поселения. Так в конце концов и вышло: в свет выходили проволоки и целлюлоза, ножи и стекло, хлопок и анилиновые краски, сукно и болты от сельхозмашин, пилили лес и делали пиво. Такое развитие обеспечило Ильгюциемсу место в черте города с 24 декабря 1786 года.

Центр общественной жизни — улица Даугавгривас, на ней в конце XIX века находилось пять пивных, и ещё в троих местах на той же улице можно было приобрести водку. В посёлке было только самое необходимое: пекарня, аптека, часовая мастерская там же, но если Вам нужно было купить книгу или запечатлеть себя на память в фотографии, то Ваш путь лежал в центр Риги, а в Ильгюциемсе такие услуги не предлагались. Рынок, точнее, рыночную площадь, открыли 1 мая 1892 года, в 1896 году места уже не хватало, пришлось расширять, а каменный павильон, как ни обещали, но не построили. Работали две элементарные школы: для девочек на Буллю, 6, и для мальчиков на Кулдигас, 2.

Под горой Дзегужкалнс — костёл Святого Иосифа. Сначала его собирались строить в Саркандаугаве, но там тогда же началось возведение другой католической церкви, и новостройке подыскали место получше. Кстати, новостройка не получилась, и использовали уже существующее деревянное здание площадью в 78 квадратных метров, бывшее и складом, и кинозалом, и теперь ставшее церковью. Первое богослужение там случилось в 1943 году, но дальше дело со строительством продвигалось медленно, и к приходу советской власти башню всё-таки не построили. Страна Советов, как известно, практиковала атеизм, и ремонт какой-то невзрачной церквушки был бы идеологически неверен. Поэтому башню возвести удалось только в 80‑ых, когда порядки стали помягче.

56° 58' 2" N 24° 37' 3" E

Вецмилгравис и Ринужи 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Augusts Dombrovskis
  2. Rīnūži
  3. Vecmīlgrāvis
  4. Музыка
  5. Районы

Давным-давно, до Ринужи в тех краях также существовало поселение, находившееся возле Старой Даугавгривской крепости. Ничем особенным посёлок примечателен не был, кроме небольшой деревянной церкви, да и ту оставили на произвол судьбы после постройки нового храма, Белой Даугавгривской церкви.

Задолго до этого, в начале XIII века, цистерианские монахи, жившие как раз в той крепости, или монастыре святого Николая, оказались недовольны постоянными весенними половодьями, поэтому решили прорыть ров для быстрого отвода воды из Кишезерса. Но и это не помогло, поэтому была построена мельница. От неё и получила своё название протока «Mülhgraben» (Мельничная канава).

Из существующих посёлков самый почтенный возраст у Ринужи: он давно перевалил за три с половиной столетия, потому же там находится и старейшее кладбище Риги, основанное ещё в XVII веке. Есть сведения, что примерно тогда же, в 1626 году, в Ринужи появилась первая церквушка. 17 сентября 1788 года после долгих мучений (в 1786 году, перед самим освящением, у неё упала башня) была наконец освящена Белая Даугавгривская церковь. Теперь у рыбаков появился ориентир в виде фонарика-маяка, который был и остаётся в крыше колокольни. Посёлок был невелик: не более 14 домов, зато строительство храма повлекло за собой и более стремительный рост. Предыдущий храм вскоре естественным путём развалился, но окрестность хранила название Посёлка у Старой Церкви вплоть до ХХ века.

Вецмилгравис в 1914 году. Фото Алфредса Кукурса с сайта sauleskoks.lv

Поблизости в 1876 году открылась Мангальская мореходка первой категории, которая с 1891 года уже готовила капитанов дальнего плавания, потому что была переоценена и удостоена третьей, высшей, категории. В 1901 году ей построили новое здание, на которое даже Министерство финансов выделило 2 900 рублей, жертвовали и частные лица; здание просуществовало всего лет пятнадцать и было поглощено огнями Первой Мировой. Перед этим само учебное заведение эвакуировали в Гелленджик.

Всё же вплоть до конца XIX века Вецмилгравис был весьма отдалённым и забытым районом, кое‑где попадались рыбацкие хижины, к востоку от Милгрависа находилось Мангальское имение, но в целом он был малозаселён. Более менее активное развитие пришлось на конец того же века, когда в 1887 году сюда перебрался начинающий предприниматель из Кенгарагса Август Домбровский (1845—1927). Наверное, место ему приглянулось после первой удачной сделки: переправы плотов по маршруту будущего переселения. Как первопроходец, он основал лесопилку, открыл элементарную школу, детский сад (первый в Европе именно для детей рабочих определённого предприятия), давал выгодные кредиты на постройку жилья. В 1909 году там проживало уже 200 человек.

