Ieeja
Reģistrācija
Zurbu – tās ir vietnes par pasaules pilsētu vēsturēm
Par Zurbu
Sakārtot pēc

Аэропорт «Спилве» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Iļģuciems
  2. Авиация
  3. Аэропорт Спилве
  4. Транспорт
Фото 2007 года
Фото 2007 года

Впервые подниматься в воздух из Спилве решили 15 апреля 1916 года — для нужд 12-ой части истребителей царской армии под командованием подпоручика Лерхе. Далее оттуда взлетали самолёты тех, кому принадлежала сама Рига, перешло место и в ведение латвийских авиаторов. Они же первыми более менее приспособили его для круглогодичного использования: раньше из-за весенних половодий это было затруднено. Правда, и после возведения различных дамб и насосных станций самолёты иногда приходилось спасать на крышах ангаров, но положение всё-таки стало лучше. Поначалу прижилось название «Аэродром цементной фабрики».

Наступило мирное время — время принимать гражданский вид. До 1922 года на Спилвских лугах была лишь заправочная станция для иноземных авиаторов и военная база, где часто проходили авиафестивали. Затем эстонское предприятие «Aeronam» при поддержке родного правительства устроило рейсы между дружественными столицами — на шесть человек каждый.

Аэровокзал, построенный в 1938 году. Изображение с сайта latvianaviation.com

На следюущий год добавились новые направления от Латвийского общества воздушного сообщения: Кёнигсберг и Хельсинки; жаль, они просуществовали только два года. Ещё через два года, в 1927‑ом, «Deruluft» (от «Deutsch-Russische Luftverkehrsgesellschaft» — русско-немецкое общество воздушного сообщения) открыла полёты из Москвы в Берлин через Смоленск, Ригу, Каунас, Кёнигсберг, Данциг; в 1928‑ом рижане на самолётах той же фирмы смогли отправиться в Ленинград с посадкой в Таллине. Вскоре присоединились и польская «LOT», и шведская «Aerotransport», и немецкая «Lufthansa»; вместе с ними — Варшава и Стокгольм. 15 июня 1937 года начались лиепайские рейсы; начало сезона каждый год было в апреле, в октябре — завершение. За первый сезон ими воспользовались две тысячи человек. В 1938 году с аэродрома стартовали три авиаэкспедиции-состязания по облёту городов Латвии.

Упомянутый «Deruluft» в середине двадцатых построил небольшое административное здание и несколько ангаров, но приличного аэровокзала ещё не было. Всё-таки, пусть скромный, но аэропорт дал тему для названий многих улиц Ильгюциемса: Лётчиков («Lidoņu»), Моторная («Motoru») и т.д. Его нуждам служила и четырёхкилометровая узкоколейная дорога, разобранная в 1960‑ых: сначала для доставки военного снаряжения, потом и для гражданского использвания. В июне 1931 года архитектор Давидс Зариньш получил заказ на проектирование нового аэровокзала, строительство всё откладывалось, и новое здание открылось лишь в 1938‑ом. К тому году существовало 36 направлений регулярных полётов из Риги. Годом ранее айзсарги тоже построили свой трёхэтажный штаб и ангары поблизости.

1964 год. Нынешний аэропорт «Спилве»

При фашистах аэропорт вновь стал исключительно военным. Предварительно, в первых же боях июня 1941-го основные здания были разрушены, и под конец оккупации около тысячи заключённых направили на модернизацию, но 11 октября 1944 года немцы были вынуждены укрепиться на краю аэродрома, чтобы сопротивляться наступавшим советским войскам. Тем временем сапёры подрывали все строения и взлётно-посадочную полосу. Когда через два дня фашистов прогнали, аэропорт был полностью разрушен.

Вскоре появилась временная замена. К концу года существовал рейс в столицу, вскоре присоединились Каунас, Таллин, Даугавпилс и Лиепая, причём все они были существенно дешевле дововенных.

Интерьер аэропорта «Спилве». Фото Вадима Фалькова, февраль 2000-го.

С мая 1954 года прибывавших в Ригу по воздуху встречало роскошное здание аэропорта «Рига»: «Спилве» его назвали только после открытия новых воздушных врат. Как любые ворота города, воздушные должны были вызывать у него ощущение несомненной приязни великой страны к индивидууму. Что же оставалось архитекторам и идеологам делать, как не строить великолепное здание в могучем стиле ампир? Так было положено начало поступи сталинского ампира по Риге.