1964 год. «Здесь строят новые кварталы жилых массивов»

Август Домбровский никогда не пил спиртное, поэтому в 1904 году основал общество трезвости «Ziemeļblāzma». Он делал замечательные скрипки, которым даже в конце жизни посвятил книгу. В целом, он слишком выделялся на окружающем фоне, поэтому — для профилактики — в 1905 году решено было сжечь дом общества, а самого чудака расстрелять. Последнего, впрочем, удалось избежать.

Но и такие крайние меры не пресекли его желание работать на благо района. Такое усердие было вознаграждено: с 27 октября 1989 года 4. линия Вецмилгрависа носит имя мецената, а до этого так же назывались в своё время и нынешние улицы Мартас Ринкас и Скуяс; сам же Домбровский назвал в честь дочерей улицы Эммас, Милдас и Мелидас. Ещё много полезных заведений он понастроил до Первой Мировой войны, но у большинства на слуху два объекта: новый дом общества трезвости и «Burtnieku nams».

В 1871 году при устройстве аванпорта в Яунмилгрависе в Вецмилгрависе возвели батарею, в 1913 году открыли военную судоверфь. Со времён Домбровского уцелело весьма мало зданий, большинство было снесено при возведении жилого микрорайона в 70‑ых и 80‑ых годах ХХ века.

Вецмилгравис и Калнциемс, что возле «Зиемельблазмы», были включены в состав Риги в 1924 году, Ринужи — в 1946 году. С 1952 по 1954 год район был рабочим посёлком вне города.

57° 20' 1" N 24° 62' 5" E

www.violins.spb.ru/violins/dom… — некоторые скрипки работы Домбровского
ziemelblazma.times.lv — сайт команды энтузиастов об истории Вецмилгрависа и биографии Августа Домбровского.

Вецаки 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Nelaimes gadījumi
  2. Neubad
  3. Vecāķi
  4. Несчастные случаи
Универмаг в Вецаки. Изображение с сайта forum.myriga.info

В 1897 году Август Домбровский, многих удивив, устроил экскурсию в Вецаки — курорт, который он был полон решимости основать и основал-таки спустя год. Впрочем, рыбацкий посёлок Вецаки существовал уже в XVII веке. Его название происходило от ливского слова aken (устье), и латышского vec (старое). Таким образом было увековечено старое устье Даугавы, совершенно обмелевшее и перекрытое дамбой в XIX веке. В те времена посёлок был далеко не курортом.

Сразу после основания генерал-губернатор Лифляндии издал строгие правила купания. В том же году построили первую дачу, а к 1914 году там уже было свыше ста зданий, включая спасательную станцию; все они сгорели в войне. Однако уже к 1937 году там было 120 летних домов и 9 зимних, а с дачниками соседствовали 48 рыбаков. Этот и окрестные рыбацкие посёлки в 1933—1934 годах послужили прототипами изображённым Вилисом Лацисом в романе Сын рыбака:

На видземском побережье Рижского залива, возле речушки Зальупе, стоит рыбачий поселок Звиняс, защищенный грядою дюн от свирепых морских ветров. Узкая развилистая дорога вьется меж двадцатью четырьмя дворами, отделяя их друг от друга. Дома крыты замшелым тростником или черепицей, среди них лишь один кичится красной железной крышей. Дом этот строен в полтора этажа, с верандою и балконом; голубая вывеска, на которой намалеваны сахарная голова и разрезанный каравай, украшает вход в лавку Бангера, самого зажиточного человека в поселке. Здесь можно купить смолу, пряжу для сетей, пробку, мыло, конфеты, табак и кое‑что из гастрономии. Мужчины здесь всегда найдут чем промочить горло, а женщины могут вволю посудачить. Лавка Бангера — сердце рыбачьего поселка: сюда стекаются все свежие новости и слухи, а отсюда они с поразительной быстротой разносятся по всем дворам.

4 декабря 1937 году было открыто движение по свежевыстроенной ветке Руйенской железной дороги, которая задела и Вецаки, за что благодарить стоит железнодорожный мост через Милгравис. Новый, более удобный транспорт доставлял больше отдыхающих, популярность курорта росла. К 16 ноября 1957 года был электрифицирован один путь, а вскоре — и второй. До постройки железной дороги дачники добирались пароходами, и именно с ними связаны два жутких события в истории Вецаки.