Денег бы не пожалели, но такой «мешающий» фактор, как самолёты, не дал архитектору Воробьёву воплотить всю монументальность идей. С нескрываемым сожалением это указывалось при открытии:

Высота здания всего 17 метров. Близость аэродрома не позволила строить более высокие здания, поскольку это ухудшило бы возможности взлёта и посадки самолётов, но восемь могучих колонн, высокие окна над входом и небольшая смотровая площадка зрительно придаёт зданию большую высоту, чем на самом деле. Башня увенчана эмблемой Гражданской авиации, серпом и молотом. Эта эмблема ночью будет освещатся неоновыми лампочками и послужит лётчикам своеобразным маяком.
2002 год. Аэропорт «Спилве». Монументальное здание ныне часто притягивает различных художников, в т.ч. кинематографистов. Во время съёмки это

Зато мастера особенно постарались в интерьере: шутка ли, за пятьдесят лет не было ни одного ремонта, но ещё почти всё выглядит так, будто здание построили если не вчера, то пару лет назад. Входящего встречает грандиозное панно в советском духе, которое должно было убеждать в большом желании латышей присоединиться к братским народам союзных республик — на ступеньках, ведущих к Даугаве, люди с радостными лицами в народных костюмах поют народные песни, сверху — аэропорт, всё-таки! — летит самолёт, на заднем плане видна панорама Старой Риги, но больше привлекает правый угол. Там изображённый Дом Колхозников, он же Академия Наук, был достроен только к 1957 году, когда картину народу показали уже с открытием аэропорта в 1954‑ом! Не говоря уж о башни церкви святого Петра, восстановленной только к 1970 году… Изображения по бокам зовут туриста в Юрмалу и Сигулду.

А местных в аэропорт звал его ресторан с поваром-грузином, вносившим некоторое разнообразие в систему рижского общепита. Но не только южная кухня показывала дружбу народов, например, ковры были сотканы на Обуховском комбинате, а VIP-зал украшали гораздо более искусные экземпляры из Китая.

В 1975 году открылся новый аэропорт на другом конце города, а старый получил имя в честь близлежащих лугов и второстепенную роль.

Перспектива определённо есть: с февраля 2012 года здание числится в списке памятников архитектуры[1].

56° 58' 34" N 24° 43' 2" E

latvianaviation.com/Aero_Riga.… — подробная хронология происходившего на аэродроме «Спилве» до Второй Мировой

Болдерая 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Bolderāja
  2. Районы

10 марта 1495 года произошло значительное событие в топонимике рижских окрестностей: магистр Ливонского ордена Вальтер фон Плеттенберг отдал в ленное владение Йоханну Булдрингу земли и нынешнего острова Буллю, и поблизости, на месте нынешнего юрмальского посёлка Булдури. Река с тех пор получила название «Bulderaa»: «Aa» в то время называлось Лиелупе (а также Гауя и ещё множество небольших рек Европы, чьё название происходило от слова, означавшего лишь воду или реку). Так и продержалось название, пройдя века и смены владельцев.

В 1582 году Стефан Баторий ввёл новый налог на ввозимые в город ценности — порторий. Город получал от собранного треть, польское государство — две трети, Болдерае, наверное, доставались лишь проклятия торговцев. Тут уж сильно не разрастёшься. В 1603 году появилось ещё более чудовищное, — для курляндских торговцев, — заведение, называвшееся Болдерайской таможней и взымавшее деньги с посетителей митавского-елгавского порта: ведь у Лиелупе современного выхода тогда не было.

Вскоре, в XVIII веке, появилась скромная Болдерайская усадьба. Не менее значительными для развития посёлка оказались лоцманы, которые поселились здесь, — недалеко от устья, — вместе со своими семьями. Тут же находились их контора и наблюдательная вышка, болдерайские границы зачастую ограничивали и их свободу передвижения; другим отпугивающим свойством профессии были неотменённые телесные наказания. Тем не менее, раз порт нуждался в знатоках фарватеров, число лоцманов росло: в 1854 году царь Николай утвердил устав, где было указано число в 60 человек. Это были подданные Империи, крепкого здоровья, 20—35 лет от роду, с не менее пятилетнего стажем хождения на морских судах.

В то время местность была абсолютной деревней. Важным событием стала прокладка железной дороги в Ригу, что произошло в 1873 году. С 1875 и до 1958 года действовало и пассажирское сообщение. Строили дорогу, разумеется, не в Болдераю, но за постройкой железной дороги последовала индустриализация местности. Закоптили трубы многих заводов, в основном, древообрабатывающих, и к началу ХХ века поселок стал пятым по важности промышленным центром на территории Латвии. При этом вся остальная десятка уже имела статус города, а Болдерая оставалась только посёлком, волостным центром. Во всей волости жило не более восьми тысяч человек.

После войны с согласия населения пошли разговоры о присоединении к Риге. Поначалу к городу не собирались прикреплять остров Буллю, но в итоге добились и его передачи. В первый день 1923 года всей Болдерайской волости не стало. Десять дней спустя вся её небогатая собственность была официально передана городу. При этом «пропал» один шкаф — впоследствии стало известно, что он принадлежал вовсе не волостной управе, а полиции. Пришлось менять множество названий улиц, совпадавших с не только с рижскими, но даже с даугавгривскими: прежде было принято указывать посёлок в адресе. Нелогичная для столицы улица Ригас продержалась аж до 1938 года и только тогда стала Лиелупес.

В новой стране болдерайцам пришлось заново строить промышленность. В частности, открылась древообрабатывающая фабрика «Lignums», прославившаяся бассейном с живым крокодилом прямо у входа в здание администрации. Обычной шуткой стало навести панику, мол, сбежала рептилия! В том же саду, как у Вождя в «Даудери», жила приручённая косуля.

Упрощая морской путь по Буллюпе, в 1926 году почистили, выпрямили и назвали Лоцманским каналом ближайшее к Болдерае ответвление реки. Тогда это было существенным приобретением для судоходства. В домах появились электричество и телефон, в Ригу безработные построили новое шоссе — прозванное Ульманским. Весной и осенью его затопляло, как и прежнее.

29 августа 1952 году Болдерая, наряду с Вецмилгрависом и Яунциемсом, вдруг стала «рабочим посёлком» вне состава Риги, но уже в 1954‑ом — вновь частью столицы. В 1950‑ых годах выросли дома для рабочих нововыстроенного завода силикатного кирпича, а позже — и для другого народа.

В 1947 году на противоположном берегу образовался колхоз «9. Maijs», к которому приписали болдерайских рыбаков; в Болдерае же построили коптильню Рижской сардинной фабрики. Позднее на его месте появился переехавший из Межапаркса Центральный республканский яхтклуб.

57° 19' 4" N 24° 29' 3" E

Торнякалнские виадуки 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Torņakalns
  2. Железная дорога
  3. Мосты
  4. Торнякалнские виадуки
  5. Транспорт
  6. Югендстиль
Виадук на Алтонавас 56° 55' 36" N 24° 48' 3" E

В Торнякалнсе через железную дорогу перекинуты три виадука, которые после окончания строительства считались очень опасными. Суть вот в чём: в начале века в Риге железобетон, вновь изобретённый в конце XIX века, был в новинку, оттого можно понять страх людей, увидевших мосты невероятно лёгкой на вид конструкции. А без них не обойтись, ведь железную дорогу проложили в углублении, преодолевать которое радости никакой не было.

Два из них в 1908—1910 годах построила немецкая с рижским филиалом на Кунгу 1 фирма «Weiß und Freitag»; участвовал и латышский инженер Артурс Трамдахс. В Западной Европе их бы приняли спокойно, но в Риге, где ещё ничего не было построено из нового материала, и тут сразу такое крупное сооружение — даже газета «Rīgas Avīze» писала: «Редкий прохожий осмелится пройти по нему [мосту]». Но скоро привыкли, тем более, что мосты показали свою прочность за долгие годы эксплуатации.

На долю построенного ещё в конце XIX века и существенно реконструированного в 1928 году собрата на улице Фрициса Бривземниека пришлось, пожалуй, гораздо более сложное испытание, чем банальное людское недоверие. По словам корреспондента газеты «Правда» Яниса Британса, случилось оно так:

1930-ые. Виадук на Бривземниека. Изображение с сайта railwaymuseum.lv 56° 55' 49" N 24° 52' 0" E

При свете прожекторов

РИГА, 2 октября [1971 года]. Менее суток потребовалось мостостроителям, чтобы поднять выше путепровод у станции Торнякалнс.