«Neubad» ещё на плаву 56° 56' 51" N 24° 61' 1" E

Один из трагичнейших несчастных случаев Первой республики начался так: в семь утра 9 сентября 1926 года судно Neubad вышло в Айнажи с 40 пассажирами и 45 тоннами зерна. Сила ветра была в пределах нормы, пока в полдевятого напротив Вецаки пароходик не попал в шторм. Лишь позднее обнаружилось, что два передних иллюминатора справа не были закрыты, а груз распределён непропорционально. Попытки капитана посадить корабль на мель ни к чему не привели, и в трёх километрах от берега судно за пятнадцать минут скрылось под волнами. Люди бросались за борт в спасательных жилетах, некоторые выбрались на мель, но капитан спешившего на помощь парохода Zander побоялся приближаться к мелководью, повернул в Ригу, да передал второму спасательному судну Zibens, что спасать некого. Тем временем море выносило и трупы, и ещё живые тела. Потом долго длилось расследование, достоверные причины так и не были найдены. В 1938 году Neubad вытащили и через год разрезали на металл. Поговаривают, будто водолазы нашли в трюме ящики с водкой, и из воды вылезали уже под градусом.

2007 год. Остов у берегов Мангальсалы 57° 42' 4" N 24° 27' 5" E

В другой раз не менее пьяная команда немецкого железобетонного корабля так и не смогла войти в устье Даугавы, и громада осталась у берегов близлежащей Мангальсалы.

Рекордные количества отдыхающих приезжали в советское время, когда в Вецаки летом принимали до 80 000 отдыхающих, включая пионеров в лагерях и детей в летних детских садах.

Жители Вецаки могут называть себя рижанами частично с 7 мая 1949 года, частично с 7 сентября 1960 года.

57° 46' 0" N 24° 66' 5" E

Агенскалнский парк 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Āgenskalns
  2. Агенскалнский парк
  3. Вековые деревья
  4. Сады и парки
Вековой дуб, повидавший как и расцвет Агенскалнского парка, так и его закат

Сейчас этот участок потерял былую славу, и непросвещённые прохожие, прогуливаясь в начале улицы Калнциема, вряд ли узнают место бывшего Агенскалнского парка на углу улиц Какту и Калнциема. А ведь на рубеже XIX и XX веков сюда ездили на отдых обеспеченные рижане с другого берега Даугавы, и путеводители по городу не преминали упомянуть эту достопримечательность.

Началось всё с обыкновенного садика во дворе, который для личного пользования устроил городской врач Конрад фон Радецкий. В 1866 году его вдова продала землю и дом Михаилу Стуре, который с владением распрощался через десять лет в пользу Эрнста Адамсона. Но и у того оно продержалось недолго, и 2 ноября 1887 года Иоганн Георг Эберт стал хозяином дома и садика, а также нескольких соседних участков.

С него и началось превращение заурядного частного садика в место шумных развлечений. Сперва Эберт выстроил новое здание, где устроил «Агенскалнский ресторан», тир и кегельбан. Затем с другого берега, из ликивдированного концертного зала Шварца на улице Марияс, перевзли летний театр.

Последний пользовался особым успехом у публики. 10 октября 1897 года Эберт арендовал парк актёру Вильгельму Рикгофу, который прославил именно театр. В партере было 678 мест, стоивших от 30 копеек до 1 рубля. Спектакли по рабочим дням начинались в 20:15, по воскресениям в 19:15, иногда давали и дневной спектакль. В основном, ставили оперы, комедии или оперетты на немецком языке. Вход в парк изначально стоил 10 копеек, позже плату подняли до 15 копеек. Посетители театра прогуливались бесплатно.

Все эти прелести рижане вкушали до Первой Мировой войны, а после неё пострадавший сад не был восстановлен. Осенью 1914 года, когда все умы были заняты войной, деревянные строения загадочным образом сгорели: пожарные смогли лишь спасти соседние дома. В то время театр не работал, поскольку его последний арендатор Шпрехер был немецкоподданным, и за это его заранее выслали из империи. Считали, что ущерб от пожара составил двадцать тысяч рублей — но кого это тогда интересовало?