В соответствии с проектом электрификации железнодорожной линии Рига—Елгава под путепроводом требовалось провести новую контактную сеть. Было решено поднять стальную махину при помощи домкратов и установить на новые опоры. Движение было перекрыто поздно вечером. В ярком свете прожекторов приступили к работе бригады Николая Зенича, Павла Иванющенко, Павла Савкина и Александра Якушева. Когда днем через Торнякалнс прошла первая электричка, ее пассажиры даже не догадывались, что старый мост за ночь поднялся значительно выше.

В другой раз мосты поворошили в 1994—1995 годах: на Алтонавас и Бривземниека виадуки подняли примерно на метр каждый, что отлично видно по вросшим в землю соседним домам.

56° 55' 42" N 24° 50' 6" E

http://www.railwaymuseum.lv/dz… — рижские путепроводы через железную дорогу на сайте железндорожного музея
http://forum.myriga.info/?show… — тема о торнякалнских виадуках на «Беседах о Риге»

«Дом со сторожем» 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Дом со сторожем
  2. Жилые дома
  3. Центр
1932 год. Двор «Дома со сторожем». Изображение с сайта forum.myriga.info

Многим знакома скульптура «Ночной сторож Старой Риги» на фасаде дома по адресу Аусекля, 3 — благодаря ей и само здание стало знаменитым. Поэтому о нём и поговорю.

Этот дом строился с 1927 по 1929 год по проекту Павилса Дрейманиса. Его возведение было обусловлено муниципальной программой строительства недорогого жилья в условиях послевоенного кризиса. Так называемые «blokēkas» (блочные дома — не из-за материалов — из-за размеров, поскольку раньше таких больших домов практически не было) радуют глаза рижан также на Яня Асара, 15, Ломоносова, 12 и 2. Интересно, что в этих домах, — в потерявшей две трети населения Риге, — было запрещено селиться семьям без детей.

1930-ые. Детсадовцы возле «Дома со сторожем»

Не была реализована идея строительства двухэтажного бытового-мастерско-офисного корпуса во дворе, где сейчас бомбоубежище. В доме было и остаётся 117 1-4 комнатных квартир. С 1928-го по середину 90‑ых на первом этаже со стороны улицы Аусекля ютился детский сад, планированный на 5 групп и 14 комнат.

Милая скульптура «Ночной сторож» затмила собой ещё несколько, в том числе «Слона» — фонтан во дворе. Над воротами находится рижский герб, обозначающий заказчика строительства. Все эти скульптуры одновременно с постройкой дома создал Рихардс Маурс.

56° 57' 37" N 24° 59' 3" E

Герб Риги 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Герб
  2. Символы города
Герб Риги

Герб Риги возник уже в XIII веке. Самый старый из известных показан на печати города 1225/26 годов. На нём были изображены: стена (самостоятельность города), ключи (покровителя Риги святого Петра), жезл с крестом (подчинение епископу), вокруг изображения – надпись «Sigillum burgensium in Riga manentium» (печать бюргеров Риги). Её использовали не только на документах, но также и для обозначения качества и происхождения товаров: в документах её ставили на воск, при сортировке печать была на ёмкостях с вещами, а качество и происхождение узнавали потом по печати на свинцовых пломбах.

Когда в 1330 году Ригу завоевал Ливонский орден, жезл заменили на орденский крест, в ворота поместили изображение льва и поменяли надпись: «Sigillum civitatis Rigensis» (печать города Риги). Эта печать годилась уже только для важных бумаг, а товары обозначали малым её аналогом: только ключи под орденским крестом.

Затем за храбрость, проявленную при нападении царя Алексея Михайловича, Ригу в 1660 году «наградили» короной на голове льва в воротах герба – кроме Риги, такой чести был удостоен только Стокгольм, столица. Шведский король поставил корону и над обеими башнями, тем самым оказав рижанам особую честь. Малый герб не изменили.

С 1554 года два льва держали герб Риги, пока в 1788 году указом Екатерины II официально не утвердили новое изображение. Неофициально, но в быту, уже с самого завоевания считалось, что в гербе Риги щит держат половинки орла, а корона над воротами – российская.

В независимом государстве герб столицы, конечно же, не мог носить признаки бывшего правителя, поэтому в 1922 году герб Риги снова был заменён, теперь – на герб 1660 года. Староновый вариант Сейм утвердил 1 декабря 1925 года.

В 1967 году под руководством архитектора И. Страутманиса была выработана эмблема Риги – стилизованные ворота с ключами и пятиконечной звездой на фоне флага Латвийской ССР.

22 апреля 1990 года был восстановлен герб 1925 года, которым мы пользуемся до сих пор.

http://geraldika.ru/symbols/42… – статья об истории городского герба.

Госпиталь святого Георгия 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Больницы
  2. Госпиталь святого Георгия
  3. Центр
Фото 2007 года

В 1220 году епсикоп Альберт основал приют для немощных и больницу, принадлежащую Рижскому епископу (позднее — архиепископу). После Реформации его передали городу.

Сначала он находился в городе, затем его вынесли за его пределы, к горе Куббе. Там он процветал. Кстати, при прокладке новых улиц после снесения крепостных валов его не забыли и дали одной улице имя Георгиевской, по‑латышски — Юра. Правда, в 1923 году добавили и фамилию — Алунана. И всё бы ничего, да в 1772 году случился «холодный пожар», когда для создания эспланады потребовалось сносить дома близ городских укреплений. На этой территории находился и госпиталь, которому пришлось несладко. Но всё равно у него оставались земли и недвижимость. Ведь уже в 1744 году было выстроено деревянное здание на улице Торня, а сохранившееся до сих пор каменное на улице Кунгу 34 возвели в 1753-54 годах. Последнее в 1845 году достроил до двух этажей Иоганн Фельско.

В госпитале могли (на 17 апреля 1651 года) содержаться 150 взрослых и немногим более 10 детей. В 1802 году в нём было 70 мест, в 1881 — уже 105.

Фото 2007 года

Требования для приёма новых членов год от года к году становились всё более строгими. Если вначале госпиталь принимал любого, то потом — только лютеран, а под конец — только обедневших купцов и ремесленников соответствующих гильдий.

Время шло и госпиталь терял могущество. Его шесть раз разрушали. Он был вынужден продавать и сдавать в аренду свои земли. Для нищенствования уже не нужно было от него получать нагрудный знак. Закономерно, что в 1936 году он (как и многие другие приюты, напоминавшие Карлису Улманису о старой, немецкой Риге) закрылся. Его здания сохранились, и рельеф «Святой Георгий в борьбе со змеем» напоминает о прежнем назначении зданий в конце улицы Кунгу

56° 56' 43" N 24° 66' 4" E

Агенскалнс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Āgenskalns
  2. Районы

Первое известное здание будущего Агенскалнса и всего левобережья было построено в 1226 году — это мельница святой Марии, примерно через столетие появились и первые усадьбы рижан, их поля и натуральные хозяйства, имущества городских монастырей. Только тогда это ещё не был Агенскалнс: отставной судья по фамилии Аген поселился в своей усадьбе лишь в XVII веке. Его потомки уже подыскивали себе другое место проживания, а в Агенхофе жил то господин Граве, то господин Шварц, давший построенному в 1850 году небольшому домику на углу Кришьяна Валдемара и Даугавгривас последнее название — Шварценгоф. А посёлок всё время так и оставался горой имени старинного вершителя судеб.

Он возник одовременно с усадьбой у пересечения улиц Нометню, Межа и Сетас, а уже в конце того века там существовала одна из трёх латышских школ Пардаугавы. В 1697 году там была оборудована городская печь для обжига кирпича — главный поставщик стройматериалов для домов внутренней Риги. Одновременно там могли делать 40 000 кирпичей: для сравнения, подобное учреждение в Елгаве ограничивалось только 25 000. С XVIII века на месте нынешней больницы имени Страдыня имелось Лагерное поле, где находились летние лагеря рижского гарнизона, которые исчезли ещё в 1880‑ых годах, но оставили след в виде улицы Легеру, ныне знакомой нам как Нометню.