Вопреки всем коллизиям, на улице Калнциема у дома №9 растёт вековой дуб, повидавший как и расцвет парка, так и его закат.

56° 56' 46" N 24° 45' 5" E

Торнякалнс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Выставки
  3. Районы

В 1483 году рижане построили дозорную башню из красного кирпича примерно за нынешней станцией Торнякалнс. Оттуда и пошло: гора у башни, «Torensberg» по‑немецки. Башня была шестиэтажным готическим зданием, её окружали жилые домишки поскромнее, деревянные. Когда в 1621 году Ригу осаждали шведы, они построили несколько редутов на левом берегу. Остальные потом развалились, но Коброншанц остался и, более того, при расширении в 1642 году ему жертвовали ставшую лишней Красную башню.

Есть и другая версия. В газете «Rigaer Tageblatt» за 12 декабря 1901 году анонимный автор упомянул жившего там в XVIII веке Андреаса Торена, который тоже мог дать название посёлку: часто в истории нашего города встречаются топонимы, происшедшие от фамилий. Он же указал на Торенский трактир в работах Броце, однако вполне возможно, что человек получил свою фамилию от названия места, а не наоборот.

Как бы то ни было, Торнякалнс существует довольно давно, в XVII веке там были уже два отдельных посёлка: один у башни, центр другого сейчас на картах обозначает улица Вея. В состав Риги его тоже включали в две очереди: в 1786 и 1828 годах. Населяли местность тогда, в основном, перевозчики через Даугаву, а как необходимость в них отпала, так и поддался Торнякалнс промышленному напору.

56° 55' 39" N 24° 53' 5" E

http://www.arhivi.lv/sitedata/… — каталог выставки о Торнякалнсе, прошедшей в 2001 году

Дзегужкалнс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Dzegužkalns
  2. Iļģuciems
  3. Сады и парки
  4. Эстрады
Вид на Ригу с Дзегужкалнса в конце XVIII века. Рисунок Йоханна Броце с сайта www3.acadlib.lv/broce

Посреди Ильгюциемса возвышается гора Дзегужкалнс высотой в 28 метров над морской гладью — наивысшая точка Риги.

В 1547 году на её вершине жил некий Мартиньш Дзегузе, от которого и пошло название. В середине XVII века туда зачастили сектанты, давшие ещё одно имя — «Lämmberg», гора Ягнат, символизировавших смирение.

Вид с Дзегужкалнса в начале XX века

Примерно тогда дом исчез, и его место заняло кладбище, сначала солдатское, для умерших в лазарете неподалёку. Считается, что обычных людей начали там хоронить после эпидемии холеры в 1831 году, и такое массовое захоронение никем не ухаживалось. С 1845 года магистрат приставил к нему сторожа и начал вести список умерших, после образования прихода церкви святого Мартина эти обязанности перешли к нему, и он их добросовестно выполнял. В 1865 году для него построили домик, потом обнесли забором большую территорию, в том числе присоединённую, а пять лет спустя получилась и часовня. Начиная с 1875 года на Дзегужкалнском кладбище полагалось место и для неимущих христиан, часть кладбища предназначалсь для рабочих многочисленных заводов Ильгюциемса.

Вскоре, 8 сентября 1906 года, городская дума получила просьбу кладбище закрыть: оно было заполнено, и гораздо целесообразнее было расширить парк, который уже начал складываться по соседству. Год спустя просьбу удоволетворили.

1930-ые. Эстрада Дзегужкалнса. Изображение с сайта data.lnb.lv

Ещё в 1893 году было подмечено, что в окрестностях нет ни одного сада. Для его создания рабочие окрестных заводов пожертвовали 430 рублей, остальное выделил город. Георг Куфальдт разработал новый проект, за реализацию принялись в 1900‑ом и справились за семь лет. Ради сохранения влажности почвы усердно брали грунт со Спилвских лугов и не жалели торф. На вершине появился небольшой кофейный павильон, у подножья на эстраде выступал военный оркестр. Инженеры спроектировали так и не состоявшийся водопровод. Стало уютно, полюбоваться видом с горы люди приезжали даже из центра: на башню церкви святого Петра ещё не пускали, да других обзорных точек не было.

В тридцатых, как и большинство куфальдтовских творений в Риге, Дзегужкалнс перечертил Андрейс Зейдакс. Выросли карусели, новая эстрада. Теперь вид уже не тот, но парк всё равно почитаем рижанами, по крайней мере местными.

56° 57' 41" N 24° 40' 6" E