Улица Ауглю 56° 56' 18" N 24° 47' 0" E

Войны не щадили рижские предместья: 11 раз их пожирали языки пламени с 1599 по 1812 год, а ведь были пожары и ранее, и большинство не делало исключение для Агенскалнса. Тем не менее, посёлок рос, и в 1853 году в Агенскалнсе было в 2,5 раза больше построек, чем в 1788 году: 294 и 112 соответственно, а к концу 19 века застройка дошла уже до Тукумской железной дороги. В ту далёкую пору центром района считалась площадь около перекрёстка улиц Калнциема и Даугавгривас, где находилась переправа. Неподалёку был также Агенскалнский парк, любимое место отдыха рижан, а рядом с ним находились рыночная площадь и почтамт на улице Сетас. Примерно там же, в начале улицы Даугавгривас, располагался второй полицейский участок Риги, а также многочисленные кабаки и трактиры.

В конце 19 века стала складываться регулярная планировка кварталов, которая поныне усматривается в районе улицы Баложу. Думали о выпрямлении улиц и перед Первой Мировой войной, даже был построен один семиэтажный дом, рассчитывая на продление улицы Нометню. Так он и стоит, как чужак, выходя своим фасадом во двор, а брандмауэром — к улице.

Блокированные дома на Лиепаяс 56° 55' 47" N 24° 40' 3" E

Нынешний центр района возле Агенскалнского рынка стал образовываться на стыке веков. Уже в 1890 году на улице Херманя был построен Сиротский дом, в 1910 году — 2-ая городская больница (ныне больница имени Страдыня), в тот же период возвели новые павильоны рынка и католическую церковь святого Альберта (1900 год, архитектор Оскар Бар) на улице Лиепаяс, возле которой позже появились одни из двух межвоенных примеров блокированных домов Риги. В 1905 году по улице Шонеру (ныне Бариню) пустили маршрут трамвая. Единство Агенскалнса нарушило продолжение улицы Слокас до Шонеру в 1930 году. Оживленное движение искусственно разрезало район на две части.

Однако бóльшие перемены Агенскалнс пережил уже после войны, когда на месте Агенскалнского леса был построен жилмассив Агенскалнские сосны, а многие фабричные корпуса, появившиеся в XIX веке вместе с самими производствами, дополнены некрасивыми пристройками (хотя, конечно, трудно судить, были ли старые корпуса пригляднее).

В состав Третьего, Митавского, предместья Агенскалнс вошёл 24 декабря 1786 года с севера и в 1828 году южнее, возле улиц Маза Нометню и Марупес.

56° 56' 16" N 24° 44' 4" E

http://www.arhivi.lv/sitedata/… — каталог выставки об Агенскалнсе и Засулауксе

Телекомплекс 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Zaķusala
  2. Высотные здания
  3. Телевещание
  4. Телекомплекс

Самым интересным объектом на островах, несомненно, является телебашня. Строили её десять лет, перед этим долго искали подходящее место: Югла, Берги… В конце концов нашли Закюсалу: место довольно низкое, но градостроительно привлекательное. Проектировали конструкцию в Государственном институте проектирования связи СССР, строили местные, когда Гунар Асарис выбрал проект из предложенных. Получившееся впечатляет: высота в 368 метров в Европе уступает лишь Останкинской и Киевской телебашням, а в глобальном масштабе выдвигает вышку на одинадцатое место.

Сама башня полностью металлическая, но основание железобетонное: сваи забиты на глубину 24—27 метров в доломит. Рассчитана даже возможность землетрясения силой в 8,5 баллов по шкале Рихтера и, конечно, наводнений, ведь средняя высота острова всего 6—7 метров над уровнем моря; устоит она и перед ураганом в 44 м/сек. Любая высокая башня наверху раскачивается, у рижской телебашни эта амплитуда невелика из-за десятитонных противовесов, расположенных на высоте 198 метров. В зависимости от температуры воздуха высота сооружения может изменяться на 2,4 метра в сутки. На антикоррозийное покрытие ушло 61 тонна краски, которой металлическое покрытие обработали ленинградские альпинисты.

Эскиз проекта двух небоскрёбов

Вещание новая телебашня начала в 1986 году, полностью все работы завершились в 1990 году. За два года до того на другом конце острова поспел и небоскрёб телевизионщиков. Тогда было намерение к построенному 23-этажному зданию симметрично примкнуть и 27-этажный корпус под нужды радио, недаром теленебоскрёб получил адрес «набережная Арвида Пельше, 5». А ныне и ставший номером три дом оказался невостребованным, ведь затраты на его содержание огромны, а самих сотрудников телевидения с ростом технического прогресса стало в три раза меньше — потому и ищет руководство LTV возможность перебраться куда-нибудь.

У съезда с Островного моста в землю вкопаны бетонные глаза в память о событиях 1991 года.

56° 56' 8" N 24° 68' 5" E, 56° 55' 26" N 24° 82' 1" E

http://www.tvtornis.lv — сайт телебашни — история, фотографии, информация о возможностях посещения
http://anton.world.lv/sakarup/… — статья о телебашне в журнале «Sakaru pasaule»

Церковь святого Франциска и парк Миера 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Кладбища
  2. Московский форштадт
  3. Сады и парки
  4. Храмы
  5. Церковь святого Франциска

Шведский король Густав II Адольф, завоевав Ригу в 1621 году, решил прогнать из города всех католиков, заставить их отдать лютеранам все храмы и не возвращаться. Сто лет так и было, но в 1721 году Пётр Первый приказал выделить им одно место для служб. Магистрат повиновался — что ещё оставалось делать — и выделил старый деревянный домик возле свалки мусора за палисадами. Но теперь они были довольны и этим, поэтому, построив небольшую капеллу, там молились вплоть до конца XIX века. Её остатки до сих пор видны за зданием по адресу Католю, 14 — католическим госпиталем, памятником архитектуры классицизма. В основном, рижскими католиками занимались францисканцы, поэтому нетрудно объяснить выбор покровителя церкви.

Изображение с сайта maskfor.lv

Возле церкви открыли кладбище, единственное в Риге, предназначенное для этой конфессии, просуществовало оно до 1879 года. За это время успел скончаться приехавший в Ригу в гости к дочери, примадонне рижского театра, известный немецкий композитор Конрадин Крейцер — это случилось в 1849 году. Первоначальное надгробие — белый мраморный крест — не сохранилось, поскольку в 1913 году скульптор О. Ферст создал новое — два камня друг на друге, сверху ещё один пирамидальной формы, увенчанный крестом. На камне находится медальон с портретом композитора, а на кресте находится надпись «Conradin Kreuzer».

Рига 1889 года уже не была так стеснена религиозными рамками, католицизм пробрался даже в старую часть города в лице церкви Скорбящей Богоматери, поэтому не было препятствий возводить современный, большой и солидный костёл. Работу над проектом поручили инженеру Флориану фон Вигановскому. Вскоре возвели стены, провели центральное отопление, рижский мастер Габленц выковал всё, что требовалось, художники написали картины для алтаря (одну — автора Якоба Миттенлейтера — нашли с 1795 года), и церковь можно было освящать, что и сделали в 1892 году.

Алтарь в саду поставили в 1929 году, после открытия верующие прошли торжественным шествием по улицам Риги.

Долгая история Католической семинарии в Латвии с конца Второй Мировой войны продолжалась возле церкви свтого Франциска. Сначала она работала в доме №14 по улице Католю, но его вдруг в 1951 году национализировали для нужд 61-ого детского сада. Для учёбы выделили соседний приходской дом №16, но и его спустя десять лет забрало государство, оставив семинарии только 230 м², не занятых 36‑ым домоуправлением. Было очевидно, что помещений не хватает, хотя после 1977 года рижская семинария получила статус всесоюзной и право принимать учащихся из всех республик, кроме Литвы, где подобное учебное заведение уже работало в Каунасе. Расширение начали с реконструкции старого сарая, получив 613 м². Затем (1988-1992) построили и новый корпус, где появилась и единственное в Риге культовое помещение, построенное при советской власти — небольшая часовенка.

То кладбище, о котором речь шла в начале статьи, ныне большинство рижан воспринимают как обыкновенный парк Миера, то есть Покоя, как напоминание о прежнем использовании территории. Между тем, ещё в 1908 году, при создании сада, садовнику Куфальдту напомнили о санитарных правилах, запрещавших на кладбищах какое‑либо строительство, а в том случае — кафе; с большими усилиями возвели домик сторожа. Увеселительные мероприятия вроде вечеров танцев или концертов тоже пресекались.

Пришедшему на смену Куфальдта Андрею Зейдаксу правила уже не мешали из-за истечения срока давности — ведь о кладбище вспоминали к 30‑ым годам ХХ века совсем немногие, зато им пришлись по душе эстрада на 5 000 слушателей, площадка для загара, песочница — каждому своё. После развлечения полезно подумать о смерти, решили проектировщики, и в 1927 году поставили скульптуру Рихарда Маурса «Memento mori».

Когда-то церковь святого Франциска была единственная, сохранившая традицию звонить три раза в день: на рассвете, в полдень и на закате, однако те, кто предпочитал утром выспаться, вынудили от первой части отказаться.

56° 56' 41" N 24° 81' 5" E

Кипсала 1

Saruna 1
Atbildes 0
  1. Ķīpsala
  2. Острова
  3. Районы

Кипсала имеет 2,7 километров в длину и 0,5 км. в ширину. Она находится на уровне 3–5 метров над уровнем моря, причём самая высокая часть Кипсалы — Баласта дамбис. Это сооружение получилось из балласта, которым чаще всего служили мешки с песком, который суда выбрасывали, наполняясь в нашем порту товарами. Рига, как установили биологи, обогащалась и иноземными видами растений, выросших из случайно попавших в балласт семян: некоторые из них больше в Риге нигде не встречаются. Ранее, до начала ХХ века, остальное пространство было низко и равнинно. Потом его подняли, однако Баласта дамбис оставался главной и самой ухоженной улицей острова: она единственная была мощёной, к тому же она была самой густонаселённой дорогой Кипсалы. Интересно, что на этой дамбе дома имели, за исключением построек 1 и 3 в конце пути, только чётные номера, а с нечётной стороны текла Даугава.

До Балластной дамбы существовала другая, более старая. Её по личному поручению Екатерины Второй спроектировал капитан артиллерии фон Вейсман для углубления Даугавы. К сожалению, ей не повезло, первый паводок уничтожил её. Остались лишь деревянные колья в Даугаве справа при съезде с Вантового моста.

Кипсала слилась в один остров сравнительно недавно, процесс объединения закончился только в начале ХХ века. До этого же её делили на Мазу Кливерсалу, Пелду салу и Жагарсалу. Ранее, в XVIII веке к последней примкнула Дарвас сала. Своё название, по основной версии, слившийся остров получил от крестьянина Яниса Кипа, который там построил несколько складов.

Поскольку Кипсалу населяли в основном рыбаки, то и улицы получили соответствующие названия: Якорная (Enkuru), Чайковая (Kaiju), Матросская (Matrožu) и другие, тем подобные. Успешные рыбаки основывали на родном острове различные предприятия, связанные с морем, например, по переработке рыбы. Конец XIX века, как и большинству других районов, принёс острову и иную промышленность в виде гипсовой фабрики и соответствующего названия улицы Гипшу.

Так как ближе всего к густонаселённой середине острова находился Ильгюциемс, то через Зундс была устроена паромная переправа. Сегодня Кипсалу с материком соединяют два больших моста и один меньший, а часть бывшего Понтонного моста, некогда соединявшего и Кипсалу с другим берегом, стоит на пристани возле Вантового моста.

На всём протяжение ХХ века градостроители рассматривали район в качестве полигона для испытания идей современного строительства. Во вском случае, традиционная застройка их не устраивала. Впервые эту идею озвучил Арнольд Ламзе в 20‑ых годах ХХ века. Его предложение включало в себя правительственный комплекс на юге и индустриальную выставку с подъездными железнодорожными путями из Ильгюциемса на севере острова. Однако политики отнеслись к такой идее скептически уж хотя бы из-за плохого сообщения с центром. В 60‑ых предлагалось освоить остров путём построки морского пассажирского порта и филиала Ленинградского института инженеров морского флота. На юге провалилась затея строить однообразные жилые пятиэтажки, вместо них архитекторы К. Алкснис и Д. Даннеберга спроектировали здания РПИ, теперь РТУ. Всё-таки проект был осуществлён не полностью и студенты заняли лишь ранее пустовавшую часть планируемой территории, а не весь остров.

Кстати, примечательна Кипсала ещё и тем, что там, в университетском городке, находится географический центр Риги.

56° 57' 12" N 24° 48' 3" E